Воскресенье, 28 мая 2017
Энергетика 5 марта 2015, 14:26 Анна Мартынова

Идем на «зеленый»!

Фото: YAY/ ТАСС

Возобновляемые источники энергии (ВИЭ) активно развиваются по всему миру. С недавних пор на этот путь вступила и Россия. Впрочем, российские планы инвестирования в ВИЭ по общемировым меркам пока выглядят каплей в море.

Возобновляемая энергетика набирает обороты: в сектор в 2014 году было привлечено $310 млрд — на 16% больше, чем годом ранее. Благодаря этому в 2015 году «зеленые» мощности достигнут 737 ГВт, что позволит им занять 23–24% в мировом энергобалансе, прогнозирует Международное энергетическое агентство (МЭА). С 2013 года сектор ВИЭ начал расти и в России. Впрочем, говорить об активном росте можно только в сравнении с полным отсутствием какого-либо движения в предыдущие годы. «В России уже второй год действует программа по увеличению производства солнечной энергии, ветряной и малой гидрогенерации. Всего до 2020 года планируется ввести порядка 6 ГВт мощностей», — сообщил министр энергетики РФ Александр Новак в начале февраля. Если все планы Минэнерго будут выполнены, ВИЭ займут долю в 2,5% в установленной мощности отечественной энергосистемы, которая на начало 2015 года насчитывала 226 ГВт.

Привлекая средства Задумав развивать возобновляемую энергетику и сопутствующие технологии, правительство решило заинтересовать этим инвесторов. До этого ВИЭ были категорически неинтересны бизнесменам: стоимость «зеленого» киловатта получалась такой, что продавать его на общих условиях попросту невозможно — газовая, атомная, да и угольная генерация от больших электростанций намного дешевле. В 2013 году государством были утверждены механизмы поддержки проектов ВИЭ на оптовом рынке: на специальном конкурсе, проводимом некоммерческим партнерством «Совет рынка», отбираются проекты, инвесторы которых получат гарантированный возврат вложенных средств: при соблюдении всех условий можно получить возврат капитала в течение 15 лет с базовой доходностью 14% годовых.

Условия такие: возвести электростанцию в срок и пройти квалификацию, которая подтвердит, что объект действительно относится к возобновляемым (а, например, не представляет собой дизель-генератор, замаскированный под солнечную батарею). Но самое важное требование — это локализация компонентов электростанции. Правительство ввело это требование как меру по развитию производства на территории России. По правилам на отечественных предприятиях должно быть произведено 55–65% компонентов ветроэлектростанций, 50–70% компонентов солнечных электростанций и 20–45% компонентов малых ГЭС. В случае невыполнения требований по локализации цена на мощность для таких объектов ВИЭ снижается более чем в два раза.

Туманный ветер Парадокс, но именно эти условия сегодня и останавливают полномасштабное развитие российской ветровой энергетики, ведь заводов по производству основных компонентов ВЭС в стране нет. Поэтому инвесторы фактически проигнорировали конкурс «Совета рынка» в 2014 году, а среди небольшого количества участников был одобрен только один проект — сетевая ВЭС установленной мощностью 51 МВт в Республике Калмыкия, которую должны ввести в эксплуатацию уже в конце текущего года. Предельный уровень капзатрат на этот проект установлен в размере 65,7 тыс. рублей за 1 кВт установленной мощности, так что суммарные инвестиции составят порядка 3,3 млрд рублей. Представители инвестора — чешского фонда Falcon Capital — в середине 2014 года оценивали вложения в проект в размере около €60 млн.

«К сожалению, мы в России пока не имеем стабильного производителя отечественных ветрогенераторов мультимегаваттного класса, востребованных современной ветроэнергетикой. Поэтому нужен период инвестирования в новые производства и освоения технологий, как это произошло на рынке солнечных панелей и когда-то на рынке традиционной энергетики», — говорит президент Российской ветроэнергетической ассоциации Игорь Брызгунов. По его словам, сложившаяся ситуация заставляет задумываться о перспективе освоения производства всех компонентов ветрогенератора, то есть о 100-процентной локализации в обозримом будущем. Что вполне возможно. «Это потребует серии перспективных инвестиционных решений со стороны заинтересованных производителей компонентов и владельцев технологий, а следовательно, они должны видеть перед собой перспективный рынок, прогнозируемый на ближайшие 15–20 лет», — добавляет эксперт.

Пока инвесторы только присматриваются к рынку компонентов для ветроиндустрии. В феврале представители китайской компании Lianyungang Zhongfu Lianzhong Composites Group и менеджмент компании «Русский ветер» провели переговоры с властями Чувашии на предмет размещения там завода по производству лопастей для ветровых турбин. «Русский ветер» уже имеет производство лопастей на базе завода-производителя композитных изделий «Гален», однако этих мощностей недостаточно, для того чтобы полностью удовлетворить российский спрос на компоненты. Возможность организации совместного предприятия по выпуску маломощных ветряных турбин совместно с казахстанской компанией «Экоэнергомаш» рассматривает и «Атомэнергомаш» (дочерняя структура ГК «Росатом» по строительству силовых машин). Правда, эта продукция будет ориентирована на проекты гораздо меньшего масштаба. Ветроэнергетики настаивают также на увеличении капитальных затрат, заложенных в условия конкурса «Совета рынка». Соответствующие обсуждения ведутся на уровне Минэнерго РФ, но пока, как сообщили «Известиям» в «Совете рынка», каких-либо решений об изменении условий конкурса не принято.

Солнцу — быть Перспективы российской солнечной энергетики более радужны. В ближайшие годы будет построен почти 1 ГВт мощностей СЭС, строится компонентная база, которая позволит соблюсти требования по локализации. «Сейчас уже завершено строительство завода «Хевел» по производству тонкопленочных солнечных модулей в Чувашской Республике, в Новочебоксарске, — отметил директор Ассоциации солнечной индустрии России (АСЭР) Антон Усачев. — В I квартале этого года предприятие планирует начать производство товарной продукции и выйти на проектную мощность. Завод будет выпускать почти 100 МВт солнечных модулей в год». Инвестиции «Хевел» в строительство завода составили более 20 млрд рублей.

Другой инвестор — ГК «Энергия солнца» — собирается возвести завод на 200 МВт в год в Подольске и вложить в него около 10 млрд рублей. Такой же объем инвестиций запланирован компанией «Солар Системс» в завод мощностью 200 МВт в год, расположенный в Татарстане. Эти три компании — основные игроки на рынке солнечной энергетики России. Они суммарно в ходе конкурсов по отбору проектов с возвратом инвестиций «подписались»под сооружение более 850 МВт СЭС до 2018 года.

Первая солнечная электростанция была запущена в тестовом режиме осенью 2014 года. Кош-Агачская СЭС в Республике Алтай будет выдавать в сеть до 10 МВт мощности. В перспективе, до 2019 года на Алтае должны начать работать еще четыре подобные электростанции.

Суммарные инвестиции в одобренные на данный момент «солнечные» проекты в России составят 140 млрд рублей. Любопытно, что во всем мире вложения в солнечную энергетику в 2014 году приблизились к 149 млрд, только не рублей, а долларов. Как говорится в отчете Bloomberg New Energy Finance, солнечная энергетика привлекла в минувшем году практически половину всех «зеленых» инвестиций. Вложения в ветровую энергетику составили немногим меньше $100 млрд, а в целом в ВИЭ в мире в 2014 году было вложено $310 млрд — на 16% больше, чем годом ранее.

Параллельно с крупными проектами государственного масштаба и значения в солнечной энергетике сегодня активно развиваются небольшие проекты, предназначенные для локального снабжения потребителей. «В первую очередь это автономные гибридные энергоустановки, комбинирующие солнечные электростанции с дизельными генераторами и предназначенные для энергоснабжения удаленных и изолированных территорий, — рассказал Антон Усачев. — Там, где нет центральных электросетей и преобладает дизельная генерация, стоимость 1 кВт ч нередко превышает 30–40, а иногда и 70 рублей». Выработка части потребляемой электроэнергии от солнечных модулей позволяет значительно экономить дорогостоящее дизельное топливо, в результате подобные установки окупаются всего за несколько лет. «Можно уверенно говорить, что реализация подобных проектов продолжится и в 2015 году, несмотря на имеющиеся экономические трудности», — отметил эксперт. Показательным примером является Якутия. В регионе, где расположен «полюс холода» северного полушария — Оймякон, где слой вечной мерзлоты уходит вглубь до 200 м, а среднегодовая температура — ниже нуля, уже работает около пяти небольших солнечных электростанций.

Не Китаем единым Крупнейшим инвестором остается Китай — $89,5 млрд в 2014 году. Эта страна сегодня является лидером по количеству ветроэлектростанций — более 90 ГВт, а по мощности СЭС занимает второе место после Германии. Инвестиции в ВИЭ в Европе второй год подряд держатся на уровне $66 млрд, также много в ВИЭ вкладывают в США — $51,8 млрд и Японии $41,3 млрд (по данным Bloomberg за 2014 год).

В целом в мире, по прогнозам Международного энергетического агентства, мощности возобновляемой энергетики в 2015 году достигнут 737 ГВт, что позволит им занять 23–24% в мировом энергобалансе. Львиная доля достанется ветропаркам, мощность которых перевалит за 400 ГВт.

Свою лепту в общую копилку ветроэнергетики сможет внести и Россия. В феврале министр энергетики Александр Новак сообщил, что Минэнерго прорабатывает вопрос о создании крупнейшего ветропарка на севере Дальнего Востока общей мощностью 50–70 ГВт. Проект обсуждается с Государственной электросетевой компанией Китая и предусматривает строительство крупных линий электропередачи и поставку «ветровой» электронергии в КНР. Аналогов этой идее в мире нет. Крупнейший ветропарк — Ганьсу (расположенный как раз в Китае) по плану достигнет установленной мощности «всего» в 20 ГВт к 2020 году.

Чтобы дать дорогу и более мелким проектам по внедрению ВИЭ, правительство РФ приняло постановление «о мерах поддержки возобновляемых источников на розничных рынках электроэнергии». Причем в этом постановлении к ВИЭ отнесены не только классические станции — СЭС, ВЭС и малые ГЭС, но и объекты, использующие энергию биогаза, биомассы и свалочного газа. Ожидается, что в перечень ВИЭ вскоре будет включен и торф. В постановлении указано, что электросетевые компании будут обязаны покупать «зеленую» электроэнергию от квалифицированных электростанций по тарифам, устанавливаемым государством. Размер тарифа будет таким, чтобы гарантировать инвестору возврат инвестиций в течение 15 лет с доходностью 12–14%.

Возобновляемые источники энергии не могут развиваться без поддержки как со стороны частных инвесторов, так и со стороны государства. По данным экспертов, на конец 2013 года 127 стран в мире уже разработали различные программы по развитию возобновляемых источников энергии. Теперь в числе этих стран Россия.

Это правильное решение

Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития

Поддерживать развитие возобновляемых источников энергии необходимо, за ними — будущее. Просто где-то, как в Европе, это дело ближайшего будущего, а у нас в России — отдаленного. Важно отметить, что для нашей страны сегодня ВИЭ важны не как замена традиционным станциям, а как распределенная генерация, в таких регионах, как Якутия, например, где электроэнергия вырабатывается из привозного нефтяного сырья, что, во‑первых, дорого, а во‑вторых, вредит экологии. В Якутии, на Дальнем Востоке, на Алтае возобновляемые источники точно смогут стать экономически и экологически эффективной альтернативой.

Это неверное решение

Александр Григорьев, руководитель департамента исследований ТЭКа Института проблем естественных монополий

Заниматься развитием ВИЭ в той непростой экономической ситуации, которая сложилась сегодня в нашей стране, мне кажется несвоевременным делом. ВИЭ — удовольствие не из дешевых, несмотря даже на существенное снижение стоимости такого оборудования, произошедшее за последние 10 лет. Как правило, массовое развитие ветро- и солнечной генерации сопряжено с субсидированием таких источников энергии, вливанием в их развитие существенных инвестиций. Сегодня, мне кажется, более разумно было бы инвестировать в стратегически важные отрасли экономики.

Наверх

Мнения

Наверх