Воскресенье, 28 мая 2017
20 февраля 2015, 14:16 Екатерина Глебова

Золотая пилюля

Правительство РФ разрабатывает меры, призванные остановить рост цен на лекарства. Однако опрошенные «Известиями» эксперты смотрят на ситуацию без особого оптимизма...

Фото: YAY/ ТАСС

Перепалка в одной из московских аптек в окрестностях метро «Белорусская» набирает обороты: «Да сколько можно над людьми издеваться? — возмущается 64-летняя Ирина Конкина, грозно нависая над окошком стеклянного прилавка. — До нового года у вас здесь Корвалол в таблетках покупала — так стоил около 100 рублей. Почему он теперь 192 стоит? А на Оциллококцинум посмотрите! 1235 рублей! До декабря около 700 рублей было». Застывшая по ту сторону прилавка фармацевт приводит дежурное оправдание: «Не мы цены устанавливаем!» Но небольшую очередь этот аргумент, конечно, не успокаивает: перечень подорожавших лекарств становится все длиннее, а разница цен «до и после нового года» все более поражает воображение.

Понять тревогу покупателей несложно. По оценкам экспертов, цены на лекарства с начала января воспарили в заоблачные дали необъяснимо стремительно. Так, по подсчетам компании DSM Group, за весь 2014 год стоимость медпрепаратов со свободным ценообразованием выросла на 12,7%, а с января 2015 года — до 20%. По оценкам самих аптекарей, отдельные препараты за неполных два месяца нового года успели подорожать на целых 200%. Параллельно в аптеках появился и непонятный неподготовленному «зрителю» разброс цен. К примеру, по данным специализированного интернет-портала, Анаферон (20 таблеток) в различных аптеках Москвы и Подмосковья стоит от 148 до 352 рублей, Бифиформ (30 капсул) от 283 до 638 рублей, Антигриппин (ромашковый) — от 154 до 390 рублей.

Утешение одно. С медикаментами из так называемо списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), регулировкой цен на которые с 2010 года озадачилось государство, дела обстоят значительно лучше: как следует из отчета Росздравнадзора, за год цены на них выросли всего на 0,4%.

Законодательные страсти

Главным образом лекарства дорожают по двум причинам — это падение курса рубля и спекуляции на рынке, признал премьер-министр Дмитрий Медведев. Дать по рукам спекулянтам было поручено прокуратуре. Так, около месяца назад в столице объявили: правоохранители проверят цены в аптеках — правда, лишь на жизненно важные препараты. Фармацевтам, продающим подобные медикаменты дороже установленной цены, грозит не только штраф, но и лишение лицензии. Сбором жалоб от москвичей на этот счет занялась Мосгордума. Главной мишенью прокурорских работников станут небольшие аптеки — как оказалось, крупные сети имеют электронные системы внутреннего аудита. У них процесс ценообразования компьютеризирован, и, если вводится в систему цена выше положенной, продукт блокируется автоматически. А в небольших аптеках такой чудо-системы нет.

Куда сложнее разобраться с падением курса рубля. «Дело не только в том, что около 70% лекарств на отечественном рынке импортного производства. Намного тревожнее, что 90% тех субстанций, из которых производятся препараты в нашей стране, также привозятся из-за рубежа и точно так же зависят от колебания курса валют», — отметил Олег Куликов, заместитель председателя комитета по охране здоровья Госдумы РФ. По мнению депутата, действенной мерой поддержки отечественного фармрынка могло бы стать софинансирование государством закупки импортных субстанций. Без этого заставить предприятия «удерживать» цены хотя бы на российские пилюли вряд ли удастся. И выбор даже у особо сознательных и человеколюбивых производителей будет невелик: либо стоимость собственной продукции поднимать, либо идти ко дну.

К примеру, в конце прошлого года стало известно, что сразу 16 отечественных компаний приостановили производство самых дешевых и необходимых препаратов из-за того, что после подорожания импортных ингредиентов их себестоимость стала выше, чем регулируемая государством отпускная цена. Что же касается поддержки населения, то, по словам Олега Куликова, здесь стоит подумать о выдаче бесплатных медпрепаратов не только в стационарах, но и в амбулаторном звене.

В середине февраля с законодательной инициативой по части лекарственного обеспечения выступила и группа депутатов из фракции ЛДПР во главе с Сергеем Калашниковым, председателем комитета по охране здоровья Госдумы. Внесенный ими в нижнюю палату парламента пакет законопроектов ужесточает госрегулирование цен на лекарства и медицинские изделия. «Это два антикризисных закона, которые позволят правительству оперативно реагировать на ситуацию на рынке. По сути дела, государство берет на себя регулирование цен на лекарства и на медизделия — прежде всего импланты, являющиеся самыми дорогими», — пояснил Сергей Калашников. По его мнению, поправки позволят обеспечить наполняемость рынка лекарств и более жестко регулировать цены.

История одной инициативы

Более пристально следить за колебанием цен за рынке медпрепаратов, похоже, решило и правительство. Так, Игорь Каграманян, первый заместитель министра здравоохранения России, на совещании о первоочередных антикризисных мероприятиях в сфере здравоохранения недавно объявил: Минздрав готовит законопроект по регулированию цен на лекарства. «Мы совместно с Федеральной службой по тарифам и Минэкономразвития планируем разработать и внести в правительство методику, которая позволит регистрировать цены на медицинские изделия и соответственно исключить необоснованное повышение цен на тот или иной вид медицинской продукции», — подчеркнул Игорь Каграманян. Пока же, по его словам, на рынке медицинских изделий царит «полная неопределенность».

Премьер-министр России Дмитрий Медведев констатировал, что цены на лекарства, по экспертным оценкам, в 2015 году вырастут на 20%. В этой связи задача государства, напомнил председатель правительства, принять меры для предотвращения необоснованного роста стоимости медикаментов. Так, Федеральной службе по тарифам (ФСТ) России уже поручено усилить государственный контроль за установлением органами исполнительной власти субъектов России предельных оптовых и предельных розничных надбавок к ценам на лекарственные препараты, которые включены в перечень жизненно необходимых. Минэкономразвития, Минздраву и ФАС придется проработать вопрос о модернизации процедуры закупки лекарств, в том числе с целью возможного сокращения ее сроков.

Отдельным пунктом был предложен и комплекс мер, направленный на поддержку фармакологии в целом. В частности, Минэкономразвития, Минфину, Минпромторгу, Минздраву совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и общественными организациями поручено проработать вопрос обеспечения доступности кредитов для предприятий фармацевтической и медицинской промышленности. Минздрав, Минфин и федеральный Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС) займутся подготовкой поправок в законодательство, предусматривающих создание в бюджете ФОМСа резерва для финансового обеспечения антикризисных мероприятий в сфере здравоохранения.

Маленькое «но»

Такое внимание к проблемам фармацевтики со стороны властных структур, наверное, можно было бы назвать обнадеживающим, признают эксперты. Если бы не одно «но». Еще в конце января достоянием гласности стал так называемый «Антикризисный план правительства», который в части лекарственного обеспечения предусматривал весьма и весьма радикальные подвижки. В том числе направленные на стимулирование импортозамещения в сфере фармацевтики — то есть внедрение в жизнь тех мер, которые не на словах, а на деле позволили бы обезопасить лекарственный рынок от колебания курса валют.

Этот план был изложен в трех пунктах. В частности, речь шла о введении ограничений на закупку импортных лекарств (это меру эксперты уже успели окрестить «третий лишний»), разовую индексацию цен на препараты стоимостью до 50 рублей, попадающие под ценовое регулирование, и выделение дополнительно 16 млрд рублей на закупку лекарств для льготников в связи «с изменением валютного курса при приобретении лекарств, медицинских изделий и расходных материалов, в том числе закупаемых в рамках программы госгарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи».

Наибольшие страсти конечно же вспыхнули вокруг положения, которое предусматривало серьезные ограничения на закупку импортных лекарств, в нем закреплялась широко обсуждаемая в течение последнего года инициатива Минпромторга об ограничении участия в госзакупках лекарств иностранных компаний, если заявленный препарат выпускают два и более российских производителя. Предполагалось, что внести соответствующий проект постановления в правительство Минпромторг должен был до 15 февраля. Но ничего подобного до сих пор не произошло. «Насколько я знаю, до сих пор нет даже проекта такого постановления, — заметил в беседе с «Известиями» Сергей Шуляк, генеральный директор DSM Group. — И это сводит на нет все разговоры о том, что наше государство действительно заинтересовано в импортозамещении. Какой смысл отечественным фармацевтам вкладывать гигантские средства в разработку новых препаратов, производство нужных молекул, если на рынке у них нет ровно никаких преференций, а зарубежные аналоги могут запросто оказаться дешевле их продукции?» По словам эксперта, ограничения на госзакупку импортных препаратов больше 5 лет действуют в Казахстане, и там эта мера успела доказать свою эффективность. «У нас же — одни разговоры. А на деле у предприятий фармотрасли очень немного шансов реально отказаться от импорта: субстанции закупались и закупаются за валюту. Оборудование заводов в большинстве своем также иностранного производства и закупается также отнюдь не за рубли. Так что стоит ли удивляться тому, что цены на медпрепараты растут? В убыток себе производители работать, конечно, не будут», — отмечает Сергей Шуляк.

А ведь производство лекарств — удовольствие не из дешевых. Так, создание нового лекарственного препарата требует около 12–14 лет и до $2 млрд. Из 10 тыс. перспективных молекул только одна ложится в основу медикамента и выводится на рынок. Но даже если успешная молекула найдена, еще не факт, что лекарство дойдет до потребителя: его могут забраковать на любом этапе доклинических или клинических исследований. По статистике, чаще всего медикамент-кандидат не проходит регистрацию по следующим причинам: токсичность (30%), недостаточная клиническая эффективность (27%), неприемлемый профиль безопасности (13%), предпочтение другим препаратам (9%), отсутствие дальнейших инвестиций (5%).

Импортозамещение не выгодно и западным производителям лекарств, о чем они и заявляют без стеснений. «Нашему государству стоит быть более последовательным в таких вопросах, — полагает Вадим Кукава, исполнительный директор Ассоциации ведущих мировых инновационных фармацевтических компаний InPharma. — В развитие госпрограммы «Фарма 2020» многие иностранные фармкомпании локализовывались на территории России, открывали здесь свои заводы, налаживали производство. И вот теперь пошли сигналы о том, что их участие в госзакупках может быть ограничено, если степень локализации недостаточно высока. Потенциальных инвесторов подобные разговоры, бесспорно, могут отпугнуть».

Ожидания и реальность

Прогнозов о том, что будет с ценами на лекарства дальше, большинство независимых аналитиков сегодня стараются не давать. Во многом здесь сказывается печальный опыт прошлого кризиса. В 2009 году Федеральная антимонопольная служба (ФАС) неожиданно вынесла предупреждение за подобную прозорливость одному крупному маркетинговому агентству, «осмелившемуся» предсказать рост цен на лекарства едва ли не в 20%. «Оценки аналитиков могут быть восприняты участниками рынка как руководство к действию», — пояснили тогда свою позицию чиновники.

И вот сейчас экспертам приходится осторожничать. «К сожалению, мы ждем дальнейшего роста цен на лекарства, который будет связан с продолжающимся ослаблением рубля, сезонным фактором и окончанием партий, закупленных по докризисным ценам», — отметила фармэксперт Настасья Иванова. При этом, по ее мнению, прямой зависимости роста курса валют и роста цен на медикаменты нет. «Многие западные производители не рискнут настолько увеличивать цену, понимая, что это может привести к серьезному спаду объемов продаж», — отмечает специалист. С такой позицией согласен и Сергей Шуляк: «Не будем забывать, что немало контрактов с зарубежными производителями у отечественных компаний заключено в рублях, без привязки к курсу доллара и евро. С некоторыми производителями уже достигнута договоренность сохранить цены на уровне 2014 года. Имеется в аптечных сетях и определенный запас медикаментов». По прогнозам эксперта, рост цен на лекарства будет отнюдь не столь стремительным, как скачок, продемонстрированный иностранной валютой. «Судя по кризисам прошлых лет, в 2014–2015 годах рост цен на лекарства будет почти в 3 раза меньше, чем рост курса доллара и евро», — отметил он.

Еще один бич отечественной фармакологии — нехватка перспективных кадров и отсутствие надлежащей экспериментальной базы. В России катастрофически не хватает квалифицированных фарм- и биотехнологов. Многие компании вынуждены приглашать специалистов из-за границы. Другие выплачивают студентам отечественных вузов гранты, с тем чтобы они повышали свою квалификацию за рубежом, а позже приходили к ним работать.

Суммируя эти факторы, практически все опрошенные «Известиями» эксперты весьма скептически относятся к тому, что в ближайшем будущем нам удастся добиться импортозамещения на рынке лекарственных препаратов. «Дело в том, что даже в советские времена фармацевтическая промышленность была не самой сильной отраслью в нашей стране, — признал Александр Кравец, член комитета Госдумы по охране здоровья. — Многие лекарства в то время импортировались из Югославии, Венгрии, Польши. А в 1990-е годы были разрушены даже те заводы, которые в стране имелись». По мнению депутата, в ближайшие годы добиться полной независимости от импорта в этой сфере нам вряд ли удастся: «Для этого нет ровно никаких предпосылок. Серьезно этим в правительстве не занимаются. По крайней мере я не вижу ни планомерной работы по закупке технологий, ни налаживания производства тех же станков и оборудования для фармацевтики. Все это как поставлялось, так и поставляется из-за рубежа».

Да, все получится

Валерий Рязанский, председатель комитета Совета Федерации по социальной политике

Усилия, которые предпринимает государство, заметны. С 2010 года оно занимается прямой регулировкой цен на лекарства из списка ЖНВЛП. И сегодня можно быть уверенным в том, что существенного удорожания этих лекарств ни в коем случае не произойдет. С остальными лекарственными препаратами дела обстоят сложнее — это сугубо рыночный сегмент, и рычаги, которыми государство может влиять на их цену, очень ограничены. Здесь скорее всего придется поддерживать потребителей другими методами — к примеру, налоговыми вычетами для тех, кому по показаниям здоровья приходится покупать большой ассортимент подобных препаратов. Что касается импортозамещения, то в стране действует федеральная целевая программа «Фарма 2020», одним из приоритетов которой является развитие отечественной фармакологии.

Нет, ничего не выйдет

Павел Воробьев, заместитель председателя формулярного комитета РАМН

Государство не предпринимает никаких мер, чтобы сдержать рост цен на медикаменты и добиться импортозамещения на рынке лекарств. Мы слышим одни лишь слова. Да, правительство обнародовало антикризисный план в сфере здравоохранения, но до его реального воплощения в жизнь дело так и не дошло. Решить проблему можно лишь одним способом — предоставлять гражданам основные медикаменты бесплатно. Расходы на это должны покрываться за счет Фонда обязательного медицинского страхования. Одними лишь обещаниями чиновники ограничиваются и в так называемой политике по обеспечению импортозамещения. Субстанции, из которых производится подавляющее большинство медпрепаратов, как были, так и остаются импортными, оборудование на заводах — импортное, даже упаковочная техника — и та импортная. О каком импортозамещении может идти речь?

Наверх

Мнения

Наверх