Суббота, 27 мая 2017
Культура 12 сентября 2014, 17:05 Светлана Наборщикова

Михайловский балет превратил класс в концерт

На фестивале «Балет. Высокий сезон» петербуржцы представили спектакли разных стилей

Наталья Осипова. Фото предоставлено пресс-службой Михайловского театра

У Михайловского театра три магистральных линии балетного репертуара. Первую, учитывая придворные корни коллектива, можно назвать императорской. В этом разделе такие шедевры классического наследия, как «Лебединое озеро» и «Жизель». Вторую — советской. Здесь блистает «Лауренсия» и горит «Пламя Парижа». Третья линия — современная, точнее сказать, дуатовская. Убывший в Берлин экс-худрук Михайловского балета Начо Дуато оставил труппе поставленные в Петербурге композиции и в качестве хореографа-резидента намерен ставить еще.

Ранее «императорское», «советское» и «дуатовское» в одном спектакле не пересекались. И вот балетоманам, по каким-то причинам упустившим из виду михайловское разнообразие, выпал шанс восполнить пробел в одно касание. В рамках фестиваля «Балет. Высокий сезон» театр представил «тройчатку», где фигурируют достижения труппы во всех трех разделах.

Открыл вечер «Привал кавалерии» — милая безделушка из придворных опусов Мариуса Петипа. Закрыла — «Белая тьма», трагический спектакль Дуато, посвященный умершей от передозировки наркотиков сестре. В первом — лирическая история со свадебным па-де-де; бравые драгуны, способствующие счастью влюбленных; умилительные декорации идеальной деревни; задиристые пейзане, очаровательные пейзанки, кивера, ментики, полковые барабаны. Во втором — минималистское оформление, приглушенный свет, сыплющийся с колосников безжалостный порошок (в роли героина — манная крупа) и похожий на навязчивую галлюцинацию танец, от которого тем не менее глаз не оторвать.

Анжелина Воронцова и Иван Васильев в спектакле "Привал кавалерии"

Анжелина Воронцова и Иван Васильев в спектакле "Привал кавалерии"

Фото предоставлено пресс-службой Михайловского театра


Роднит эти балеты энтузиазм труппы, успешно осваивающей полярные танцевальные высказывания. При этом, как ни странно, большие опасения поначалу вызывает старинный «Привал кавалерии», нежели недавно танцуемая «Белая тьма». А всё потому, что жанр балета-шутки, балета-анекдота, балета-водевиля практически исчез с наших афиш. Перед танцовщиками стояла непростая задача его сохранения и совершенствования, и они ее решили. Спектакль получился легким, искрометным, озорным, в чем немалая заслуга главной пары — Анжелины Воронцовой и Ивана Васильева, особенно органичных в крестьянских ролях.

Третий балет — «Класс-концерт» Асафа Мессерера — в Михайловском танцуют впервые. В своей новейшей истории он шел в Большом театре и в Национальной опере Украины, но долго на этих сценах не задержался. В Санкт-Петербурге шедевр советского наследия, по всей вероятности, останется. Постановщик Михаил Мессерер, он же главный балетмейстер театра, по долгу службы заинтересован в отличной форме подопечных, а «Класс-концерт» — театрализованное прочтение ежедневного балетного тренажа — напрямую призван помочь в ее поддержании.

Начинается и завершается балет вступительными фанфарами из «Праздничной увертюры» Дмитрия Шостаковича, в советское время ее часто подкладывали под кадры наших трудовых побед. «Класс-концерт» — это балетные домны и пашни. Здесь свои встречные планы, пятилетки в четыре года и рывки на опережение. И свои герои труда. Кордебалет соревнуется с солистами, солисты — друг с другом, а в процессе складывается коллективный портрет труппы, где лучшие выходят на такой максимум, что публика реагирует многоголосным «ах!».

Как это удается михайловцам? В целом неплохо: кордебалет ровен и стабилен, солисты техничны и обаятельны. Есть и безусловный лидер — Леонид Сарафанов, универсальный артист, одинаково свободно чувствующий себя и в классике, и в современном танце. Но вот вожделенное «ах!» срывают лишь сверхстремительные вращения, высоченные прыжки-шпагаты и отчаянные «рыбки» приглашенной солистки Натальи Осиповой.

Все-таки «Класс-концерт», наследующий большому советскому стилю, — это не просто выход, а дело доблести и подвиг славы. Тут вместо сердца нужен пламенный мотор. И тогда мечта прекрасная, еще не ясная, уже зовет тебя вперед. Осипову позвала, остальные пока в ожидании.

Наверх

Мнения

Наверх