Суббота, 27 мая 2017
Культура 19 февраля 2013, 16:04 Михаил Марголис

Олег Митяев: «Наше дело — построить, а там будь что будет»

Интервью

Знаменитый бард — о светлом прошлом, встрече с Путиным и значении авторской песни

Олег Митяев. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин

С 19 по 21 февраля наиболее успешный на сегодняшний день отечественный бард Олег Митяев даст три сольных концерта под названием «Дружба — понятие круглосуточное». На первом из этих выступлений он попутно отпразднует свое 57-летие. Накануне события Митяев встретился с обозревателем «Известий» Михаилом Марголисом 

— Ты специально подгадал начало серии московских концертов к дню рождения?

— Да. Трудовые будни — праздники для нас. После выступления выпьем по рюмочке с друзьями. И достаточно — не юбилей же.

— Только что в твоем родном в Челябинске произошло резонансное событие, вызванное, как говорят, падением метеорита. Некоторые сомневаются, в метеорите ли дело. Ты слышал разные версии?

— Версий много, но я, наверное, склоняюсь к официальной. Мне прямо тем же утром, когда все случилось, позвонили друзья из Челябинска с просьбой разобраться в этом вопросе. Я стал по своим каналам собирать данные, и оказалось, что это все-таки метеорит. 

— А как ты «собирал данные»? 

— Спрашивал у разных столичных генералов, с которыми знаком. Это большое счастье, что некоторые наши высокопоставленные военные любят хорошие песни. 

— Как у Высоцкого: «Меня к себе зовут большие люди, чтоб я им пел «Охоту на волков».

— По-разному бывает. Я очень дорожу их дружбой, поскольку они профессионалы своего дела.

— Возможно ли нынче инициировать некий проект, способный поднять новую волну интереса к авторской песне? Последним таким начинанием, кажется, являлась акция «Песни нашего века.

— Мой друг Александр Мирзаян считает, что авторская песня — это вообще наша национальная идея. Потому что страной должен, как считали древние, управлять поэт и император. Я не вполне уверен в его версии. Но не сомневаюсь, что авторская песня —  ступень к большой поэзии и литературе. А то, что наша национальная идея — образование и воспитание, тут к гадалке не ходи. Проблема в том, что наше правительство пока об этом не догадывается. И почти не использует для просвещения, скажем, такой мощнейший ресурс, как телевидение и радио.  

— Но это общая идея, а что-то более конкретное у тебя хотя бы на уровне замысла возникало?

— Мы тихонечко делаем свое дело. Только что, например, приехал из Самары, где проходило мероприятие с участием голливудских звезд уровня Эрика Робертса. Туда приезжали 50 детей из малообеспеченных семей Челябинской области. Они хором пели, а в зале показывали новый фильм о деятельности нашего благотворительного фонда поддержки культурных инициатив (создан в 2000 году по инициативе Митяева. — «Известия»). Ребята, у которых нет возможности платить за дополнительное гуманитарное обучение занимаются под опекой фонда с лучшими педагогами Челябинской области. 

— Недавно все в том же Челябинске твой фонд в очередной раз вручал премию «Светлое прошлое». Ведущими церемонии были ты и твоя жена Марина Есипенко. Телевизионные селебритис на твои приглашения не откликаются?  

— Я с удовольствием проводил предыдущие церемонии и с Оксаной Федоровой, и с Ариной Шараповой. Но дело в том, что Марина Есипенко, актриса Театра имени Вахтангова, — потрясающая ведущая. И ее кандидатура — выбор организаторов. К сожалению, пока ни один центральный телеканал не снимает эту церемонию.

— Тихо завидуешь, наверное, Никите Высоцкому, чей похожий проект, «Своя колея», имеет серьезную медиа-поддержку.

— Повторю, надо делать свое дело. А насколько оно будет широко известно и рекламируемо — не мой вопрос. Вспоминается история с Федором Конюховым, который среди панельных пятиэтажек построил храм, посвященный погибшим путешественникам. Я сказал ему: «Федор, весь этот микрорайон, вероятно, скоро снесут, и храм вряд ли уцелеет». А он ответил: «Это дело тех, кто станет сносить. Мое дело — построить». Так и мы. 

— В 2011 году ты в компании отборных «стройотрядовцев» посидел у костра с Владимиром Путиным на вечернем сочинском пляже и даже спел ему песню.  Как отреагировали на сей факт твои коллеги по цеху?

— Цех отреагировал правильно. Потому что главный вопрос, который я задал Путину во время этой встречи, касался возможности предоставить в Москве помещение для Дворца авторской песни. Это творческое движение, полагаю, его заслужило. И он абсолютно честно дал распоряжение Собянину и министру культуры. У меня есть на руках этот документ с прикрепленным к нему моим письмом. Как заметил мой друг-строитель, это начало долгого пути. Когда Юре Гальцеву сказали: «Забирай Театр эстрады в Питере», ему в течении трех лет пришлось его отвоевывать, ремонтировать и лишь потом что-то получилось. Сейчас я жду встречи с Владимиром Мединским, который как-то должен отреагировать на распоряжение Путина. 

— У тебя уже есть понимание, где такой дворец должен быть?

— Скажем так, есть некоторые предположения. Но это уже технический вопрос. Я, кстати, обращался к Вексельбергу с предложением сделать такой дворец в Сколково. Но оттуда нам деликатно ответили: приезжайте, попоем.

— Сергей Никитин еще лет десять назад жестко высказался на твой счет, мол, Митяев опопсел настолько, что уже вряд ли является представителем авторской песни, во всяком случае, того жанра, к которому причастен сам Никитин. Он прав?

— Булат Шалвович Окуджава сказал когда-то еще жестче: «Авторская песня, как жанр, умерла». И, видимо, так и есть. Она умерла вместе с теми ее представителями, которых мы знали еще в 1960–1970-х. Такой авторской песни уже никогда не будет. А Сергея Яковлевича Никитина я очень люблю и уважаю. Однако, когда к проекту «Песни нашего века» были применены методы шоу-бизнеса, соответствующая раскрутка, я, в отличие от Никитина, счел это правильным. Вообще, если население нашей страны больше будет слышать стихов Пастернака, Цветаевой, Мандельштама и другую высокую поэзию, — это замечательно. К сожалению, пока только на одном кабельном телеканале показывают короткие фрагменты, где лучшие поэты страны читают свои стихи. И это позор для всей нации, что им предоставляется столь ничтожное время и только в эфире одного канала.

— Неужели ты со своим теперешним статусом и знакомствами не пытался пробить хотя бы часовую программу авторской песни на телеканале «Культура»?

— Мы записали альбом на стихи Пушкина, музыку для которого сочинил Давид Тухманов, сняли клип на «Вакхическую песню» из этого диска, но ни один канал, в том числе «Культура», даже за деньги не согласился поставить его в эфир. Я был потрясен. Оказалось ни Пушкин, ни Тухманов, не говоря уж про Митяева, телевидению не нужны. Так что я ориентируюсь на принцип Конюхова: наше дело — построить, а там будь что будет. 

Наверх

Мнения

Наверх