Новости, деловые новости - Известия
Среда,
29 июня
2016 года

«Пузиков и Сердюков говорили мне — ты быдло, ничего ты не вернешь»

Бывший владелец «астраханской дачи» зятя экс-министра обороны считает, что объект передали военному ведомству незаконно

Геннадий Белоусов. Фото из личного архива

Зять экс-министра обороны Анатолия Сердюкова Валерий Пузиков передал на баланс военному ведомству свою астраханскую дачу незаконно, поскольку земельный участок на острове Школьный и постройки на нем изначально принадлежали не ему, а другим людям. Бывшей газпромовской турбазой владела астраханская фирма «Леска». В 2009 году местные предприниматели лишились базы отдыха в результате рейдерского захвата и мошеннических действий, потеряв при этом больше 9 млн рублей, вложенных в строительство объектов. Теперь узнав о добровольной передаче «астраханской дачи» на баланс Минобороны, они собираются оспорить щедрый пузиковский «подарок» в суде.

В Минобороны «Известиям» официально подтвердили, что база отдыха «Житное», никогда не принадлежавшая военному ведомству, передана «фактически безвозмездно».

— В ближайшее время «пузиковскую дачу» отдадут Главному военно-медицинскому управлению для организации на ее основе санатория Минобороны России, в котором смогут отдыхать и проходить реабилитацию военнослужащие ВС с близлежащего полигона Ашулук и других регионов России, — сообщили в пресс-службе Минобороны.

Строительство дачи за счет военного ведомства для зятя экс-министра обороны Валерия Пузикова велось в рамках Стратегии развития Министерства обороны-2020 для отдыха офицеров после крупномасштабных учений. Аналогичный повод использовался и для возведения дачи в Темрюковском районе Краснодарского края, которую там называли не иначе как «дача Сердюкова». Только там должны были отдыхать не офицеры ПВО, а десантники.

«Сердюковскую дачу» в поселке Пересыпь на побережье Азовского моря тоже обещают вернуть Минобороны — в августе в Арбитражный суд Краснодарского края поступил проект мирового соглашения между ООО «СитиИнжиниринг» и Росимуществом. Участок в 3,1 га на побережье Азовского моря с вертолетными площадками, причалом для катеров, несколькими шикарными зданиями, конференц-залом, бассейном и парком для прогулок строили под видом пансионата «Эллада», из бюджета на него ушло больше 300 млн рублей. Однако ООО «СитиИнжиниринг», созданное в 2010 году, купило это все за 92 млн рублей. По ряду признаков «CитиИнжиниринг» можно назвать отмывочной конторой: по месту ее регистрации числятся еще 900 компаний, а в штате всего один сотрудник, он же — гендиректор фирмы Игорь Гончаров.

«Астраханскую дачу» строили силами военнослужащих Южного военного округа, за соблюдение плана-графика отвечал экс-начальник Генштаба Николай Макаров. 24 февраля 2011 года Макаров направил телеграмму командующему войсками ЮВО с указанием спланировать и организовать строительство автомобильной дороги силами в/ч 42677. Анатолий Сердюков и его зять лично контролировали весь процесс.

Строительство этой дороги и озеленение острова Школьный силами военнослужащих стали главным козырем военных следователей, которые уже целый год разбираются в финансовых махинациях в Минобороны. По «пузиковской даче» следователи не раз грозились сделать экс-министра Сердюкова обвиняемым, показания на него давали высокопоставленные генералы и чиновники, однако следствие снова продлили на год, а Сердюков пребывает в статусе свидетеля.

Как выяснили «Известия», по «астраханской даче» до сих пор даже не опрошены местные жители, которые были свидетелями того, каким образом Пузиков и Ко стали владельцами острова Школьный.

До появления на Школьном Пузикова и Сердюкова на острове хозяйничала лицензированная база отдыха «Викинг», принадлежавшая ООО «Леска». Фирма была официально зарегистрирована и являлась членом Астраханского туристического союза и местной торгово-промышленной палаты. Турбазу предприниматели выкупили у ООО «Астраханьрыбагрогаз» (структурное подразделение «Газпрома»). Туристы туда приезжали еще с начала «нулевых».

база Викинг. Фото из личного архива Геннадия Белоусова

пирс базы Викинг. Фото из личного архива Геннадия Белоусова

аллея базы Викинг. Фото из личного архива Геннадия Белоусова

столовая в кают-компании. Фото из личного архива Геннадия Белоусова

столовая базы Викинг. Фото из личного архива Геннадия Белоусова

— Сначала мы ее арендовали, а когда «Газпром» стал распродавать непрофильные активы, купили, — рассказывает бывший гендиректор «Лески» Геннадий Белоусов. — Отдыхали у нас большие шишки из Минобороны и ФСБ. Потом пошел слух, что базу забирают под «дачу Путина», документов никому никаких не показывали, но меня оставили на базе директором.

На Школьный зачастили экс-министр обороны Анатолий Сердюков и его зять Валерий Пузиков. Они лично руководили строительством новых объектов и дноуглубительными работами.

— Я тоже с Пузиковым и Сердюковым общался, пока меня не выставили с острова, — вспоминает Белоусов. — В базу «Викинг» я вложил больше 6,17 млн рублей, там остались мои лодки, мое имущество, только прямой убыток от того, что меня просто вышвырнули с базы, составил еще 3,3 млн рублей.

Белоусов не раз подавал официальные заявления в правоохранительные органы и требовал вернуть похищенное, но его заявлениям не давали хода. Ничего не изменилось и после отставки Сердюкова.

— Когда меня выгоняли с острова, Сердюков и Пузиков сказали мне, что сопротивляться бесполезно и ничего у меня не выйдет. «Ты быдло, — заявили они. — А мы — люди». Вот так и получилось: прокуратура в упор ничего не видит, их не сажают и даже обвинений не предъявляют, — рассказывает Белоусов. — После отставки Сердюкова я написал подробное письмо президенту Путину, в нем я называл свидетелей и подробно описывал, как отбиралось имущество, а мне обещали «проломить башку». Письмо мое передали в СКР, а оттуда спустили на районный уровень. Ну а там мне официально посоветовали идти в суд — никакого состава преступления, по мнению местных прокуроров и следователей, в деяниях Пузикова и Сердюкова нет.

Белоусов, как и посоветовали, обратился с гражданским иском в суд. Но там у него отказались принимать заявление, пока он сам не разыщет ответчика, Валерия Пузикова, и не известит его о предстоящем суде.

— Все мобильники, которые были у Пузикова, давно отключены, в фирмах, где он числится генеральным директором или учредителем, на мою просьбу соединить лишь хихикают. И что мне теперь с этим делать — «забыть» про вложенные 9 с лишним миллионов? — разводит руками Белоусов.

Зять Анатолия Сердюкова Валерий Пузиков, по данным «СПАРК-Интерфакс», является совладельцем и директором компаний ООО «Криос», «Петербургская сельскохозяйственная компания», ООО «Современные пищевые технологии», ООО «Альянс», ЗАО «Звезда», ООО «ТрестСтройКомплект», ООО «СПиК», ООО «Инвестпроект». Последняя фирма является совладельцем 3,55% акций банка «Санкт-Петербург». «Известия» позвонили во все эти фирмы, но ни в одной из них с г-ном Пузиковым соединить не смогли, пояснить, где он и как его найти, отказались.

— Я не понимаю, как они юридически оформили перевод «пузиковской дачи» на Минобороны. Ни одного документа о передаче базы лично я не подписывал, а там остались и мои здания, и мои лодки — все паспорта на них у меня есть. Они что, подделали документы? — поражается Белоусов. — Получается, что теперь надо подавать в суд на Минобороны, раз они приняли на баланс это имущество, которое оценивается теперь в 150 млн рублей.

Не только у потерпевшего Белоусова, но и у любого, кто попытается разобраться в ситуации с дачей Пузикова, неизбежно возникают два вопроса: на каком основании имущество было сначала отобрано у физического лица и каким образом оно теперь перешло к Минобороны?

— Если это имущество является объектом преступления или вещественным доказательством, то передать его добровольно Минобороны Пузиков бы не смог, — полагает адвокат Руслан Копасов. — Очевидно, следователи по каким-то причинам не наложили на него арест и теперь, когда скандал вроде притих, от него решили избавиться. Сейчас же на основании этой непонятной передачи уже говорят о том, что и юридических претензий ни к Пузикову, ни к Сердюкову не осталось, хотя фактически произошло лишь возмещение причиненного вреда, а по такому основанию уголовные дела не прекращают.

По словам адвоката Владимира Жеребенкова, такая лояльность следственных органов по отношению к фигурантам уголовного дела — редчайший случай в российской юридической практике.

— В УПК говорится, что возмещение ущерба может стать основанием для прекращения уголовного дела, но если нет других преступлений, — поясняет Жеребенков. — При этом сначала должна быть дана оценка действий фигурантов уголовного дела и уже потом принято решение — либо о передаче дела в суд, либо о прекращении уголовного преследования.

Есть масса примеров, когда люди полностью погашали ущерб и все равно привлекались к ответственности, замечает адвокат.

— В случае же с Сердюковым речь идет не об одном преступлении, а о целой серии злоупотреблений, — говорит Жеребенков. — И в действиях Сердюкова, как минимум, проглядывается халатность, поскольку он не следил за своими подчиненными и допустил миллиардные хищения. И, возможно, будь на месте Сердюкова другой человек и другое министерство, следствие уже давно бы отчитывалось о раскрытии ОПС (организованное преступное сообщество). Поскольку здесь и налицо серия преступлений, и все друг с другом связаны.

Известия // вторник, 3 сентября 2013 года

«Пузиков и Сердюков говорили мне — ты быдло, ничего ты не вернешь»

«Пузиков и Сердюков говорили мне — ты быдло, ничего ты не вернешь» Бывший владелец «астраханской дачи» зятя экс-министра обороны считает, что объект передали военному ведомству незаконно

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Сердюков»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке