Новости, деловые новости - Известия
Среда,
17 сентября
2014 года

Американский Горбачев для российского Рейгана

Политолог Борис Межуев — о том, может ли Барак Обама превратить «перезагрузку» в «перестройку»

Американский Горбачев для российского Рейгана

Борис Межуев. Фото: ИЗВЕСТИЯ

44-й президент США Барак Обама выступил во вторник с ежегодной речью о положении в стране перед американским конгрессом. Обычно такая речь произносится в январе на совместном заседании двух палат конгресса. Однако в инаугурационный год выступление президента переносится на февраль.

В нынешней речи главы государства не было ничего сенсационного. Интриг было две. Накануне в СМИ просочились сведения о том, что Обама посвятит значительную часть своего выступления вопросам ядерного разоружения. Однако ничего подобного в речи президента не содержалось. Вторая ожидаемая сенсация все-таки случилась. Обама впервые выступил не как объединитель, не как творец бесконечных компромиссов, а как последовательный либерал и твердый противник консервативного большинства республиканской партии. Он требовал увеличения налогов, настаивал на сохранении важных социальных программ, призывал к ограничению свободного доступа оружия, поименно перечислив некоторых жертв Второй поправки, наконец, и это, наверное, самое главное, он пообещал вывести войска из Афганистана в 2014 году и фактически подвел черту под 12-летней войной с мировым терроризмом.

Дело даже не только в том, что Обама сказал о том, что «Аль-Каида» или какая другая организация с соответствующими целями больше не угрожает США, президент дал понять, что для США уже нет необходимости в очередной военной интервенции ради предотвращения террористической угрозы. По отдельным оговоркам Обамы можно даже сделать вывод о том, что давление на сирийский режим будет носить исключительно дипломатический характер и вмешательство в гражданскую войну в Ливии на стороне повстанцев не станет прецедентом для аналогичного разрешения сирийской ситуации.

В общем, Обама зашел уже слишком далеко, чтобы заслужить ненависть неоконсерваторов и империалистов у себя дома и тех, кто за пределами США так надеялся на помощь извне. Выданная в кредит Нобелевская премия мира тому причиной или собственные убеждения хозяина Белого дома, но, похоже, Обама и в самом деле оправдывает титул «американского Горбачева», который почему-то все перестали использовать ровно тогда, когда для такого сравнения начали появляться подлинные основания.

И в самом деле, аналогии поразительные. Горбачев вывел войска из Афганистана на пятый год своего пребывания у власти, Обама собирается сделать то же самое, причем тоже спустя пять лет после своей первой инаугурации. Горбачев призвал к сокращению ядерного потенциала, пойдя на ряд односторонних уступок по отношению к США. Обама, конечно, не делает таких уступок, да и кто позволит ему их сделать, но тем не менее продолжает и даже инициирует трудный для него диалог с Москвой в области сокращения вооружений.

Обаме, очевидно, не слишком импонирует Путин, едва ли Горбачеву Рейган нравился намного больше. Рейган всё время хотел увидеть в Горбачеве не секулярного марксиста, но в глубине души очень верующего человека, не исключено, что и для Путина Обама — слишком либерален, в том смысле, что слишком секулярен. Полагаю также, что у него слишком много причин остерегаться Обамы и подозревать, что вся его «перезагрузка», которая всё более напоминает нашу «перестройку», представляет собой какую-то скрытую «разводку».

Но республиканское окружение Рейгана примерно так же поначалу приняло Горбачева. Как пишет в своем замечательном исследовании «Бунт Рональда Рейгана» американский политический журналист Джеймс Манн, все гуру так называемого реализма — и Киссинджер, и Никсон, и генерал Скоукрофт — все, кто прекрасно находил общий язык с консервативным Брежневым, все они призывали Рейгана опасаться молодого и популярного Горбачева и не вступать с ним в далекоидущие переговоры. И уж тем более не поддаваться на зловещее обаяние либерального генсека. Рейган отверг все эти советы, совершил революцию в своем собственном окружении, пошел на сближение с горбачевским СССР и в конце концов выиграл холодную войну.

Сегодня Путину также советуют со всех сторон бояться каких-то страшных провокаций со стороны «отступающего» Обамы, побуждают видеть в самом его «отступлении» какой-то хитрый и лукавый маневр, который, только на него поддайся, тут же приведет к обрушению России и приходу к власти «болотной» оппозиции. Любопытно, что некоторые из тех, кто сегодня так «боится» Обамы, еще вчера призывали к «разрядке» с младшим Бушем как с меньшим злом по отношению к демократам, союзу Сороса, Фукуямы и Бжезинского.

Мы так боялись повторения «перестройки» у себя дома, что не поверили ее началу за океаном, обусловленному теми же причинами, которыми она была вызвана в СССР, — имперским перенапряжением, требованием сократить военные обязательства для решения текущих экономических и социальных проблем. «Полковник Васин приехал на фронт со своей молодой женой, полковник Васин собрал свой полк и сказал им: пойдем домой», — пел когда-то Борис Гребенщиков, и что бы потом не говорил автор, все понимали, о ком и о чем здесь идет речь. «Этот поезд в огне, нам не на что больше жать», — пелось в той же знаменитой перестроечной песне. Вот мы и достигли такого момента, когда Америке стало «не на что жать» и возникла необходимость на время «отступить», чтобы не увязнуть в бесконечной войне за всё более призрачный образ бесконечного мира. Это не значит, что США ожидает территориальный распад, экономический обвал, что эта страна сойдет с позиции сверхдержавы, даже единственной сверхдержавы. Речь идет пока только о временном отходе на заранее заготовленные позиции, а не о паническом бегстве, во что мы сами превратили свою собственную «эпоху перемен».

И сегодня для лидера нашей страны прекрасный шанс — сыграть роль российского Рейгана. Не отталкивать протянутую руку чуть ослабевшего партнера, уже не стесняющегося признаваться в собственных немощах и недугах.

А если позволить себе дать простор фантазии, то следовало бы утопить американского президента в атмосфере всеобщей любви к нему в России, ну хотя бы для того, чтобы сделать его… более расположенным к нашей стране и более чувствительным к ее интересам. Насколько полезна была бы для России «обамамания», можно сделать вывод хотя бы из того, какую пользу извлекла Америка и Европа из внезапно охватившей ее население «горбимании». Конечно, Россия не умеет любить по заказу, поэтому здесь нельзя допускать лицемерия. Здесь нужны искренние чувства, но как бы они были полезны сегодня.

Известия // среда, 13 февраля 2013 года

Американский Горбачев для российского Рейгана

Американский Горбачев для российского РейганаПолитолог Борис Межуев — о том, может ли Барак Обама превратить «перезагрузку» в «перестройку»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости сюжета «Россия – США»:

реклама

Интервью

Алексей Громыко

замдиректора Института Европы РАН

Интервью

Рауль Хаджимба

новый президент Абхазии

реклама