Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
27 мая
2016 года

Невеселый Роджер

Журналист Леонид Злотин — о том, как реагировать на спорные акции «Гринпис»

Леонид Злотин. Фото из личного архива

Вполне рядовая история, которая началась на прошлой неделе, становится достаточно проблемной. Активисты «Гринписа» на ледоколе Arctic Sunrise под флагом Королевства Нидерланды попытались забраться на буровую платформу «Приразломная» в Печорском море, чтобы развернуть на ней баннеры, призывающие остановить нефтяное бурение. Чудеса эти проводились в рамках кампании против нефтяного освоения Арктики.

Дальше началось что-то похожее на пиратский роман: погоня пограничников, отказ экологов подчиниться, привлечение спецназа погранслужбы ФСБ для остановки упрямого судна и задержания активистов. Предъявленные обвинения (при двух очевидных нарушениях — заход на территорию Севморпути без разрешения и отказ подчиниться требованиям погранслужбы) включали вполне неожиданные и даже экзотические: от терроризма до упомянутого пиратства. Видимо, романы о Веселом Роджере популярны до сих пор. Во всяком случае нарушителям предъявлены обвинения по очень серьезным статьям с неадекватно высокими сроками.

И тут получается некоторое раздвоение проблемы. С одной стороны, экологическое движение по мере своего становления и развития начало включать себя задачи, прежде целям движения никак не соответствующие. Это ни для кого не секрет: именно экологические организации, включая и знаменитый «Гринпис» — куда же без него, — нередко используются для давления на конкурентов либо шантажа (который в России привычнее называть рэкетом). Причем речь идет не только о банальной наличности. Например, можно добиться путем организованных экологических акций остановки предприятия со всеми последующими убытками и возможным банкротством, можно с помощью таких же акций снизить инвестиционную привлекательность актива, можно дать необходимый формальный повод для прокурорской проверки и т.п. Речь не о том, что все экологи занимаются этим, а о том, что часть движения действует как хорошо организованный бизнес по представлению специфических услуг. Разумеется, не всегда можно сразу определить, что стоит за конкретной акцией — желание сохранить среду обитания или выполнение чьего-то заказа, но, как правило, через некоторое время это становится более понятным. Так что в этой области мы имеем одновременно как бы две международные организации под одним брендом, часть которой искренне пытается не дать довести нашу среду обитания до состояния послеядерного неслучившегося взрыва, а другие решают свои отдельные задачи. Надо признаться, что подобная практика давно и широко существует и за пределами экологии. Например, часть сотрудников силовых структур ловят преступников, проводят расследования, следят за соблюдением законов. А другая часть организует бизнес на использовании своих административных возможностях. Совмещение занятий, кстати, тут вполне вероятно и в тех, и в других видах деятельности. Доктор Джекиль и мистер Хайд вполне себе давно уже материализованы в текущей действительности.

В любом случае заход в чужие территориальные воды (если это имело место) нарушение серьезное, и никакое государство допускать этого не будет. Кроме того, нефтяная платформа — место для перформансов малоподходящее. Как минимум это нарушение частных владений и, возможно, хулиганство. То есть награждать мужественных гринписовцев, во всяком случае, до полного выяснения реальных обстоятельств, стоит подождать. Сам по себе протест против нефтяного освоения Арктики — что называется, имеют право. Тут спорить не о чем. Хотя понятно, что, если получится добуриться до серьезного пласта, можно хоть весь Северный полюс баннерами обклеить, добыча будет производиться. Но протестовать, повторимся, это нормальное гражданское право. Но желательно все же при соблюдении закона. И, как выше упоминалось, хорошо, чтобы это проходило в интересах защиты природы, а не кого-то, кто хотел бы и сам где-то близко побурить.

А вот насчет пиратства и терроризма — это все же некоторый перебор. Как-то не очень похоже, что это про наш случай. Про пиратство тоже не очень впечатляет: опять же не принято на нефтяных установках хранить золото и фамильные драгоценности, да и ничего криминального и запретного на судне не обнаружено.

Так что совсем не хотелось бы, чтобы эти активисты получили реальные уголовные сроки. Существуют, видимо, другие, административные и экономические меры, которые могут снизить энтузиазм неподходящих морских прогулок. Несоразмерность наказания проступку вещь совсем не здоровая, и такой прецедент с легкомысленными танцами и неоправданно тяжелыми последствиями никак не украсит систему государственной власти.

Известия // среда, 25 сентября 2013 года

Невеселый Роджер

Невеселый Роджер  Журналист Леонид Злотин — о том, как реагировать на спорные акции «Гринпис»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Дело Greenpeace»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке