Среда, 24 мая 2017
Культура 29 декабря 2014, 18:44 Николай Корнацкий

Ридли Скотт без энтузиазма вывел евреев из Египта

В «Исходе» режиссер пытается пересказать библейский сюжет как реальную историю

Кадр из фильма «Исход: Цари и боги». Фото: kinopoisk.ru

1 января в российский прокат выходит фильм «Исход: Цари и боги» Ридли Скотта — монументальная эпопея о том, как евреи покинули Египет в поисках Земли обетованной.

Испугавшись чересчур быстрого размножения порабощенных евреев в своих землях, фараон приказал умертвить всех младенцев. Родители новорожденного Моисея положили его в корзинку и пустили по Нилу. Дочь фараона случайно нашла корзинку в тростнике и решила приютить мальчика. Моисей (Кристиан Бэйл) вырос сильным и мудрым и не подозревал о своем еврейском происхождении, пока добрые люди не рассказали. Сводный брат Моисея Рамзес (Джоэл Эдгертон), завистливый и недалекий, показал ему на дверь. Моисей покинул столицу, чтобы вернуться и освободить свой нежданно обретенный народ.

Кадр из фильма «Исход: Цари и боги».


Биография пророка уже не раз становилась материалом для голливудских фильмов. Самую известную попытку предпринял почти полвека назад Сесил Демилль, ярый антикоммунист и консерватор. Его «Десять заповедей» — наверное, самый успешный пеплум в истории. Героический пафос и новаторские для своего времени спецэффекты принесли создателям рекордную кассу и признание критики.

«Исход» Ридли Скотта — это «Десять заповедей» XXI века. Хронометраж тут более щадящий (вместо четырех часов всего три), актеры играют в более правдивой манере, а Красное море расступается не в пример зрелищнее. Но, по большому счету, ничего принципиально нового мы не увидим. Те же безликие тени на фоне вечных песков. Крайне обидный, хотя и ожидаемый холостой выстрел. Для визуального приключения здесь слишком много разговоров, для биографии легендарного персонажа — слишком мало человеческого, а для фильма великого режиссера Ридли Скотта — слишком скучно.

Кадр из фильма «Исход: Цари и боги».


Над причинами стоит поломать голову. В том, что режиссер «Гладиатора» вернулся к библейским образам, ничего удивительного нет — какой визионер откажется воплотить десять казней египетских? Кроваво-красный Нил, нашествие лягушек, мух и саранчи, черная буря, поглотившая город, а также проход через Красное море — самые красивые кадры фильма, но ждать их приходится слишком долго.

Режиссер попал в ловушку, которую сам же себе и поставил: пересказать Библию так, будто всё случилось на самом деле, — заведомо убийственная задача. Ко времени возвращения в Египет Моисей был не зрелым воином, как в фильме, а 80-летним старцем. А блестящим оратором он вряд ли мог быть и в молодости, поскольку имел отчетливый дефект речи.

Из-за подобных «исторических несоответствий» «Исход» запретили к показу в Египте, Марокко и ОАЭ. В самой Америке фильм еще до выхода на экраны публично обвинили в расизме, поскольку центральные роли исполняют представители европейской расы.

Кадр из фильма «Исход: Цари и боги».

Но даже если проигнорировать, как сделали сценаристы, колоритные исторические детали — что делать с божественным присутствием? Рассказать историю, где чудеса спотыкаются друг о друга, постоянно намекая на возможное сумасшествие Моисея, — не только пошлый, но и абсурдный прием. Что тогда «казни египетские» — удивительная цепь случайностей или коллективная галлюцинация?

Очевидно, что Ридли Скотту с годами становится всё скучнее делать кино. Один из самых талантливых режиссеров массового жанра, автор «Чужого» и «Тельмы и Луизы» некогда был интересен даже в своих слабых картинах: так, «Бегущий по лезвию» из общепризнанного провала с годами превратился в непререкаемый шедевр.

Отличающийся редкой работоспособностью, Скотт выдает по фильму каждые 2 года. И если раньше в перерывах между масштабными картинами он позволял себе «отдыхать» на маленьких вроде «Белого шквала» или «Великолепной аферы», то теперь и в больших фильмах не видать ни энтузиазма, ни глубоких мыслей.

Кадр из фильма «Исход: Цари и боги».


Наверх

Мнения

Наверх