Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
5 декабря
2016 года

Не такой, как все

Как помочь вундеркинду стать успешным человеком

Фото: shutterstock.com

Ребенок с младых ногтей демонстрирует выдающиеся способности к математике, поет как соловей, пишет романы или уже ставит собственные химические опыты? Конечно, это повод для родительской гордости, но быть папой и мамой вундеркинда еще и огромная ответственность.

Раннее развитие вошло в моду в нашей стране с начала 2000-х. С появлением всевозможных клубов и магазинов а-ля «Маленький гений», а также огромного количества развивающей литературы и выкладок вроде бестселлера «После трех уже поздно» у многих родителей начался яростный зуд: как, моему сыну уже два года, а он еще не читает? Шекспира? На языке оригинала?..

К счастью или к несчастью, по статистике только 2–3% детей демонстрируют так называемый вундеркиндизм — когда развитие интеллекта намного опережает психофизиологическое развитие ребенка. И, по данным экспертов, опять же всего 2% из них сохраняют свои выдающиеся способности после достижения совершеннолетия.

Подарок судьбы

Как распознать вундеркинда? Очевидно, что он значительно быстрее овладевает теми навыками, на освоение которых у обычных детей уходят месяцы и годы. «Год назад я встретил необычного мальчика. В 11 лет он свободно воспринимал и использовал информацию о различных психологических техниках, которую мы преподносим взрослым клиентам, — рассказывает Арсен Нерсисян, основатель и директор «Клуба ораторов». — Мальчик владел 3–4 языками и выучил их, просто пролистав учебники». Нерсисяна поразили внешнее спокойствие и сдержанность ребенка. Он вел себя как взрослый мужчина, не интересовался играми своих ровесников и впитывал каждое слово преподавателя.

Это один из возможных типажей, но, если приглядеться, каждый вундеркинд уникален и необязательно вписывается в образ маленького мудрого старичка или очкарика-отличника. Особенно сложно воспринимаются окружающими дети с синдромом саванта (по-французски это слово означает «мудрец»), которые обладают уникальным даром в одной узкой сфере. При этом они страдают от речевых нарушений и проблем в общении, вплоть до полной самоизоляции (ну как не вспомнить тут Григория Перельмана). Но далеко не всегда у одаренных детишек случается «горе от ума».

Как правило, способности ребенка выявить легче, чем помочь вундеркинду не растерять свой талант. Нерсисян убежден, что с точки зрения педагогики и воспитания тут надо исходить из принципа золотой середины — чередуя и аккуратно дозируя умственные и физические нагрузки, выбирая нестандартные форматы обучения. «К сожалению, современные школы в большинстве своем стремятся всех привести к одному общему знаменателю. А каждый такой ребенок больше всего нуждается в индивидуальном подходе. В идеале государство должно составить программу поддержки вундеркиндов, ведь это будущее нашей страны. Только пока ими мало кто интересуется за пределами больших городов».

А еще при работе с вундеркиндами очень важно, чтобы они учились с детьми своего возраста, подчеркивает Юрий Тихорский, директор московской школы-интерната «Интеллектуал». Нет ничего хорошего в том, что подросток лет 10–12 становится студентом университета. Все детство ребенка идет насмарку: теряется возможность общения со сверстниками, происходит психологический перекос, появляются разные проблемы психологического свойства, вплоть до депрессии и суицида. «Задача школы — загрузить вундеркинда помимо учебного процесса. Пусть он последовательно пройдет все этапы школьного образования в среде, адекватной ему по возрасту. Тогда талант его надежнее сохранится», — рекомендует Тихорский.

Конечно, школа традиционная, построенная по канонам русской классической гимназии, одаренному ребенку может и не подойти. Ему нужна креативная среда, где преподавание ведется гибко и вундеркинд сможет получить любую интеллектуальную нагрузку. Кроме того, он должен обучиться общешкольным навыкам — к примеру, уметь оформлять задания и сдавать экзамены, придерживаясь существующих правил. Не менее важно попытаться сдвинуть ребенка с его отдельной области, как бы он в ней ни блистал. Именно умение адаптироваться в обществе и универсальность знаний помогут ему максимально реализоваться в будущем — так диктует современный мир.

Благодаря и вопреки

Генетические исследования показывают, что коэффициент наследуемости интеллекта составляет всего 50%. При этом наследуемость вербального интеллекта выше, чем невербального. Это значит, что родители-физики имеют меньше шансов передать свои гены ребенку, чем родители-лирики.

И тем не менее инвестиции родителей, а также их собственный род занятий исследователи считают основной предпосылкой для проявления недюжинных способностей у ребенка. Грубо говоря — от осины не родятся апельсины...

В 1990-е годы многие СМИ писали о сестрах Князевых. Родители Анжелы и Дианы целенаправленно развивали их интеллект и творческие способности по собственным обучающим методикам. Девочки окончили школу в 10 и 11 лет (на сегодняшний день рекорд принадлежит британцу Аррану Фернандесу, который сдал выпускные экзамены в возрасте пяти лет), а дипломы экономистов Финансовой академии при правительстве РФ получили в возрасте 13 и 14 лет. За этим последовали переезд в США и поступление в престижный Стэнфордский университет. Сегодня взрослые девушки, ставшие докторами наук, занимаются преподаванием в американских высших учебных заведениях.

Всем нам известны знаменитые спортивные, актерские, музыкальные, режиссерские династии, где торжествует принцип Макаренко — обучение на собственном примере. Все три дочери шахматного журналиста и учителя Ласло Полгара стали игроками мирового класса. Мать хоккеиста Овечкина — Татьяна Овечкина — двукратная олимпийская чемпионка по баскетболу. Дочь режиссера Френсиса Форда Копполы Софи сама успешно снимает фильмы. Мать Перельмана — учитель математики. И так далее.

Конечно, есть и примеры, когда ребенок смог преодолеть сопротивление родителей и добился успеха на самостоятельно выбранной стезе. Отец композитора Генделя запрещал ему заниматься музыкой и считал, что юриспруденция — куда более достойный выбор для его сына. Такого же мнения придерживался отец писателя Франца Кафки. Маленького Ландау наказывали за любовь к уравнениям. Но в современном мире ответственных родителей, заинтересованных в том, чтобы их ребенок занимался любимым делом, стало гораздо больше.

«Когда выясняется, что у ребенка есть способности — не важно какие, его папа и мама должны выяснить, что же предлагает система образования именно для него», — считает Екатерина Каширская, нейропсихолог, директор центра «Образование в развитии». К примеру, музыкальное образование в России доступно с самого раннего возраста. В спорте (и тут особенно повезло шахматам, у нас даже существует специальный чемпионат для детей до 8 лет) многое зависит от того, какой именно вид привлекает ребенка. Но и тут дела обстоят не так плохо, хорошие секции есть даже в самых удаленных регионах РФ. В каких-то других областях жизни — наука, гуманитарные дисциплины — все будет ограничено городами-миллионниками. И переезд в этом случае может определить судьбу одаренного ребенка...

«Всем нам хочется, чтобы наши дети были талантливы. Но способности и реальные результаты — это разные вещи, — продолжает Каширская. — Родители должны решить за своего маленького «гения», принимают ли они условия «контракта». Ежедневные, многочасовые тренировки или занятия музыкой, жесткий конкурентный стиль жизни, узкая специализация, которая необязательно будет востребована обществом, — за возможный успех придется заплатить авансом». Не все дети обладают эмоциональными особенностями, необходимыми для того, чтобы выдержать этот уровень стресса. Поэтому консультация психолога тут просто необходима.

Во весь голос

Сергей Цыганов, организатор и председатель правления детского фонда «Атлант», уверен, что талантам надо помогать. Ежегодно в программах фонда — а это конкурсы художественной направленности — принимает участие свыше 8 тыс. детей из 65–70 субъектов Федерации. Большой энтузиаст, душой болеющий за талантливых юных музыкантов, Цыганов вспоминает, как в одном из конкурсов — «Жар-птице» — приняла участие десятилетняя Саша Рахманькова, обычная девочка из небогатой ивановской семьи. По семейной легенде, девочка начала петь раньше, чем говорить, — в полтора года. Потом была победа на конкурсе «Славянский базар» в Витебске и еще 8 Гран-при и первых мест на международных и российских вокальных конкурсах. Сейчас Саша записывает свой альбом в Лондоне. Гордится Цыганов и Диной Гариповой — финалисткой знаменитого телевизионного шоу «Голос», которая тоже когда-то была одной из юных конкурсанток «Жар-птицы».

«К сожалению, все чаще и чаще в постсоветской России выявление и развитие таланта становится заботой родителей. Конечно, у нас пока еще сохраняется внешкольная система работы с детьми — хореографические, вокальные коллективы на базе музыкальной школы. За рубежом этого почти нет — наверное, поэтому наши дети всегда получают призы на международных фестивалях, — рассказывает Цыганов.— А вот когда ребенок вырастает, начинаются серьезные проблемы — социальные лифты уже не работают. Нужны деньги на репетиторов, на раскрутку — шоу-бизнес выдвигает свои требования, часто не относящиеся к искусству...» В этом смысле детские конкурсы могут помочь если не тысячам, то сотням одаренных детей вовремя попасть «в хорошие руки». «Мы стараемся выявить самых способных, познакомить их с лучшими педагогами, с известными артистами, помочь поступить на бюджетное отделение музыкальных училищ», — добавляет он.

Сколько же времени требуется, чтобы понять, талантлив ребенок или нет? По словам Цыганова, за полгода-год активных занятий с опытным преподавателем все станет ясно. А сдавать экзамены в профильные учреждения или участвовать в конкурсах можно не раз и не два: известна же история, когда Горького взяли в церковно-приходский хор, а Шаляпина — нет.

Трудно быть богом

Судьбы вундеркиндов складываются по-разному. Кто-то добивается феноменального успеха, кто-то становится обычным человеком и только в воспоминаниях ощущает эйфорию своей детской славы, а кто-то ломается при первых жизненных неудачах, страдает от психических заболеваний или даже встает на преступный путь. В 2011 году в Запорожье выбросился из окна 18-летний Сергей Резниченко, в прошлом — участник телепередачи «Самый умный». В университет он поступил в 15 лет. Своим близким юноша оставил записку, в которой было всего два слова: «Я — Бог».

Говорят, первые годы своей жизни будущий гений непременно должен провести с матерью, а не в яслях или детских садах — это дает ему столь необходимое ощущение собственной безопасности и высокой (не завышенной) самооценки. Важны и спартанские условия жизни — талант не любит комфорт и повышенную (но опять же не слишком) интеллектуальную загрузку.

«В конечном счете единственный критерий успеха — доволен ли человек тем, что он делает. Успешность со стороны нельзя назвать подлинной, нет никаких объективных критериев ее оценки», — подытоживает нейропсихолог Екатерина Каширская. Главное — не только для вундеркинда, но и для любого ребенка — иметь собственные цели и двигаться в их направлении. Именно это движение даст ощущение полной, счастливой жизни. А это гораздо важнее, чем амбиции родителей.

На правах рекламы
Известия // вторник, 8 июля 2014 года

Не такой, как все

Не такой, как всеКак помочь вундеркинду стать успешным человеком

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке