Новости, деловые новости - Известия
Среда,
29 июня
2016 года

Всем миром ищем

Писатель Игорь Мальцев — о бесследно исчезнувшем малазийском самолете

Игорь Мальцев. Фото из личного архива

Вчера я весь вечер искал Boeing 777. Со мной, судя по статистике компании TomNod, искало еще несколько тысяч человек по всему миру. Дело в том, что в интернет выложены все спутниковые снимки акватории Индийского океана за последние 10 дней с разрешением в 20 м, чтобы каждый мог отметить подозрительные следы там, где он их увидит.

Это, кстати, удивительный проект — «ищем всем миром». Такого раньше и представить было невозможно. А все потому, что профессионалы уже облажались по полной.

Boeing 777 авиакомпании Malaysia Airlines рейса МН370, вышедший с 227 пассажирами и 12 членами экипажа на борту и совершавший рейс из столицы Малайзии Куала-Лумпур в Пекин, пропал с экранов радаров 8 марта. Последний радиоконтакт с бортом — слова второго пилота: «Спокойной ночи». После чего электронные системы слежения были отключены.

Сначала самолет искали по старинке — осмотром акватории, в районе предполагаемого маршрута, в котором были задействованы поисковики нескольких стран. Он ничего не дал.

Потом постепенно стали выясняться подробности, которые обычно лежат вне интереса обычной публики. Современный самолет постоянно связывается с миром по нескольким каналам. Первый (transponder) передает наземным службам контроля воздушным движением — местоположение судна и его идентификационный код. Радар, который отслеживает ход судна, называют еще «гражданским» или «вторичным локатором». Транспондер на обреченном борту был отключен примерно через 40 минут после взлета — сразу после финального радиосообщения пилота. Радиосвязь ведется на УКВ и на длинных волнах. Она также прекратилась.

Спутниковая связь. По данным Inmarsat, оборудование, которое пингует сигналы со спутника, было поставлено на этом самолете. Утверждается также, что эти сигналы могут помочь составить траекторию движения самолета. Система ACARS, которая работает вне зависимости от воли пилотов, сообщает режимы работы узлов — например двигателей, непосредственно авиакомпании либо компании–производителю. По одним данным, система давала сигнал еще несколько часов после того, как транспондер был выключен. По другим — отключилась вместе с транспондером.

«Черный ящик» начинает работать после крушения самолета. Сигнал не получен. Море, над которым самолет замолчал, достаточно бедно на локацию. Тем не менее военные сообщили, что они отметили разворот самолета на запад. Тут же начали отрабатывать версию захвата и угона, в том числе и самими летчиками.

Поэтому власти Малайзии сразу учинили обыски в домах летчиков и, обнаружив у первого пилота дома авиатренажер, объявили, что он — сторонник осужденного «за содомию» политика-демократа. Хотя, вполне возможно, что летчик просто любил свою работу. Это логично — потому что исчезновение (можно было бы сказать «средь бела дня», если бы это не был темный вечер) огромного современного самолета — вообще-то скандал.

Скандал обнаружил целый ряд проблем. Они касаются всей системы безопасности полетов. Оказывается, все смотрят, но никто ничего не видит. В воздушном пространстве многих стран есть масса слепых дыр — недаром расследователи отрабатывали версии угона самолета в сторону Казахстана или, наоборот, на юг Индийского океана.

Проблема и с военными радарами — оказалось, что военные разных стран вовсе не жаждут делиться своими наблюдениями в этой сфере. Так, например, таиландские военные только через десять дней объявили, что «неопознанное воздушное судно появилось на экране радара в 12.28 по местному времени, через шесть минут после исчезновения рейса МН370». С такими помощниками в поисках и врага не нужно.

Таким образом, если вы думаете, что воздушное движение в мире организовано правильно, вы глубоко заблуждаетесь. То есть приятного полета!

Тем не менее последняя версия, выдвинутая независимыми экспертами, вполне укладывается в обрывки знаний о происшедшем. Она сводится к тому, что, скорее всего, тяжелый самолет, взлетавший в жаркий вечер, мог иметь слабо накаченные шины шасси. В результате они загорелись и вовсю уже полыхали в своем отсеке. Через сорок минут дым мог наполнить кабину, и пилоты вручную срочно развернули самолет, обесточив системы, кроме автопилота, который они выставили на курс ближайшей взлетно-посадочный полосы Лангкави, пригодной к посадке такого типа машины.

Дым наполнил кабину, и пилоты могли потерять сознание или задохнуться. Кабина открывается только изнутри — спасибо борцам с американским империализмом и их методам захвата самолетов. Возможно, перед потерей сознания пилоты подняли самолет выше рабочей высоты, дабы в разреженной среде унять огонь. Локатор, который фиксировал резкий подъем и резкий спуск цели, тем не менее дает не слишком четкие данные — отмечается, что на его показания сильно влияют погодные условия.

К тому моменту, когда автопилот должен был получить новые вводные на заход Лангкави, он его не получил, потому что пилоты были уже мертвы. Пассажиры, скорее всего, были живы. Автопилот просто продолжил вести машину по курсу в океан. По этому курсу вплоть до Мадагаскара только тысячи километров океана и больше ничего. Потом кончилось топливо. Если это так, то разговоры об угоне глупы и непристойны, а летчики — герои.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // пятница, 21 марта 2014 года

Всем миром ищем

Всем миром ищемПисатель Игорь Мальцев — о бесследно исчезнувшем малазийском самолете

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Самолеты»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке