Среда, 29 марта 2017
Культура 25 января 2013, 13:26 Сергей Уваров

Михаил Галустян: «Я играю человека, плохо играющего Элвиса Пресли»

Актер и телеведущий — о российском кино, азартных играх и безобразиях в интернете

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Динар Шакиров

В российском прокате — приключенческая комедия «Билет на Vegas» Гора Киракосяна. Михаил Галустян сыграл в фильме роль афериста и выступил сопродюсером. С актером и телеведущим встретился корреспондент «Известий».

Почему вы решили взвалить на себя и актерство, и продюсирование?

— Потому что мне интересно. А с другой стороны, я как актер не могу вносить коррективы в картину, а как продюсер — могу. Часто бывало, что мне предлагали картины, я хотел принять в них участие, но меня не всё в них устраивало. И было принято решение, что мне надо еще и продюсировать, чтобы у меня было больше полномочий.

Ваш персонаж — пародия на Элвиса Пресли. Почему именно он?

— Почему Элвис, а не Ленин? Дело в том, что в Лас-Вегасе много кто одевается в двойников Элвиса и ходят-фотографируются на улице за символическую плату. Как у нас на Красной площади двойники Ленина и Сталина. Ну и Элвис — довольно-таки яркий персонаж, с ним ассоциируется Лас-Вегас, где он много выступал.

Но ведь Элвис совсем на вас не похож.

— В этом и прикол. Я должен был играть человека, который плохо показывает Элвиса Пресли. И это была очень серьезная актерская задача — чтобы зритель не подумал, что я плохо играю, а понял, что я играю человека, который плохо играет Элвиса Пресли.

В фильме снимался Дэнни Трэхо. Как удалось привлечь голливудскую звезду?

— Он проиграл мне в карты и за это снялся у меня в картине. Шутка. Образ его героя соответствовал его амплуа — это один из основополагающих моментов. Кроме того, гонорар. И, я думаю, ему понравился сценарий. К тому же российский кинорынок набирает обороты, а Дэнни Трэхо здесь очень  востребован.

Этот проект ориентирован на российский рынок?

— Если будет хороший прокат по России, то не исключен прокат в Европе и локально — в Америке.

Фильмы с вашим участием стабильно имеют успех в прокате, но получают разгромные рецензии и оценки зрителей на интернет-порталах. Как вы это объясните?

 Если вы будете читать пользовательские рецензии на этих сайтах, они, как правило, будут начинаться с фразы «Я ненавижу российский кинематограф, и вот моя рецензия на российский фильм». Ну, друг, это необъективная оценка. Понятно, что мы любим хаять наше, и я — не исключение. Мне тоже не нравится российский кинематограф. Конечно, он хуже, чем американский, голливудский.

Ну не во всем же. У нас есть очень сильное авторское кино.

— Авторское кино не востребовано. Зритель не хочет выходить из кинотеатра и два дня потом не спать, потому что все герои умерли. Да и я не хочу. Я не хочу долго думать. Я хочу прийти с женой, съесть попкорн, посмотреть фильм, получить удовольствие, выйти в приподнятом настроении и идти дальше. Авторское или фестивальное кино я смотрю не в кинотеатре, а дома или в офисе. Там, где можно сосредоточиться, подумать, если что не понял — перемотать, посмотреть еще раз. Но это не коллективный поход. Зрительское кино — это больше развлечение.

В вашем фильме герои выигрывают в лотерею. Как вы считаете, тема внезапной халявы российской публике близка?

— Это любимая тема. Наш народ любит халяву.

Это именно наша специфика?

— Я не жил в других странах, но я понимаю, что у нас очень любят, когда неожиданно, случайно подфартило. «Я не хочу зарабатывать, я хочу получить наследство или выиграть в лотерею». Вот так. Люди понимают, что если они будут работать, с ними такая история, как в фильме, не случится.

Вы сами играли в Лас-Вегасе в казино?

— Разумеется.

И как?

— С переменным успехом. Цель — не выиграть, а провести время с удовольствием. Я выделил из своего бюджета определенную сумму, которую я был готов в итоге потратить. То есть если бы я выиграл $20 тыс., я бы все равно эти деньги там оставил, потому что это легкие деньги. Они пришли легко, должны легко и уйти.

Вы активный интернет-пользователь, ведете Twitter, Instagram. Зачем вам это?

— Прежде всего это нужно мне лично. Twitter — это мой личный микроблог, в котором я пишу для себя, чтобы потом — в 2015 году, например — залезть и посмотреть: интересно, что я писал в 2010 году 6 мая? Ну и, как оказалось в итоге, это своего рода средство массовой информации. У меня больше миллиона подписчиков. Поэтому, например, можно всегда опровергнуть какое-то СМИ, которое выпустило неудачную статью или приписало мне слова, которые я не говорил.

Как вы относитесь к попыткам законодателей урегулировать эту интернет-область?

— Очень хорошо отношусь. Просто нужно это аккуратно делать. В моем детстве не было интернета, каждый человек тогда нес ответственность за свои слова. А сейчас можно зайти под «левым» аккаунтом и написать всем гадости. Я считаю, что каждый аккаунт должен быть привязан непосредственно к человеку. Везде. То есть, грубо говоря, если в Facebook кто-то написал какую-то плохую вещь, не получилось так, что этот человек потом скажет: «А это не я написал». Нет, друг, это твой аккаунт, тут есть твои паспортные данные, это ты написал. Вот я считаю, нужно стремиться к этому.

Регистрация в интернете должна быть по паспорту? Это китайский путь.

— Еще раз повторюсь: я призываю к тому, чтобы каждый человек нес ответственность за свои слова и действия не только в реальной жизни, но и в интернет-пространстве. Я не знаю, какой путь для этого надо избрать, но вседозволенность, переходящая зачастую границы этики, должна пресекаться. 

Вы были доверенным лицом Путина на президентских выборах 2012 года. Как вы сейчас оцениваете это решение? 

— Неожиданный вопрос в контексте интервью о фильме. С удовольствием поговорю на эту тему, если в будущем переквалифицируюсь в политического обозревателя.

Артисты вообще должны высказываться на политические темы? Или им лучше не затрагивать эту сферу?

— Я думаю, нужно высказываться, когда невозможно не высказаться. Артист — такой же гражданин своей страны, как и любой другой человек. Если у него есть внутренняя потребность заявить во всеуслышание о своей позиции, он может это сделать.

Наверх
Реклама

Мнения

Наверх