Новости, деловые новости - Известия
Среда,
27 июля
2016 года

Как карта ляжет

Все больше медицинских учреждений внедряют собственные информационные системы

Фото: shutterstock.com

По словам министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой, до 2020 года все россияне будут переведены на электронное медицинское обслуживание. Как же происходит этот процесс сегодня и что информатизация даст врачам, пациентам и чиновникам от медицины?

Мы живем в цифровую эпоху. Мы храним свои тексты на компьютере, делаем снимки цифровым фотоаппаратом, общаемся в социальных сетях. Бумажные носители становятся все менее нужными и популярными... Однако по-прежнему, направляясь к врачу, мы с легкой тревогой ждем, пока нашу медицинскую карточку, часто до неприличия распухшую от бланков и порядком потрепанную, не достанет с полки хмурая тетенька из регистратуры. Тем временем Минздрав обещает, что в скором времени нам уже не придется расшифровывать докторские каракули, а врачу — до изнеможения писать ручкой.

Прощай, бумага?

Медицинские информационные системы появились довольно давно: в 1965 году в США был создан первый ресурс, оцифровавший библиотеку специализированной литературы, а первую «опытную» систему электронных медицинских карт (ЭМК) внедрили в 1972 году. Но до сих пор в мире нет единого мнения, как же сделать это централизованно и наиболее эффективно. В российское здравоохранение электронные новинки пришли в середине 90-х и были успешно опробованы многими крупными медицинскими центрами. В скором времени ими обзаведутся большинство российских больниц и поликлиник: как и любое нововведение, новая система потребует некоторого времени на отладку и «на привыкание»...

«Разные страны идут к внедрению системы ЭМК по-разному. Вопрос в том, какие именно цели мы при этом преследуем, — комментирует ситуацию профессор, доктор экономических наук, заслуженный экономист России Владимир Гришин. — Одно дело — наладить электронное делопроизводство и оцифровать архивы. А другое дело — предоставить пациентам новые возможности». В свое время он предлагал привязать ЭМК к электронному полису россиянина — идея здравая, но пока не нашедшая воплощения.

Помимо очевидных преимуществ, которые ЭМК дает врачам и их подопечным, ее повсеместное внедрение поможет собирать данные о состоянии здоровья населения того или иного региона, в том числе на федеральном уровне, а также планировать финансовую политику медицинских учреждений, подчеркивает экономист.

Почему ЭМК, как никогда, актуальна именно сейчас? Сегодня пациент не нуждается в прикреплении к медицинскому учреждению, он мобилен. Бумажную карту не всегда легко получить на руки, кроме того, ее могут потерять как сам пациент, так и поликлиника. В то же время наши права как пациентов требуют, чтобы вся медицинская информация о нас была «при нас», в легко доступном пространстве, но и под надежной защитой.

Национальные особенности

При всех своих достоинствах создание системы ЭМК в России создает массу проблем: это и технические сложности, в том числе вопросы энергостабильности систем и техподдержки, и юридические тонкости, и вопросы обучения.

Серьезно усложняет ситуацию отсутствие словарей и классификаторов, а также четких стандартов, которые бы регламентировали структуру документов электронной истории болезни. На Западе существуют стандарты HL7, словари терминов SNOME и LONIK. В России же нет даже единого классификатора услуг. Один стандарт принят в ОМС, другой спущен Минздравом, в клиниках РАМН — третий, а частники кодируют услуги вообще как хотят. «Информатизация медицинских учреждений уже вовсю началась, плохо, что идет она без единых стандартов. В итоге в Единой государственной информационной системе здравоохранения (ЕГИСЗ) накапливается огромное количество неструктурированных медицинских документов, информационная ценность которых сомнительна», — считает главный разработчик медицинской информационной системы MGERM-soft Владимир Келенин.

Не все медики встречают эту инновацию положительно. Тренинг врачей и медсестер — важнейший этап внедрения медицинской информационной системы. От этого зависит успех информатизации в каждой отдельно взятой клинике. Медицинский персонал обычно очень боится перемен. Многие люди в возрасте принимают новую систему в штыки, им кажется, что они могут не справиться. Обучение призвано помочь снизить уровень стресса и справиться с трудностями, которые возникают у новых пользователей.
Пока непонятно и то, как ЭМК будет использоваться в правоохранительной практике: по закону, например, в суде необходим бумажный носитель. До сих пор юридически не урегулировано, какова ответственность сторон за хранение информации. Кто ее несет? Врач? Медучреждение? Поставщик услуг?

По кирпичику

Кроме того, ЭМК предполагает создание сложной информационной пирамиды: на нижнем уровне будет храниться максимум информации о пациенте, а какие-то избранные данные пойдут дальше, вверх, вплоть до Минздрава.

Процесс информатизации в России централизован. В нем можно выделить три уровня: федеральный, региональный и отдельно взятое учреждение. Федеральный сегмент (ЕГИСЗ) полностью контролируется государством, а каждый регион выстраивает свой сегмент самостоятельно. Руководители конкретных медицинских учреждений теоретически имеют возможность выбрать систему самостоятельно, но она должна быть интегрирована с региональным сегментом. На практике же руководители ЛПУ следуют настойчивым рекомендациям руководства регионов.

Такая ситуация имеет свои минусы, потому что происходящее на федеральном уровне абсолютно не контролируется медицинским и экспертным сообществом. «Лечебное учреждение может получить такую систему, с которой не может работать, потому что она не учитывает специфику данной клиники. В результате получается, что государственные деньги расходуются неэффективно», — резюмирует разработчик.

На местах

«Первая программа электронной истории болезни появилась в нашем центре в 1994 году, — рассказывает Елена Меских, врач-маммолог, старший научный сотрудник федерального маммологического центра ФГУ «РНЦРР» Минздрава России. — Мы освоили ее, привыкли и думали, что лучше быть ничего не может, но ряд важных функций ей был недоступен». Два года назад центр приобрел программу MGERM-soft — статистические данные, подсчитанные ею, удалось совместить с существующей статистикой не сразу, но как только это произошло, дело пошло как по маслу.

«Очевидный плюс информационной системы в том, что она избавляет не только рядового врача, но и руководителя отделения или лаборатории от массы нудной бумажной работы и утомительных подсчетов. Меньше времени на «бухгалтерию» — больше времени пациентам и сотрудникам, — подчеркивает Меских. — Я проработала в рентгенологии 19 лет. Сейчас у нас произошел гигантский прорыв на технологическом уровне. Мы как будто шагнули в другое пространство». Были оцифрованы старые архивы: Елена вспоминает, как когда-то, чтобы посмотреть снимки, приходилось идти в отдельное здание архива и делать там заказ. На это уходил как минимум один день. Сегодня чтобы провести анализ маммографии, КТ или МРТ, сделанных в течение нескольких лет продолжительного лечения, достаточно несколько раз кликнуть мышкой. Скоро в РНЦРР должно произойти и соединение ЭМК с массивными базами данных, в которых хранятся терабайты диагностических исследований.

«В целом медицинское сообщество поддерживает введение ЭМК. Необходимость электронного документооборота понимают и главные врачи государственных клиник, и директора частных. Мы постоянно получаем письма от врачей из разных городов, которые хотят купить электронную карту «для себя лично», чтобы справиться с огромным количеством бумажной работы», — рассказывает Владимир Келенин.

К сожалению, пока медицинские учреждения внедряют информационные системы разобщенно, кто во что горазд. Призывы Минздрава к информатизации звучат расплывчато. Параллельно, конечно, происходит обмен опытом, клиники пытаются перенимать друг у друга удачные наработки, но глобальной сети пока нет, и вряд ли она будет создана в ближайшие годы. Официально получить электронную консультацию врача тоже пока невозможно — нет утвержденных юридических регуляторов. Но в неформальном порядке многие врачи консультируют своих пациентов из других регионов России по Skype или по электронной почте.

Личное дело каждого

Параллельно с внедрением ЭМК у российских пациентов появилась возможность создать свой собственный медицинский архив. Для этого информационная система медучреждений должна предусматривать выгрузку всех данных в открытом формате. В идеале медик обязан по вашей просьбе сбросить вашу историю болезни или выписки из нее на флэшку или другой носитель. Затем пользователь может разместить их в медицинском онлайн-хранилище и предоставить доступ к информации нужному ему специалисту. Это можно сделать, к примеру, на отечественном сайте medarchive.ru, который представляет собой такую площадку для обмена медицинской информацией. По словам разработчиков сайта, пациент и врач могут взаимодействовать через медархив почти так же, как в реальном мире. Пациент рассказывает о проблеме, врач дает рекомендации, отправляет на обследование, ставит диагноз. Личная медицинская информация, включая консультации врача, электронную медицинскую карту, надежно и конфиденциально хранится в архиве пациента.

Реализация таких проектов довольна сложна из-за ряда причин. К примеру, большие надежды подавало приложение Google Health. Однако оно провалилось с треском и было закрыто в 2012 году. По общему мнению, проект не приносил никакой реальной пользы: не имел функций электронной записи или автоматической повторной выдачи рецепта, не позволял отслеживать важнейшие показатели здоровья, а главное — не способствовал общению между врачами и пациентами.

Инфографика: Василиса Дорошина

На правах рекламы
Известия // пятница, 22 августа 2014 года

Как карта ляжет

Как карта ляжетВсе больше медицинских учреждений внедряют собственные информационные системы

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке