Новости, деловые новости - Известия
Среда,
28 сентября
2016 года

Школьные учебники истории учат сепаратизму и экстремизму

Такой вывод делают в своем новом докладе эксперты Центра политической информации

Фото: Ольга Рябцова

Применяемые в школах учебники истории закладывают в учащихся убеждение в непрочности российского государства, в возможности его распада в будущем. Такой вывод содержится в докладе «О проблемах преподавания истории в российских учебных заведениях», подготовленном специалистами Центра политической информации Алексея Мухина. Они считают, что история как учебная дисциплина утратила воспитательную функцию, вместо этого она способствует формированию в молодежной среде комплекса национальной неполноценности, разрыву связей между поколениями, росту популярности сепаратистской и националистической идеологии, идей религиозного экстремизма.

В документе констатируется, что историческое сознание россиян, поскольку оно выступает одним из важнейших элементов национальной идентичности, стало объектом планомерного и целенаправленного информационно-психологического воздействия геополитических конкурентов России, которые используют идеологические клише и мифы периода холодной войны для разрушения национальной идентичности и традиционных ценностей у значительной части российской молодежи, формирования у нее национал-сепаратистского и экстремистского мировоззрения.

По мнению авторов доклада, эффективность подобных политических технологий была доказана информационно-пропагандистской кампанией против СССР, которая способствовала распаду единого государства и установлению  на постсоветском пространстве антироссийски настроенных политических режимов.

Поскольку в нашей стране государственная идеология запрещена Конституцией, именно историческое сознание (коллективная память, мифы и героика) выполняет ее функции, оказывая консолидирующее воздействие на идейно, этнически и конфессионально разнородное российское общество. Поэтому среди серьезных идеологических проблем, угрожающих формированию российской политической нации, аналитики ЦПИ выделяют углубляющийся раскол общества по оценке тех или иных исторических событий, чему способствует отсутствие официальной государственной позиции по наиболее дискуссионным вопросам и объединяющей большинство населения национальной идее. Также их тревожит доминирование в современной официальной исторической науке прозападного ценностного подхода и релятивизма, а также выраженная ангажированность российских историков новой волны, которые используют одномерную концепцию тоталитаризма, разработанную геополитическими противниками России в годы холодной войны.

На уровне школы это проявляется в проблемах, связанных с организацией преподавания истории, экспертизой и содержанием учебных пособий.

После распада СССР в российских школах был введена «концентрическая система» преподавания истории, при которой курс отечественной и зарубежной истории проходился с 5 по 9 класс, а в 10 и 11 повторялся. По мнению экспертов, следствием этого подхода стали сложность и концентрированность учебной программы для младшего и среднего возрастов, затрудненность понимания взаимосвязей между историческими событиями,  трудности в понимании непрерывности и логики исторического процесса, оценке происходившего с позиции гражданина России. А в старших классах, когда учащиеся более подготовлены к изучению отечественной и мировой истории и оценке ее событий, она фактически превращается в факультативный предмет, когда количество подлежащих повторению тем превышает число отведенных для них часов (два урока в неделю). Так, отмечается в докладе, на реформы Петра I отводится один час и столько же — на Отечественную войну 1812 года. А после введения ЕГЭ преподавание истории во многих учебных заведениях свелось к зазубриванию «правильных ответов» на тестовые вопросы, что еще сильнее снизило уровень исторических знаний выпускников.

С другой стороны, в ходе зарубежных стажировок по повышению квалификации российским педагогам-историкам прививается «релятивистский тезис об отсутствии объективного подхода к истории». Им внушается, что история является не столько наукой, сколько набором мнений отдельных независимых исследователей о конкретных событиях и общественных процессах. Одновременно продвигаются «альтернативные взгляды» на наиболее сложные исторические проблемы, большинство из которых, по мнению исследователей ЦПИ, сводится к принижению исторических заслуг нашей страны в освобождении мира от нацизма, очернению российской истории, реабилитации коллаборационизма и национал-сепаратизма, осуждению «имперской, шовинистической политики России по отношению к угнетенным народам, населявшим Российскую империю и СССР». Такие взгляды, уверены авторы доклада, российским преподавателям истории и ученикам транслируют польская программа «Исторический долг и вера в будущее», спонсируемая США программа «Формирование гражданственности на основе изучения ключевых проблем истории России XX века» в Пермском краевом институте, латвийско-эстонский проект «Трансграничный Е-архив» в Северо-Западном ФО, различные финансируемые ФРГ программы, пропагандирующие равную ответственность Германии и СССР за развязывание Второй мировой войны.

В национальных республиках РФ нередко доминируют ученые, придерживающиеся националистических и антироссийских взглядов, местная историография зачастую имеет сугубо национальный, изоляционистский характер. Как следствие, учебные программы по отечественной истории в республиканских образовательных учреждениях открыто формируют у подростков представление о России как «жестокой империи, чьи колониальная политика и этнический террор на всех исторических этапах были направлены на насильственную ассимиляцию представителей конкретного титульного этноса и их эксплуатацию». Также происходит восхваление сепаратистов, нацистских коллаборационистов и иных исторических персонажей с подобной репутацией, которые представляются национальными героями, «борющимися за свободу и независимость своего народа».

При этом экспертиза учебников истории на соответствие  федеральному государственному образовательному стандарту акцентируется не на идейно-смысловом наполнении, а на соответствии формальным требованиям. При этом разнообразие учебных пособий позволяет педагогам преподавать историю нашей страны в зависимости от собственных политических и идейных предпочтений. В билингвистических школах подчас используются напечатанные за рубежом пособия с тенденциозным изложением исторических проблем. В образовательных учреждениях национальных республик работают по местным учебным пособиям, которые могут содержать тенденциозные оценки истории региона в составе России.

Такие пособия часто спекулируют на темах «незаконного и насильственного (с признаками геноцида) присоединения отдельных территорий и народов к России», «оккупации» и «этнического террора», сопровождавших присоединение этих территорий к России. По мнению авторов доклада,  эти идеологемы восходят к принятому в США в 1959 году акту «О порабощенных нациях», направленному на стимулирование национал-сепаратистских движений в СССР, в разработке которого принимали участие скрывшиеся на Западе пособники нацизма, воевавшие в составе сформированных по этническому признаку подразделений СС.

В качестве примеров эксперты называют пособия «История Кабарды и Балкарии» Кашифа Унежева, «История Осетии с древнейших времен до конца XIX века» Марка Блиева, «История марийского народа» Ксенофонта Санукова, «История Башкортостана XX век» Марата Кульшарипова. Однако представление о России как о «тюрьме народов» характерно и для федеральных учебников «История. Россия и мир. Древность. Средневековье. Новое время» Александра Данилова и Людмилы Косулиной,  «История России, XX — начало XXI века» Анатолия Левандовского.

Также для современных учебников истории характерно понимание советского периода истории как «черной страницы отечественной истории». В них нивелируются или сознательно искажаются большинство объективных завоеваний, достижений и героических свершений этого периода, предпринимаются попытки поставить знак равенства между германским национал-социализмом и советским социализмом, переосмыслить победу советского народа в Великой Отечественной войне как его поражение, принизить его вклад в разгром фашизма, демонизировать солдат Красной армии, оправдать действия коллаборационистов. При этом часто «практически отсутствует осуждение нацизма, военная экспансия на Восток рассматривается в отрыве от плана «Ост» и содержания «Майн кампф», подразумевающих уничтожение большей части населения и национальной культуры на захваченной территории».

Авторы доклада подчеркивают, что подобная интерпретация событий Второй мировой войны не только не способствует патриотическому воспитанию, но и ведет к развитию «комплекса национальной вины за прошлое», характерного для жителей ФРГ. Они отмечают подобные тенденции в «Лекциях по советской истории 1917–1940 годов» Андрея Соколова, учебниках «История России. XX век» Никиты Загладина, «История России. XX — начало XXI века» Александра Данилова и Людмилы Косулиной, «Новейшая история» Олега и Андрея Сороко-Цюпа, детской энциклопедии «Великая Отечественная война» под редакцией академика РАЕН Марии Аксеновой.

В докладе отмечается осознание большинством специалистов тупиковости существующего положения вещей в преподавании отечественной истории в школах и его разрушительного воздействия на сохранение коллективной памяти и национальной идентичности, а также высокий уровень социального ожидания качественных изменений ситуации в этой сфере.

На основе исследования специалисты Центра политической информации считают необходимым обозначить главной социальной задачей при создании единого учебника истории доведение до молодежи российских регионов очевидных преимуществ проживания в единой и независимой стране. При этом для учета региональных отличий базовый текст необходимо адаптировать к конкретным этноконфессиональным условиям. В частности, в учебные пособия по истории для национальных республик следовало бы внести главы, более подробно и объективно рассказывающие о процессе вхождения этих территорий в состав России. Отдельной задачей для профессионального сообщества историков, выходящей за рамки проблем средней школы, авторы доклада считают разработку критериев выявления попыток фальсификации исторических событий и оценки ущерба, наносимого обществу деструктивным информационным воздействием.

— Единый учебник истории — вещь важная, так как закладывает основу политического мировосприятия с юных лет, здесь ошибаться очень опасно. В России благодаря попустительству органов власти и активности специфических НКО есть проблема ревизии значения исторических событий, накладывающих, к примеру, на русских серьезную ответственность за якобы репрессии и иные притеснения «малых народов», роль которых, наоборот, выпячивается. В дальнейшем это послужит для развития новых и реанимации старых сепаратистских движений на территории всей России с угрозой распада страны на «национальные квартиры», — сетует гендиректор Центра политинформации Алексей Мухин. — Поэтому, с помощью специалистов, прежде всего российских, и гражданского общества, крайне важно составить такой учебник, унифицировав тезисы, чтобы он и удовлетворял запросам отдельных национальностей, населяющих Россию, и не способствовал развитию сепаратизма в крайних формах.

Зампред комиссии по образованию Общественной палаты, директор центра образования «Наследник» Любовь Духанина согласна с выводами доклада.

— Современные способы преподавания истории, обществознания, патриотического воспитание не позволяют формировать историческую память. Поэтому необходимо внутри системы образования сформировать цивилизационную идентичность, — говорит она.

Член комиссии по исторической памяти СПЧ, член правления правозащитной организации «Мемориал» Сергей Кривенко признает, что единую концепцию российской истории нужно вырабатывать, но опасается возврата к советской, однобокой парадигме преподавания.

— Прежде всего в учебниках истории нужно излагать факты. Были в нашей истории и достижения, но и поражения. Нужно говорить и о победе в ВОВ, и о репрессиях, и о потерях. То есть показывать факты как они есть. И если есть противоречивые события — например, за Красной Армией, которая освободила Прибалтику от нацистов, шли войска НКВД, которые репрессировали латышей, литовцев, эстонцев, — это тоже нельзя замалчивать, чтобы дети понимали, почему там такое отношение к нашей стране. Нельзя допускать столкновения исторической памяти. Иначе такое однобокое единство приведет к еще более тяжелым последствиям, чем нынешнее разнообразие, — предостерегает правозащитник.

Идею единого учебника истории впервые выдвинул Владимир Путин в феврале 2013 года для формирования непротиворечивой и последовательной картины исторического развития страны у подрастающего поколения. Работу по созданию такого учебника ведет Российское исторической общество под руководством спикера Госдумы Сергея Нарышкина.

Известия // понедельник, 7 апреля 2014 года

Школьные учебники истории учат сепаратизму и экстремизму

Школьные учебники истории учат сепаратизму и экстремизмуТакой вывод делают в своем новом докладе эксперты Центра политической информации

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке