Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
26 мая
2016 года

Доверяй и проверяй

О будущем инвестиционного аудита в России

Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Вопросы повышения инвестиционной привлекательности страны или отрасли нередко становятся предметом обсуждения на самом высоком уровне. Государство стремится поощрить рост вложений в предприятия и отрасли, отстающие в развитии. Инвесторы же, в свою очередь, рассчитывают максимально быстро вернуть потраченные средства и получить желаемый доход. Определить риски и перспективы новых вложений, а зачастую и принять окончательное решение по их целесообразности помогает инвестиционный аудит.

Если в Европе и США он практикуется уже десятки лет, то в России инвестиционные компании пока далеко не всегда прибегают к помощи профессиональных аудиторов. Главная задача инвестиционного аудита — оценить целесообразность инвестирования в тот или иной проект либо ценные бумаги. Получая профессиональное мнение по финансовым результатам, инвестор может адекватно соотнести прогнозируемую доходность и потенциальные риски.

«Инвестиционный аудит позволяет выявить компании, которые способны в короткие временные промежутки выйти на существенно более высокий уровень прибыли, — рассказывает Тамара Касьянова, первый вице-президент общероссийской общественной организации «Российский клуб финансовых директоров». — Эта процедура позволяет оценить деятельность рассматриваемого объекта под самыми разными углами. В результате инвестор получает информацию о политике, которую проводило и проводит руководство компании, ее платежеспособности и основе формирования прибыли». Также будущий инвестор получает доступ к учредительным документам и динамике формирования уставных капиталов. Наряду с этим анализу подвергается финансовая деятельность, в том числе непрофильная. И лишь после всего этого принимается окончательное решение относительно целесообразности вложений инвестиций.

Снижая риски

В классическом варианте инвестиционный аудит включает в себя налоговую, юридическую, техническую и оценочную составляющие. Итоговой процедурой исследования, как правило, является определение стоимости, которое учитывает все выявленные риски и нюансы исследуемого объекта.

«Заказчиком инвестиционного аудита обычно является покупатель, который видит в этой процедуре возможность обезопасить себя от рисков, скрытых в активе, а также снизить предполагаемую цену сделки из-за выявленных рисков в деятельности, — отмечает Алексей Баскаков, руководитель департамента оценки компании «ФинЭкспертиза». — Очень часто исследование носит однонаправленный характер и концентрируется, например, на налоговых и юридических рисках в периоде исковой давности (три года). В такой работе юристы и налоговые консультанты ищут сомнительные операции, которые могут быть оспорены, или налоговые схемы, по которым, возможно, придется доплатить налоговую нагрузку». На все эти выявленные факты снижается стоимость актива и, как правило, с существенным повышающим коэффициентом».

Еще одну категорию часто исследуемых объектов представляют предприятия со значительными техническими средст­вами. «Там основную роль выполняют технические эксперты, — объясняет Алексей Баскаков. — Они изучают состояние зданий и сооружений, составляют перечень дефектов и смет на их устранение. Особую сложность представляют большие технологические узлы, например, в гидроэлектростанции — для этих случаев собирается комиссия с представителями со стороны как заказчика, так и продавца. Так, после обследования одного из бизнес-центров в Москве была найдена возможность возведения еще двух этажей, что существенно изменило отправную точку переговоров».

Иногда мнение инвестиционного аудитора по сделке может играть ключевую роль. «Инвестиционный аудит помогает избавиться от риска асимметрии информации между покупающей и продающей сторонами», — отмечает аналитик одного из крупных инвестиционных фондов Андрей Куликов. В первую очередь, поясняет эксперт, при инвестиционной проверке обращается внимание на юридические и налоговые риски, а также проводится оценка финансового состояния компании. Чаще всего обнаруженные риски позволяют снизить предварительно оговоренную оценку компании, а проведение финансовой проверки — убедиться в правильности заложенных в оценку финансовых показателей компании.

Ликбез по-русски

По мнению представителей инвестиционных фондов, одним из катализаторов роста спроса на инвестиционный аудит в России служит общая неразвитость отечественной бизнес-культуры. «В России инвестиционный аудит востребован, особенно в отношении небольших компаний, — считает Андрей Куликов. — Причины кроются как в распространенности среди предпринимателей «схематоза» с НДС, НДФЛ, отчислениями в фонды с целью налоговой оптимизации, так и с большей склонностью к пренебрежению законами у российских бизнесменов в сравнении с их коллегами из США и Европы. Важную роль играет и практическая возможность работы без разрешений и лицензий».

Свое влияние оказывает и в целом низкая финансовая грамотность некоторых служб российских компаний. Нередко финансовый директор осуществляет функции главного бухгалтера, несмотря на недостаток компетентности для этой работы. Поэтому информация, предоставляемая им, может быть поставлена под сомнение.

Сам же инвестиционный фонд-покупатель часто не имеет достаточных человеческих ресурсов для проведения самостоятельной проверки. «Если говорить о конкретной положительной роли инвестиционного аудита, то, например, в одном из проектов понимание юридических и налоговых рисков позволило убедиться в их незначительности и приемлемости для нас, — отмечает Андрей Куликов. — Кроме того, проверка дала возможность на основании скорректированных финансовых данных и информации о рисках снизить общую оценку компании».

В погоне за Европой

В Европе и США инвестиционные фонды заказывают инвестиционный аудит для того, чтобы формально быть «чистыми» перед своими инвесторами. В России же аудит проводится, скорее, с целью именно проверить компанию. Впрочем, сами аудиторы, несмотря на сдержанный оптимизм, подходят к оценке рынка инвестиционного аудита в России гораздо осторожней. «Сейчас он находится на начальной стадии развития, — считает Эдуард Румянцев, директор аудиторской компании BDO в России. — Обычно такой аудит проводится собственными внутренними ресурсами инвестора. Независимые эксперты привлекаются только в отдельных случаях, когда речь идет о финансировании со стороны ЕБРР, Всемирного банка, ВЭБ и прочих крупных российских и международных банков. Потребность в инвестиционном аудите у компаний есть, но они пока редко готовы платить за такую услугу». В Европе и США данный вид услуг очень востребован, так как зачастую проведение инвестиционного аудита является требованием кредитора и без него финансирование не может быть предоставлено.

При этом большая часть рынка инвестиционного аудита в России приходится на крупные иностранные компании. «В России деятельность в этой области недостаточно развита, — убеждена Тамара Касьянова. — Многие большие международные аудиторские компании выходят на отечественный рынок, открывая в нашей стране собственные представительства. Зачастую крупные российские и зарубежные инвесторы и фонды, работающие в этой области, активно пользуются их услугами и доверяют только им. Тем не менее с каждым годом число участников этого сегмента рынка увеличивается, а растущая конкуренция способствует улучшению качества выполняемых работ».

Пока же в плане применения инвестиционного аудита Россия на несколько десятков лет отстает от развитых стран Европы и США. «На Западе благодаря более четкому и продуманному законодательству намного проще оценить риски вложения средств», — поясняет Тамара Касьянова.

Четко структурированная нормативно-правовая база стран ЕС практически полностью исключает возможность сокрытия финансовой прибыли, чем грешат отечественные компании при взаимоотношениях с инвесторами. Поэтому инвестиционная привлекательность России находится на довольно низком уровне, и некоторые крупные зарубежные инвестиционные фонды даже принимают решение прекратить свою работу в нашей стране. «Комплексной услугой в России пока пользуются крайне редко, — отмечает Алексей Баскаков. — Зачастую настоящей потребностью является набор формальных документов — налоговый аудит, отчет об оценке и т. д. — для совершения сделки и закрытия всех возможных вопросов по ней со стороны надзорных органов». В США и Европе общий документ инвестиционного исследования является минимально формализованным, и основным его аргументом является репутация консалтинговой организации.

Ожидать чего-то подобного в России в ближайшей перспективе вряд ли стоит. «Думаю, в нашей стране к такой модели мы придем не скоро, хотя укрупнение консультационного бизнеса является для этого хорошим катализатором, — резюмирует Алексей Баскаков. — Естественно, в текущей экономической ситуации количество сделок будет падать, а средства, затрачиваемые на проведение инвестиционного аудита, — экономиться, часть работ будет выполняться своими силами».

На правах рекламы
Известия // пятница, 24 октября 2014 года

Доверяй и проверяй

Доверяй и проверяйО будущем инвестиционного аудита в России

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке