Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
27 июня
2016 года

«Пламя Парижа» согрело Нью-Йорк

В списке мировых брендов появился Михайловский балет

«Пламя Парижа». Фото предоставлено пресс-службой Михайловского театра/Costas

Чтобы утвердиться за рубежом, нужно покорить Лондон, Париж и Нью-Йорк, считают русские танцовщики. В остальные города мира донесутся отголоски славы, заслуженной в этих балетных столицах. Михайловский балет уже очаровал Лондон, удостоившись нескольких престижных премий британской критики, и вплотную занялся Нью-Йорком, где с возрастающим успехом дал серию своих лучших спектаклей. В афишу вошли «Жизель», «Пламя Парижа», «Дон Кихот» и программа «Три века русского балета» («Привал кавалерии», «Класс-концерт», «Прелюдия»).

«Прелюдия»

«Прелюдия»

пресс-служба Михайловского театра/Nikolay Krusser

Нью-йоркское признание тем более почетно, что выступали михайловцы на сцене, одно упоминание о которой повергает балетомана в трепет. Нью-Йоркский городской театр в Линкольн-центре — резиденция труппы Джорджа Баланчина, легендарного New York City Ballet. С 2008 года театр носит имя Дэвида Коха и будет носить его до 2058-го. Нефтяной магнат пожертвовал на театральные нужды $100 млн, получив право на именной театр. Не правда ли, хороший способ решить проблему обеспечения государственных учреждений? Хотя для России этот пример вряд ли наука — не факт, что вместо Большого или Мариинского у нас приживутся театр Абрамовича или театр Дерипаски.

New York City Ballet после осеннего сезона взял паузу до декабрьских «Щелкунчиков», соответственно, его образованная и искушенная публика стала публикой Михайловского. К ней присоединились и поклонники выступающего по соседству в «Метрополитен-опера» American Ballet Theatre, который также отдыхает до декабря. «Всё те же лица», — заметила местная балетоманка, обозревая партер.

«Привал кавалерии»

«Привал кавалерии»

пресс-служба Михайловского театра/Sveta Tarlova

Начав с хорошо известной в Нью-Йорке «Жизели», михайловцы перешли к главной цели  визита — личному ноу-хау. Одни вещи из этого списка — старинный «Привал кавалерии» и посвященная петербургскому балету «Прелюдия» Начо Дуато — вызвали вежливую заинтересованность, другие — неподдельное любопытство.

Так, первый акт «Пламени Парижа» заставил публику отменить прогулки по фойе и посвятить антракт изучению буклета. Детализированные сюжеты отечественной хореодрамы здесь непривычны, и ряды читающих зрителей, безусловно, свидетельствуют в пользу постановки. В то же время чистый танец, не требующий вникания в либретто, приняли без всякой подготовки. Высоко были оценены как мощные революционные, так и утонченные дворцовые сцены «Пламени».

На ура прошли версальское гран-па с его тонкой стилизацией, характерная сюита с танцем басков во главе и аллегория свободы в финале. Вздох восхищения пронесся по залу, когда над сценой высоко и без видимой поддержки проплыла Ирина Перрен с трехцветным знаменем — трюк, некогда придуманный Василием Вайноненом (кавалер, несущий балерину, скрыт диагональю республиканских дев), и здесь сработал безотказно. 

«Пламя Парижа»

«Пламя Парижа»

пресс-служба Михайловского театра/Stas Levshin

Иван Васильев, вышедший в привычном амплуа жизнерадостного мачо, мог бы вообще не танцевать. Каждый его проход по сцене сопровождался аплодисментами и восхищенными возгласами. Тем не менее танцовщик выдал все свои коронные трюки — как отметила критика, «летал, лежал, сидел в воздухе». Слабонервные зрители замирали, ожидая исхода борьбы с воздушной стихией, но большинство было уверено: Иван приземлится как надо.

Нужно сказать, что здешняя публика ценит подобную силовую манеру как возбуждающую экзотику, но как свое родное воспринимает манеру противоположную — легкую, изящную, точную, безусильную. Громкий (в прямом смысле — после каждого соло зал взрывался овацией) успех Леонида Сарафанова, героя «Класс-концерта», — лучшее тому подтверждение.

В отличие от «Пламени Парижа» «Класс-концерт» Америке знаком, более того, премьера балета (тогда он назывался «Балетная школа») состоялась именно здесь, в Нью-Йорке, в 1962 году. По легенде, у истоков композиции стоял выдающийся импресарио Сол Юрок. Побывав на экзамене в школе Большого театра, он сказал Асафу Мессереру, что балет на эту тему мог бы иметь в Штатах большой успех, и спустя пару лет ГАБТ действительно привез в США сборник балетных экзерсисов на музыку русских композиторов.

«Класс-концерт»

«Класс-концерт»

пресс-служба Михайловского театра/Stas Levshin

«Трудно передать всю прелесть, свежесть и юность «Балетной школы» — это нужно увидеть. Громадный и вполне заслуженный успех Мессерера и всего ансамбля», — строки из американской рецензии 1962 года без каких-либо изменений можно датировать 2014-м, разве что внести пару уточнений. Ансамбль принадлежит Михайловскому театру, а Мессерера зовут Михаилом. Племянник Асафа и главный балетмейстер Михайловского дал возрастному спектаклю новую жизнь, и тот хорошеет от представления к представлению. Отдельный респект стоит адресовать дирижеру Павлу Бубельникову, не побоявшемуся взвинтить темпы до максимума. Порой казалось, что танцовщики не выдержат, но они выдержали.

Завершил нью-йоркский тур михайловцев «Дон Кихот», триумф компактной постановки (самый лаконичный из идущих в России «Дон Кихотов», что, без сомнения, понравилось динамичной публике) и Натальи Осиповой. Строго говоря, все танцовщики были хороши, но Осипова достигла такого уровня мастерства и харизматичности, что вошла в немногочисленную партию истребителей: когда она на сцене, партнеры отходят на второй план.

Впрочем, сколько людей, столько и мнений. В почте главы агентства «Ардани», продюсера гастролей Сергея Даниляна, с которой он любезно ознакомил корреспондента «Известий», есть, например, письмо от известного нью-йоркского адвоката Энди Стоуна. Осипову он коротко называет «божественной», а далее переходит к похвалам Васильеву. Пишет, что никогда не видел, чтобы артист танцевал с таким «блеском и бесстрашием», что этот танцовщик как будто бы с другой планеты и что он, Энди, более 20 раз видел Нуреева, и Васильев обладает «аналогичной магией».

Ну а самое трогательное сообщение из почты Даниляна принадлежит командиру кадетов военной академии Вест-Пойнт, что базируется в 80 км от Нью-Йорка. Командир благодарит за предоставленную его подопечным «возможность познакомиться с миром балета с помощью столь уважаемой компании». «Они получили огромное наслаждение, — отмечается в письме.

То, что Сергей Данилян, возивший в США и Большой, и Мариинский, уже думает о новом гастрольном туре михайловцев, означает: адвокат и кадеты в своих чувствах не одиноки.

— В Америке хорошо знают балетные трупы Большого и Мариинского театров, популярен Балет Бориса Эйфмана. Теперь в списке мировых брендов появилось новое название — Михайловский балет. И это, я считаю, главный итог приезда петербуржцев в Штаты, — сказал продюсер. 

Если всё пойдет по плану, следующий визит Михайловского балета в США состоится в 2016 году.

«Пламя Парижа»

«Пламя Парижа»

пресс-служба Михайловского театра/Costas

Известия // вторник, 25 ноября 2014 года

«Пламя Парижа» согрело Нью-Йорк

«Пламя Парижа» согрело Нью-ЙоркВ списке мировых брендов появился Михайловский балет

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Балет»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке