Среда, 29 марта 2017
Политика 15 октября 2010, 00:18

От ядерного сдерживания к общей безопасности

2010 год ознаменовался важными событиями в сфере ядерного разоружения и нераспространения, что благоприятно сказалось на укреплении международной безопасности

Июль 1946 года, атолл Бикини в Тихом океане. США испытывают атомную бомбу. Всего с середины 1940-х годов ядерные державы произвели более двух тысяч испытаний (фото: AFP)

Евгений Примаков, Председатель правительства РФ (1998-1999 гг.), Министр иностранных дел (1996-1998 гг.), Академик, член Президиума РАН

Игорь Иванов, Министр иностранных дел РФ (1998-2004 гг.), Секретарь Совета безопасности (2004-2007 гг.), Д.и.н., профессор МГИМО

Евгений Велихов, Президент Российского научного центра "Курчатовский институт", Академик, член Президиума РАН

Михаил Моисеев, Начальник Генерального штаба, первый заместитель министра обороны СССР (1988-1991 гг.), Генерал армии

2010 год ознаменовался важными событиями в сфере ядерного разоружения и нераспространения, что благоприятно сказалось на укреплении международной безопасности.

Президенты России и США подписали в Праге новый Договор по СНВ. В случае его ратификации стратегические отношения между двумя ядерными державами станут более устойчивыми, транспарентными и предсказуемыми.

Многосторонний саммит по ядерной безопасности, состоявшийся в Вашингтоне, принял решения по улучшению сохранности ядерных материалов в мире.

Очередная обзорная Конференция по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) завершилась успешным принятием итогового документа о путях упрочнения договора, его режима и институтов.

Все это, несомненно, весьма полезные шаги. Однако они пока не затрагивают стратегическую ядерную идеологию - взаимное ядерное сдерживание. Между тем парадокс ядерного сдерживания состоит в том, что оно по большей части обращено к угрозам прошлого века, в то время как вероятность крупномасштабного вооруженного конфликта между великими державами и их союзниками в современных условиях глобализации и многополярности близка к нулю.

Вместе с тем ядерное сдерживание бессильно против новых угроз XXI века: распространения оружия массового уничтожения (ОМУ) и средств его доставки, международного терроризма, этнических и религиозных конфликтов, трансграничной преступности и пр. Хуже того, ядерное сдерживание в ряде случаев подстегивает процессы распространения ОМУ и ракетных технологий или мешает более глубокому сотрудничеству великих держав в борьбе с такими угрозами (совместное развитие систем ПРО).

Для того чтобы ядерное сдерживание не препятствовало взаимодействию ключевых игроков на мировой арене, нужно путем договоров понижать уровни вооружений на основе принципа минимальной достаточности, укреплять стратегическую стабильность в контексте обеспечения равной и неделимой безопасности для всех, исключить возможность первого ядерного удара или пуска ракет из-за технической неисправности и ошибочной оценки намерений другой стороны, или дефицита времени на принятие решения политического руководства. Новый Договор по СНВ отвечает этим целям, но многое в этой сфере еще предстоит сделать.

Следующий этап ядерного разоружения не может быть исключительно двусторонним. Потребуются ограничения и меры доверия применительно к третьим ядерным державам. В отличие от США геостратегическое положение России делает ее досягаемой для всех ядерных государств, что не может не учитываться при дальнейшем глубоком ядерном разоружении.

Концепция ядерного сдерживания стала непреодолимым препятствием на долгом и нелегком пути всеобщего ядерного разоружения. Не секрет, что в США, России и других странах имеются не только сторонники, но и противники процесса ядерного разоружения. Кто-то просто не может избавиться от идеологических стереотипов "холодной войны". Но немало и тех, кто высказывает вполне конкретные и не лишенные оснований опасения в связи с этим процессом. От таких доводов нельзя просто отмахнуться - их следует самым серьезным образом учитывать, чтобы последовательно снимать реально существующие препятствия на пути дальнейших глубоких ядерных сокращений.

В России, например, по-прежнему широко распространено мнение, что ядерный потенциал страны является главным атрибутом российского статуса великой державы, без которого США и другие страны не будут считаться с ее внешнеполитическими интересами.

Мы убеждены, что статус России в окружающем мире будет обеспечиваться, главным образом, модернизацией экономики, ростом жизненного уровня, социально-политическими правами и свободами граждан, развитием науки и культуры. Но пока в международных отношениях используется угроза "проецирования силы" и ее прямое применение, Россия будет вынуждена сохранять достаточный военный, в том числе ядерный, потенциал - для защиты себя и своих союзников, отстаивания своих законных интересов.

Таким образом, путь к ядерному разоружению лежит через рост доверия между государствами и укрепление международной безопасности и стабильности. Администрация Барака Обамы провозгласила курс на многосторонность действий в обеспечении международной безопасности, укрепление ее правовых норм и действующих институтов, приоритетность дипломатии в решении спорных проблем, равноправное партнерство с Россией. Важно, чтобы эти принципы были реализованы в практической внешней политике США и их союзников.

Это касается и ПРО, и обычных вооружений, и стратегических носителей в неядерном исполнении, и планов милитаризации космоса. На этих и других направлениях в сфере ограничения вооружений в ближайшее время потребуются дополнительные далеко идущие меры укрепления доверия.

Размышляя о долгосрочной перспективе, мы пришли к мнению, что мир без ядерного оружия - это отнюдь не нынешний мир минус ядерное оружие. Нужна международная система, построенная во многом на иных принципах и институтах. Мир, свободный от ядерного оружия, не должен стать миром, свободным для войн с применением других видов ОМУ, обычных вооруженных сил, новейших неядерных вооружений и систем на новых физических принципах.

При этом речь идет не только о больших войнах, но и о локальных конфликтах. Ведь малые страны сейчас смотрят на ядерное оружие как на средство нейтрализации огромного превосходства ведущих держав по обычным вооружениям. Именно в этом заключается один из стимулов ядерного распространения на региональном уровне, порождающий угрозу ядерного терроризма. Устранение таких опасностей требует создания надежных механизмов мирного решения как больших, так и локальных международных и трансграничных конфликтов.

Поэтому реализация идеи ядерного разоружения, которая должна оставаться стратегической целью, возможна лишь в контексте глубокой реорганизации всей международной системы.

Это, безусловно, поможет решению и других ключевых проблем XXI века, связанных с глобальной экономикой и финансами, энергообеспечением, экологией, климатом, демографией, эпидемиями, трансграничной преступностью, религиозным и этническим экстремизмом.

В таком контексте ядерное разоружение не столько самоцель, сколько одно из важнейших направлений, предпосылка и способ реорганизации международной жизни на более цивилизованной основе в прямом смысле этого понятия и в соответствии с велением наступившего столетия.

Наверх
Реклама

Мнения

Наверх