Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
8 декабря
2016 года

Банки обязали следить за оборонными предприятиями

Росфинмониторинг ужесточил надзор за предприятиями, выполняющими гособоронзаказ

Фото: Александр Шалгин

Росфинмониторинг обязал банки отчитываться об операциях с ценными бумагами (акциями, облигациями) предприятий, выполняющих гособоронзаказ. Речь идет о сделках с собственными бумагами, в том числе размещении, а также об операциях с бумагами третьих лиц. Об этом говорится в письме начальника юридического управления Росфинмониторинга Германа Негляда, направленном в коммерческие банки (есть у «Известий»).

Письмо разъясняет банкам, как применять принятые в декабре 2014 года поправки в антиотмывочный закон (115-ФЗ), которые расширили функционал ведомства Юрия Чиханчина. Оно получило право отслеживать операции, связанные с гособоронзаказом (ГОЗ), а именно операции по внесению средств по госконтрактам на депозитные счета банков, их снятию, а также о приобретении/продаже ценных бумаг. Негляд в письме, разосланном банкам, указывает, что Росфинмониторинг также должен получать от банков информацию о сделках по размещению предприятиями ГОЗа своих (то есть эмитированных ими) бумаг акций/облигаций. По 115-ФЗ под контроль Росфинмониторинга подпадают все операции таких компаний на сумму от 50 млн рублей (или эквивалент в валюте).

Росфинмониторинг ужесточает контроль, в частности, во исполнение поручения президента Владимира Путина о разработке и внедрении системы контроля за использованием средств при выполнении гособоронзаказа. Ответственными по поручению от начала декабря кроме Росфинмониторинга значатся также Центробанк и Минобороны. Сам Росфинмониторинг приводит печальные цифры по этой теме: Чиханчин сообщил президенту, что «из более чем 500 госконтрактов [в том числе ГОЗ] примерно треть связана с офшорами, соучредители которых находятся за рубежом». Чиханчин также сообщил, что Росфинмониторинг работает над выстраиванием механизма, запрещающего подобные нарушения.

Теперь банки обязаны сообщать в Росфинмониторинг, если увидят, что платеж по ГОЗ по какой-то причине ушел «в сторону», а не по целевому назначению. Последнее банки смогут контролировать, так как головные предприятия ГОЗа обязаны предоставлять банкам всю схему кооперации сделок по госконтрактам — то есть банки и Росфинмониторинг, как предполагается, будут контролировать всю цепочку платежей. Более того, ведомство намерено получить право блокировать дальнейшие платежи соисполнителям по ГОЗу, если вскроется факт растраты.

Согласно письму Негляда, Росфинмониторинг, в частности, волнуют незаконные финансовые схемы с ценными бумагами. По информации Центробанка, озвученной в конце 2014 года, наиболее распространенная схема с ценными бумагами подразумевает операции, в рамках которых российские компании вдруг решают инвестировать большой объем средств в иностранные ценные бумаги, учет прав на которые ведется в иностранных, обычно европейских, депозитариях. По словам банкиров, у ЦБ и правоохранительных органов есть основания полагать, что реальной покупки бумаг зачастую нет. А средства, якобы затраченные на покупку евробумаг, оседают у организаторов и участников схемы. По последним данным ЦБ, объем таких незаконных операций в квартал — 10 млрд рублей. Общий объем незаконных финансовых операций, как свидетельствует статистика ЦБ, в 2013 году достигал 1,5 трлн рублей. За 2014 год по этому поводу регулятор еще не отчитался; по ощущениям банкиров, отвечающих за направление финмониторинга в крупных банках, этот показатель снизился на треть.

Предприятия ГОЗа могут открывать счета во всех банках с капиталом от 5 млрд рублей (согласно постановлению правительства от 8 октября 2014 года). Это 120 банков из почти восьми сотен, действующих в России. Традиционно обслуживают ГОЗ Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Фондсервисбанк, Новикомбанк. В эти банках считают комментарии по теме преждевременными.

В пресс-службе Росфинмониторинга «Известиям» заявили, что сектор ценных бумаг вообще является высокорискованным, однако какую-либо конкретику по ГОЗу ведомство предоставить отказалось, тем более раскрывать суть и примеры схем. Как пояснил источник, близкий к Росфинмониторингу, нюансы незаконных схем с ценными бумагами сейчас озвучить сложно — поскольку такие схемы появились в конце прошлого года, и в настоящее время финразведка и ЦБ занимаются их анализом. Собеседник указал, что главная цель борьбы с подобным мошенничеством — не допустить нецелевого расходования средств ГОЗа. Он отметил, что в конечном итоге эти деньги попадают в офшоры, но на каком этапе возникает офшор, пока сложно зафиксировать. По словам источника, деньги могут сначала прогоняться по озвученной ЦБ схеме, потом крутиться в разных юрисдикциях, оседать в разных банках и в конечном счете дойти до офшора фактически очищенными.

— Учитывая экономическую ситуацию в стране, вполне естественно, что правительство будет использовать самые различные методы усиления контроля за выделяемыми им денежными средствами, — считает партнер Amond & Smith Ltd Сергей Назаркин. — В свете этого расширение полномочий Росфинмониторинга является одним из шагов по направлению к этой цели. Идущие параллельно такие мероприятия, как деофшоризация и принятие законопроекта о контролируемых иностранных компаниях, также являются одними из звеньев этой цепи. Связано это с тем, что для вывода средств, полученных преступным путем, злоумышленники могут использовать офшорные компании, полагая, что им удастся выйти сухими из воды в силу достаточного уровня анонимности таких компаний, в том числе отсутствия необходимости раскрывать директоров и владельцев компаний и сдавать финансовую отчетность.

По мнению начальника службы финансового мониторинга Бинбанка Дины Багатовой,  контролировать целевое расходование бюджетных средств ГОЗа — уж никак не задача банка, усиление контроля за операциями в рамках госконтрактов — мера очевидная.

— Это дополнительная головная боль, так как подобные расчеты проходят на весьма значительные суммы и банк должен располагать документами, являющимися основанием для их совершения. И часто при запросе таких документов приходится сталкиваться с нежеланием клиента их предоставлять. Снова приходится говорить о контрольных функциях, не свойственных банку, — сетует собеседница.

Ведущий эксперт по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин указывает, что для эффективной и последовательной реализации антикоррупционных мер в сфере ГОЗа необходимо добиться полного исключения офшорных компаний из контрагентов.

— В нынешних условиях их участие в цепочках поставщиков заметно затруднит мониторинг финансовых потоков и создаст риск роста претензий со стороны регулирующих органов к банкам, проводящим расчеты по госзаказам, — отмечает Тетерин. — Кроме того, важно отладить механизмы, которые помогут минимизировать прецеденты необоснованного завышения цен при выполнении ГОЗа, а также ужесточить личную ответственность за хищение бюджетных средств в этой сфере. Сработает только комплексная реализация этих мер.

Сейчас в России действует госпрограмма вооружения на 2011–2020 годы. Так, в начале планового периода гособоронзаказ исполнялся на 82–84%, а годом ранее (в 2010-м) армия недополучила около трети обещанного предприятиями вооружения и военной техники. По мнению аналитиков, к многочисленным срывам ГОЗа тех лет привело отсутствие консенсуса между оборонно-промышленным комплексом и госзаказчиком, Минобороны, по ряду параметров. Бывший министр обороны Анатолий Сердюков активно понижал «ценник» военной продукции, что привело к тому, что важные и ожидаемые контракты не заключались или срывались. В 2012 году Анатолия Сердюкова сменил Сергей Шойгу, а курирующий «оборонку» вице-премьер Дмитрий Рогозин был назначен председателем Военно-промышленной комиссии при правительстве России [с сентября 2014 года ее возглавляет лично Владимир Путин]. Это реанимировало зашедший в тупик диалог между промышленностью и госзаказчиком. В 2013 году был принят новый закон о гособоронзаказе, урегулировавший ряд разногласий между министерством и ОПК. В частности, он допускает компенсацию непредвиденных расходов, которые зачастую появлялись в долгосрочных проектах, растянутых на 5–7 лет. В 2014 году ГОЗ выполнен приблизительно на 95%, заявлял в декабре в интервью «Известиям» замминистра обороны Юрий Борисов.

Тем не менее сегодня в ОПК остается еще одна проблема — проволочки с перечислением средств головными предприятиями исполнителям.

— По инициативе Минобороны было осуществлено довольно массированное авансирование гособоронзаказа, по моей информации, речь шла о сумме более 1 трлн рублей, — рассказывает первый зампредседателя комитета Госдумы по промышленности Владимир Гутенев. — По результатам проверки, проведенной компетентными органами, выяснилось, что практически половина данной суммы находилась без движения на счетах головных предприятий, выпускающих финальную продукцию.

Три основных звена предприятий ОПК — производители элементной базы; «прибористы», которые выпускают приборы и агрегаты; финалисты, которые выпускают непосредственно самолеты, подводные лодки, танки и пр.

— Когда финалисты получают финансирование, они должны широким веером распределить данные средства по «комплектаторщикам» второго, третьего, четвертого уровней, — поясняет Гутенев. — Иногда из-за разгильдяйства эти деньги оперативно не переводятся. А иногда в этом есть корыстный интерес предприятий и акционеров, которые размещают средства на депозитах.

Гутенев уверен, что повышенный контроль — действенная мера по повышению эффективности использования бюджетных средств. При этом политик поставил под большое сомнение возможность вывода в офшоры бюджетных средств по ГОЗу, однако допустил вероятность вывода туда части прибыли, что также считает недопустимым.

В госкорпорации «Ростех», в которую входит более 200 предприятий, занятых в выполнении ГОЗа, «Известиям» сообщили, что всячески поддерживают инициативы, направленные на повышение прозрачности сделок в отрасли ОПК. При этом в компании озабочены расширением круга лиц, которые будут иметь доступ к финансовым деталям ГОЗа.

— Мы сами постоянно работаем над выявлением и пресечением незаконных сделок с объектами военной инфраструктуры, — заявили в «Ростехе» (в 2013 году госкорпорация поставила Минобороны оборонной продукции на 274 млрд рублей). — К примеру, в 2013 году корпорацией проведены 56 проверок и 43 ревизии финансово-хозяйственной деятельности организаций. Вместе с тем стоит отметить, что отрасль ОПК является крайне чувствительной и несанкционированное раскрытие информации, в том числе касающейся финансовой деятельности, может иметь значительные последствия для национальной безопасности.

Известия // четверг, 26 марта 2015 года

Банки обязали следить за оборонными предприятиями

Банки обязали следить за оборонными предприятиямиРосфинмониторинг ужесточил надзор за предприятиями, выполняющими гособоронзаказ

скопируйте этот текст к себе в блог:


Новости сюжета «Минобороны»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке