Новости, деловые новости - Известия
Вторник,
30 августа
2016 года

Большевики агрессивного ислама

Политолог Глеб Кузнецов — о том, какой «новый порядок» несут миру новопровозглашенные государства-2014

Глеб Кузнецов. Фото: Анвар Галеев

На сегодняшний день Запад считает «Исламское государство» (ИГ), возникшее на территории Сирии и Северного Ирака после успехов группировки ИГИЛ, существенно большей угрозой международному миропорядку, нежели те события, которые разворачиваются на Украине. Мимо России, поглощенной украинскими проблемами, это явление прошло практически незамеченным. Разве что Рамзан Кадыров обещал сражаться и победить ИГ, если оно придет на землю Кавказа.

Между тем разобраться, что собой представляет ИГ, нам важно хотя бы потому, что оно действительно обещает прийти не просто на нашу территорию, а за ней, и не только на Кавказ, но и в Поволжье, Крым, Причерноморье.

Прежде всего ИГ — это не «Аль-Каида. Это не центр венчурных инвестиций в проекты, связанные с агрессивным исламом, не группа террористов, сражающихся против американцев, сирийцев или еще кого бы то ни было.

Это явление. Его сторонники воюют не с кем-то, а за что-то — за то самое «Исламское государство», за халифат. У них есть свое видение глобальной ситуации. И в рамках этого видения их враг — это не только полковник сирийской армии, контролирующий деревеньку по соседству, не только израильтянин, «жирующий на исторических землях арабов», и даже не президент США Барак Обама, «спонсирующий еврейскую плутократию», а премьер-министр Испании, король Саудовской Аравии и индийский премьер-министр вместе с египетскими военными.

Иными словами, все те люди, которые несправедливо управляют территориями, отторгнутыми от некогда существовавшего «идеального халифата». Да, не меньшим врагом сегодняшнего ИГ, чем европейские плутократы или азиатские руководители формально неисламских стран, являются «продажные» и «неискренние» исламские монархии, которые отказались от истинного ислама, и террористические группы, не руководствующиеся правильными целями и ведущие свои локальные войны в чужих интересах.

Сегодня на повестке дня ИГ именно эти группы вместе с правительственными войсками Ирака. Ну а в перспективе — экспедиционный корпус Ирана и монархии Залива, которых ждет невеселая судьба в случае дальнейших побед халифата. Так, руководители ИГ уже обещали взорвать камень Каабу, так как правоверные, по их мнению, должны поклоняться Аллаху, а предметы, овеществленные символы, только отвлекают правоверных от истинной веры. Ну а если ИГ не остановить, дойдет дело и до Испании, Крыма, Кавказа.

Почему и чем опасно ИГ для мира?

Объединительная идеология ИГ привлекательна для молодежи. Она нова, оригинальна, а не скучна. Она позволяет ответить на вопрос, как получается, что одни мусульмане живут во дворцах на берегах Залива, а другие — в лагерях беженцев с единственно возможной карьерой — воевать в интересах тех, кто живет во дворцах. Отвечает просто: те, кто живет во дворцах, шейхи и эмиры — враги, предавшие истинную веру за деньги США и Запада.

У «Аль-Каиды», созданной живущими во дворцах, ответа на этот важный для молодого поколения арабов вопрос по понятным причинам не было. Собственно, приверженцы ИГ отличаются от традиционного фундаментального ислама тем же, чем большевики отличались от социал-демократов. Простыми ответами на простые вопросы.

ИГ предлагает большой проект. Возрождение единого исламского государства в максимальных исторических границах. Включая Испанию с Португалией — с запада, Причерноморье и Поволжье — с севера и Среднюю Азию вплоть до Китая — с северо-востока.

Но это дело далекого, с точки зрения идеологов ИГ, будущего. Настоящее — устранение несправедливых, искусственных, как им кажется, границ внутри арабского мира, построение единого арабского государства. Халифат, которым нас пугали давно, впервые превратился из предмета обсуждения в подвалах, ущельях и «кружках» в то, о чем громко говорят в мечетях городов уровня 2-миллионного Мосула. Из призрака стал явью. Пока в границах части Сирии и Ирака.

Помимо идеологии у ИГ есть и технологические преимущества. Оно лучше владеет  современными медиасредствами, чем кто-либо из последователей «Аль-Каиды». Фильмы, о которых западные информагентства говорят, что они «голливудского качества», интернет-продвижение, ролики, СМИ. Хорошее финансовое положение: после захвата огромной территории у ИГ есть база, в том числе и финансовая. В разграбленных банках иракских городов находилось, по разным оценкам, до $2 млрд. 

Кроме того, у ИГ есть харизматичный и боевой лидер, который не прячется в ущельях, а выступает перед верующими в мечетях, находится рядом с ними в бою. У халифата есть  халиф. Лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади взял имя Ибрагим в честь пророка Ибрагима (Авраама), который дал миру веру в единого Бога и стал, согласно Корану, родоначальником арабов. Яркая простая идеология, опыт военных успехов, сильный лидер, финансы и контроль над территорией, пропагандистская машина, искусно владеющая современными средствами и инструментами пропаганды — всё это сегодняшний халифат.  

Призрак, долгое время бродящий по арабскому миру, материализовался в прародине всех государств — в Междуречье.

Но, как это часто бывает, у медали две стороны. Претензии на духовное лидерство и светскую власть аль-Багдади справедливо раздражают лидеров мусульман по всему миру. В борьбе с ИГ объединились и богословы, регулярно указывающие на неистинно исламский и даже антиисламский характер идеологии ИГ, и светские власти арабского мира.

Лига арабских государств признала ИГ террористической организацией и призвала к объединению арабов в борьбе с этим злом. Впервые существует реальная вероятность объединения шиитов Ирана с арабской коалицией против ИГ в едином политическом и военном строю. Самые свирепые и непреклонные террористические организации Палестины, Ливана, Сирии сражаются с ИГ не на жизнь, а на смерть. (Вспомним, как американцы сетовали на то, что, нанося ущерб ХАМАС, Израиль нарушает «экологию» террористических движений Ближнего Востока и на место ХАМАС может прийти нечто значительно худшее. Имелось в виду именно ИГИЛ.)

Во внутренней политике ИГ демонстрирует жестокость, свойственную террористической группе, а не государству. Собственно, государством, халифатом, даже на контролируемых территориях движение так и не стало. Массовые расстрелы, казни, этнические и религиозные чистки, инициативы вроде принудительной кастрации всех находящихся на территории ИГ женщин — всё это не может не вносить раскола в том числе и внутри весьма неоднородных вооруженных сил группировки, в которую входят, в частности, и светские военные Саддама Хусейна, и умеренные сунниты, недовольные политикой Багдада под шиитским и американским контролем.

Сегодня, когда понятны контуры анти-ИГ коалиции — от беспилотников США до Стражей исламской революции Ирана и от сирийских «дочек» «Аль-Каиды» до почтенных девелоперов ОАЭ, — сложно предположить, что «халифат» аль-Багдади достигнет своих целей. Показавшие свою эффективность точечные бомбардировки с уничтожением лидеров плюс войсковые операции «на земле», проводимые армиями, пусть и не быстро, но уничтожат это квазигосударство, а внутренние раздоры совсем крайних, просто крайних и умеренных на севере Ирака им помогут.

Но важнее другое. Конец истории не состоялся. Это верно и для Европы, и для Междуречья. Земля как будто беременна новыми государствами, новыми принципами международных отношений. Только за 2014 год провозглашены четыре новые страны. Все четыре ведут вооруженную борьбу и сегодня.

По разным причинам я не верю в перспективы ни одной из них. Но, полагаю, уже завтра на место проигравших создателей новых государств придут другие, будут предприняты новые попытки изменить границы, найти, отвоевать себе место под солнцем, сконструировать новую международную систему, основанную на принципиально иной архитектуре. И она будет угрожать всем «старым» странам, всем сложившимся государствам.

Опыт объединения привычных врагов — Ирана, США, Саудовской Аравии, Сирии, Турции — в борьбе с врагом новым вне зависимости от его успешности демонстрирует принципиально иную линию «геополитического раскола» — не между странами и блоками, а между «старыми» странами и «новыми» претендентами на государственность, между привычным миропорядком и миропорядком новым.

И всем симпатизантам и приверженцам краха старого мирового порядка стоило бы поразмыслить, а будет ли этот «новый порядок» лучшим выбором для России и наших союзников. Или лечение мехов «старого мира» новым, ядреным, бродящим вином молодых самопровозглашенных государств окажется опаснее самой болезни.

Бойтесь исполнения своих желаний, особенно если они касаются геополитики.        

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // четверг, 11 сентября 2014 года

Большевики агрессивного ислама

 Большевики агрессивного исламаПолитолог Глеб Кузнецов — о том, какой «новый порядок» несут миру новопровозглашенные государства-2014

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Обама объявил войну ИГИЛ»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке