Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
5 декабря
2016 года

Без книг — никак

Проблема грамотности населения актуальна как никогда

Интерпресс/PhotoXPress.ru

В апреле прошла международная акция по проверке грамотности «Тотальный диктант», в которой приняли участие жители 352 городов во всем мире. Как сообщается на официальном сайте мероприятия, носители русского языка, участвовавшие в состязании, чаще всего допускали ошибки в таких словах, как «гармошка», «перрон», «семафор», «палисадник» и «расхристанный». Из 64 тысяч человек, написавших диктант, только около двух тысяч участников получили «отлично».

Подобный марафон по оценке уровня грамотности проводится уже не первый раз. И с каждым годом добровольцев проверить свои знания становится все больше. Критерии классические: чтобы получить пятерку, разрешается допустить только одну пунктуационную ошибку; орфографических быть не должно.

Вверх или вниз?

По наблюдению Севы Новгородцева, ведущего радио BBC Russian, зачитавшего текст диктанта в Лондоне, участники скорее всего преследовали принцип «главное не победа, а участие». «Институтская аудитория в Imperial College человек на 200 оказалась полна. Было немало женщин средних лет, явно из России. Мне показалось, что им было интересно проверить себя и пообщаться с другими: после диктанта был большой чай в буфете», — делится Сева Новгородцев. По его мнению, грамотное владение русским языком за последние тридцать лет заметно изменилось в лучшую сторону: в советское время правильно говорили единицы.

Несколько иная точка зрения у председателя комитета по социальной политике Ивановской областной думы Светланы Романчук: всеобщая грамотность в самом деле снижается. Однако пока еще ситуация не принимает масштабов национальной угрозы. Подтверждает это то, что, например, в 2014 году в Ивановской области более полутысячи выпускников по результатам ЕГЭ получили по русскому языку более 80 баллов. Не сдали экзамен единицы — всего 0,1% от всех выпускников. А вот результаты добровольного тотального диктанта рассматривать как достоверный показатель уровня владения родным языком стоит не всегда.

«Я сама не принимала участия — просто по времени не получилось, но дочь моей приятельницы — умница и отличница в школе, а сейчас студентка одного из гуманитарных столичных вузов — получила всего три балла, допустив одну пунктуационную ошибку и две орфографические», — рассказывает Светлана Романчук.

Еще один путь естественного сохранения «иммунитета грамотности» и одновременно традиционная форма проверки по русскому языку и литературе — сочинение. В этом году в московских школах была проведена промежуточная аттестация учащихся 10-х классов в форме сочинения. По итогам промежуточной аттестации Московский институт развития образования (МИРО) провел конкурс сочинений, в котором приняло участие более 350 десятиклассников столичных школ. Итоги будут объявлены к 1 сентября, но некоторые выводы можно сделать уже сейчас. Во-первых, сочинение никуда «не ушло» из школы, несмотря на закономерный переход к другим форматам подготовки к ЕГЭ. Во-вторых, конкурс показал, что сочинение является органичной для юношества формой проявления жизненной позиции, рассуждения по значимым вопросам.

«Важным результатом стала межпредметность: сквозной характер рассуждений по литературе и истории в целом, не только по программе по литературе (хотя А.С. Пушкин, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой остаются лидерами цитирования и ссылок). Конкурс позволил увидеть круг чтения школьников, в котором есть место Библии и русским сказкам, Гарри Поттеру и Толкиену, Мураками и Пелевину и даже психологическому руководству по йоге», — делится Лариса Львова, кандидат педагогических наук, ученый секретарь МИРО. Как она считает, главное — сочинение имеет смысл при одном условии: если оно написано, а не списано.

Как это по-русски

Тем не менее, по мнению большинства экспертов, на наших глазах происходит катастрофическое снижение грамотности населения. Многие не знают, как правильно написать элементарные слова, потому что читают критически мало книг. Конечно, говорят специалисты, есть люди, которым очень повезло, у них врожденная грамотность. Но таких, увы, единицы. Как правило, она приобретается благодаря чтению: мы видим графические символы, запоминаем их начертание, а потом воспроизводим внешний облик слов. Но сейчас мы читаем, во‑первых, мало, а во‑вторых, читаем неграмотные тексты. Преимущественно это блоги, социальные сети — ресурсы, в которых всегда много ошибок. В итоге глаз привыкает к неправильному написанию. Чтение вырабатывает своего рода «автоматизм» написания слов.

«Наше поколение читало книги, которые правили редакторы и корректоры. Сейчас же многие книги выпускаются, не пройдя корректорскую правку, и поэтому там встречаются ошибки. Тем более собственные страницы в социальных сетях. Люди писали с ошибками и раньше, но эти тексты не доходили до массового читателя. И с этим очень трудно бороться. Вторая проблема, и, я считаю, это уже проблема нашего общества: нет понимания того, что говорить и писать грамотно — это важно», — рассуждает Елена Шмелева, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института русского языка им. В.В. Виноградова.

По мнению эксперта, мы сами идем навстречу безграмотности, например, понижая балл по ЕГЭ. Или другой шаг в эту сторону: сегодня в школу возвращаются сочинения. Казалось бы, как хорошо, все радуются. Но что выясняется: в сочинении совсем не будет учитываться русский язык. Конечно, очень важно уметь грамотно изложить свои мысли, но, по словам Елены Шмелевой, ее многолетний преподавательский опыт показывает, что это коррелирует с грамотностью. И получается, что безграмотность намеренно возводится в норму.

Еще один источник ошибок, которые мы видим и слышим, к сожалению, СМИ. Употребление грамотного русского языка перестает быть профессиональной нормой даже здесь. Издание, радиостанция или телеканал может разговаривать со своей, особенно молодой, аудиторией на «ее языке», который может изобиловать не только ошибками, но и жаргонизмами или непечатной лексикой.

Generation C

Времяпрепровождение в виртуальных просторах позволяет находить и читать редкие и уникальные тексты: сегодня практически ничего невозможного и недоступного в этом смысле нет. Однако в основном интернет эксплуатируется в других целях. И изобретение нового языка — так называемого руглиша — русских слов, набранных латиницей, а также языка сокращений, принятого среди многих пользователей, отнюдь не способствует сохранению грамотности, расширению кругозора и росту уровня образованности.

«Мы не делали сравнительных исследований. Могу сказать только на уровне ощущений своих и моих коллег: конечно, общий уровень грамотности снижается, снижается и словарный запас наших абитуриентов, некоторые красивые исконно русские слова вызывают у них вопрос: а что это такое», — обеспокоена Елена Вартанова, профессор, декан факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова. По ее словам, вместе с этим снижается общий уровень языковой креативности, молодые люди шаблонно выражаются. Ощущение, что у них в головах засели фиксированные интернетом полуграмотные фразы, хотя видно: молодые люди что-то хотят выразить, но им не хватает языковых средств.

На смену «Generation П», очевидно, пришло «Generation C» — поколение, которое не представляет жизни без социальных сетей, коммуникаций (англ. — communications) и потребления (англ. — consumption). И у этих ребят свои новые законы обмена информацией.

«У юного поколения потеряно чувство слова как такового. Им не нужны слова — у них есть смайлики. Молодые люди заменили общение знаками. Дети сейчас живут не текстами, они не в состоянии сосредоточиться на странице — это очень большой объем информации для них», — рассуждает Александр Абрахимов, ведущий столичного радио «Шоколад». По его заключению, сейчас время коротких сообщений, время эмоций и междометий, время, когда нет времени. Вот и получается, что сейчас время смайликов. А что такое смайлик, задается вопросом радиоведущий, — это та же разновидность наскальной живописи. Мы пришли к заменителю слов — смайликам. Когда люди использовали наскальные надписи, они рычали, и сегодня мы имеем нечто похожее — «рычание» смайликами», и это явление деградации.

Активное распространение гаджетов, многочасовое ежесуточное общение в социальных сетях и игнорирование книг привели к тому, что у подрастающего поколения изменился тип мышления, констатируют психологи. Молодые люди сегодня имеют клиповое мышление — это особенность восприятия и обработки информации посредством короткого посыла, «видеоклипа», нарезки образов, состоящих из обрывков фактов, сведений и осколков впечатлений. Клиповое мышление не требует подключения воображения, осмысления, рефлексии и эмпатии.

«Мне симпатична классификация известного британского специалиста по информационным технологиям Дж. Мартина, который предложил делить современное человечество на «людей книги» и «людей экрана». К «людям книги» можно отнести ученых, преподавателей, успешных топ-менеджеров — то есть тех, кто часто и плодотворно работает с линейным текстом, обладает хорошим объемом внимания и аналитическими способностями», — считает психолог Ольга Полушкина. Как рассказывает эксперт, кардинальное отличие «людей экрана» состоит в том, что они обладают способностью мгновенного включения в информацию, она находит очень быстрый отклик, но они не фокусируются на глобальных идеях, а лишь на отдельных вспышках, образах, «клипах».

Одна из самых распространенных жалоб преподавательско-педагогического состава как в вузах, так и в школах — учащиеся мало читают книги. Подростки иногда относительно неплохо справляются с жанром сочинения, но изложения им даются очень тяжело. Это говорит о том, что молодые люди испытывают трудности с пониманием чужих мыслей.
Не учи ученого

«Мой школьный преподаватель русского языка в 7–8-м классах говорила: «Дети, надевайте польта, сегодня мы в театр поедем на метре». Но это мне не помешало поступить впоследствии на журфак МГУ и успешно окончить его, а потом устроиться на работу на радиостанцию», — вспоминает Александр Абрахимов. Вопрос качества образования всегда был и остается одним из ключевых. Так же как и его доступность. Проблему доступности общего (в школах и профессиональных училищах) образования в рамках федерального исследования подробно изучили социологи.

«Выводы — наличие ряда барьеров: социального — в хороших школах учатся дети образованных и успешных родителей, территориального — хорошие школы находятся в крупных городах», — анализирует ситуацию Давид Константиновский, доктор социологических наук, заведующий отделом социологии образования Института социологии Российской академии наук. Сегодня довольно большой процент населения страны имеет высшее образование. Таких предложений пройти обучение в вузах, как сейчас, у россиян, наверное, не было никогда в истории.

По словам ученого, главное предпочтение россиян — получить вузовский диплом, потому что работодатели предпочитают работников именно с университетским дипломом, независимо от специальности. Для большинства современных работодателей наличие диплома любого высшего учебного заведения у потенциального работника выполняет «сигнальную» функцию: с таким наемником можно иметь дело, он прошел базовый «тренинг» и социализацию, а необходимым навыкам его можно обучить в процессе. По статистике те, у кого есть диплом вуза, реже попадают в ряды безработных.

«Когда национальной экономике, стране, обществу нужны образованные, активные граждане, сфера образования старается готовить их; если она не очень будет стараться, семья, общество просто вынудят ее приложить все усилия, какие только можно. А если такие граждане не нужны на рынке труда, не востребованы обществом, если достаточно полуграмотного исполнителя — можете сколько угодно твердить детям, что надо учиться, а учителям — что надо учить, — бесполезно», — резюмирует Давид Константиновский.

«Образование — это очень инертная, очень традиционная система, и здесь реформ, я считаю, уже проведено достаточно, — уверена Елена Шмелева. — Бесконечные нововведения, меняющиеся программы и учебники приводят к тому, что нет преемственности, нет целостности системы образования». По ее мнению, ЕГЭ — это реформа, которую мало кто желал. Однако надо сказать, что сейчас ЕГЭ — это уже выверенная система контроля знаний. И почему ввели ЕГЭ — это же тоже не секрет, как способ борьбы с коррупцией. Сегодня это довольно объективный экзамен, позволяющий многим талантливым детям поступить в престижные университеты. А вот понижение балла ЕГЭ — это проблема, если, например, из 100 баллов теперь достаточно набрать менее 30.

Поступающим в вузы в последнее время не хватает знаний не только по гуманитарным дисциплинам, но и по химии, физике и другим точным и естественным наукам, которые часто требуют изучения опытным путем. «Я считаю, нельзя ограничиваться ЕГЭ, тесты еще никого не научили думать. Нужно признать, что условно «советские» методики и подходы к преподаванию в школе давали нам качественное среднее образование», — полагает Евгений Чертов, председатель комитета Воронежской областной думы по образованию и молодежной политике, ректор Воронежского государственного университета инженерных технологий.

Камо грядеши

«Нет образования вообще, есть образование в конкретных областях для конкретных профессий. Конечно, наши математики, инженеры, физики, биохимики очень конкурентоспособны. И поэтому трудно сказать, будет ли плохое знание русского языка препятствием для физика, работающего и говорящего по-английски вне России. Гуманитарные науки более «национально зависимы», они теснее привязаны к родному языку», — говорит Елена Вартанова. Декан факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова утверждает, что гуманитарное образование всегда было особенно «словесноцентрично», изучалось много литературы, языков, прежде всего русского, социально-политических дисциплин, расширяющих кругозор. И, чтобы нам не потерять свои позиции на международном уровне, нужно не терять того, что было в школе раньше.

С другой стороны, сегодня пора перестать думать только о высокой конкурентоспособности на Западе, нужно сосредоточиться на соответствии запросам российского общества к гуманитарным специалистам, исследователям, лингвистам, на необходимости готовить грамотных специалистов для всех сфер российской жизни.

Язык, а значит, культура, не погибнет, он имеет широкое распространение в мире, и есть еще образованные носители, успокаивают филологи. «Но то, что он становится более примитивным, — это мы уже можем наблюдать. У молодых людей маленький лексический словарь, они изъясняются, используя минимум слов. Нет языковых авторитетов. Личная ответственность каждого важна — за свои слова и как они написаны», — утверждает Елена Шмелева.

Грамотность формируется в речевой деятельности и напрямую связана с развитием устной и письменной речи ребенка. Поэтому образовательный процесс — в центре ответственности за результаты. «Однако не стоит винить школу, которая по сути в одиночестве работает в этом направлении. Вопрос образованности поколения — это государственный вопрос «безопасности национального генофонда», — считает Лариса Львова.

Если бы была консолидированная ответственность за грамотность и образованность молодого поколения, то вместе со школой ее должны разделить и семья, где стало значительно меньше живого общения между поколениями, но больше — в социальных сетях, и СМИ, и даже бизнес, который должен иметь больше социальной ответственности. Ибо в обществе размытых норм и двойных стандартов, зыбких или отсутствующих нравственных идеалов довольно трудно прийти к результатам всеобщей грамотности.

На правах рекламы
Известия // вторник, 8 июля 2014 года

Без книг — никак

Без книг — никакПроблема грамотности населения актуальна как никогда

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке