Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
28 августа
2016 года

Эпоха векселей подошла к концу

ЦБ выжал векселя из финансовой сферы: объем вложений российских банков в эти долговые инструменты достиг рекордных минимумов

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Голенищев

По данным ЦБ на 1 мая 2015 года, объем вложений банков в векселя, выпущенные компаниями, составил 161,3 млрд рублей — это антирекорд по меньшей мере за последние 10 лет, последний минимум был зафиксирован 1 июля 2009 года (167,8 млрд рублей). За год до 1 мая вложения банков в векселя снизились на 34,4%, а за 2 года — на 59,5%. Эксперты говорят, что регулятор за последние 2 года надолго испортил имидж этому долговому инструменту.

При этом объем выпущенных банками векселей также сократился, но менее существенно. С 1 мая 2014 года по 1 мая 2015-го показатель снизился на 27% (до 710,9 млрд рублей), за 2 года — на 41,5%.

Сжатие вексельного сегмента наблюдается с 2013 года, когда стартовал банковский микрокризис и регулятор в рамках борьбы с фальшивыми векслями ввел дополнительные требования к финансистам. После того как были достигнуты исторические максимумы по объему вложений банков в векселя (459,7 млрд рублей на 1 марта 2013 года) и по объему выпущенных самими банками долговых расписок (1,2 трлн рублей на 1 июля того же года), показатели стали снижаться.


— В 2014 году надзорный блок ЦБ проявлял большую активность, было закрыто 79 банков, — отмечает аналитик Allianz Investments Ариэл Черный. — В 2013 году их было куда меньше — 29. Из-за кампании по отзыву лицензий действующие кредитные организации стали проявлять всё большую осторожность в отношении банков-контрагентов. Кроме того, текущий кризис ударил по бизнесу, его убытки составили триллионы рублей. Логично, что банки стали отказываться от инвестиций в векселя, опасаясь невозвратов. Собственно организация вексельного оборота ежегодно требует дополнительных многомиллионных затрат от банков — в частности, на проверку подлинности, инкассацию, хранение векселей. Эти расходы больше, чем на торговля ценными бумагами. Дополнительная нагрузка банкам не нужна, особенно в кризис.

Активность банков на вексельном рынке сдерживает и политика регулятора. Согласно инструкции ЦБ 139-И («Об обязательных нормативах банков»), к таким активам, как векселя, банки должны применять повышенный коэффициент риска (1,5). Этот коэффициент используется при расчете норматива достаточности капитала Н1, и чем он выше, тем больше собственных средств банку требуется резервировать под такие активы. Подобная политика регулятора продиктована большим числом злоупотреблений банков вексельными схемами. Например, в 2013 году ЦБ обязал банки выявлять «зеркальные» векселя (izvestia.ru/news/556316), векселя традиционно использовались для «обналички».

В 2014 году зампред ЦБ Василий Поздышев официально заявлял, что регулятор начал проявлять повышенное внимание к банкам, у которых есть на балансе векселя; по его словам, ЦБ не устраивала ситуация, когда банком за 100 млн рублей перекупается вексель стоимостью в 1 млрд, выданный на 15–20 лет на абсолютно нерыночных условиях. С помощью такой схемы банк может скрыть дыру в балансе — например, приукрасить ситуацию с проблемными заемщиками: компания-клиент гасит кредит векселем, получает новый заем и выкупает долговую расписку; в результате клиент выглядит как надежный заемщик, кредит не просрочен, а банк высвобождает резервы и показывает прибыль. Дыра в балансе — повод для применения регулятором надзорных действий, вплоть до отзыва лицензии.

— Интерес банков к вексельным схемам был связан с максимальной гибкостью и слабым регулированием этого инструмента, — поясняет директор центра долгового фондирования и структурного финансирования Бинбанка Владимир Сисаури. — Очевидны методичные действия регулятора, направленные на сокращение объемов вложений банков в этот долговой инструмент. Такие действия ЦБ нивелируются постепенным расширением инструментария, которым могут пользоваться российские банки на долговом рынке, — это и дополнительные выпуски облигаций, и различные программы облигаций (в том числе мультивалютные).

Советник председателя совета директоров Локо-банка Константин Комиссаров констатирует, что вексель, с инфраструктурной точки зрения, — инструмент вчерашнего дня и крайне неудобен банкам.

— Если сделка с облигациями совершается в биржевом терминале в несколько кликов, то под вексель необходимо содержать целую структуру, его надо кассировать, проверять, что это не подделка и т.д., — поясняет Комиссаров. — Всё это влечет дополнительные расходы. Кроме того, вексель сильно давит на капитал: коэффициент давления 1,5 — это то же самое, что акции.

Начальник управления казначейства Банка расчетов и сбережений Иван Фарафонов отмечает, что допнагрузка на капитал банкам не нужна, учитывая ухудшение качества их кредитных портфелей в кризис, оптимизацию других расходных статей балансов и общее недоверие участников межбанковского рынка друг другу в условиях продолжающейся регуляторной чистки.

Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий говорит, что происходит выдавливание векселей как из банковских активов, так и пассивов: доля учтенных векселей в активах банковского сектора сократилась до 0,2% на 1 мая 2015 года с 4,7% на 1 января 2004 года; доля выпущенных банками векселей в пассивах банковского сектора снизилась до 1% на 1 мая 2015 года с 8,3% на 1 января 2004 года.

— Этот процесс, в частности, связан с «испорченной репутацией» векселя как инструмента отмыва, обналичивания, транзита, ухода от налогов и рисования капитала, — утверждает Осадчий. — Другая причина снижения популярности векселя — сокращение теневого сектора экономики.

Илья Балакирев, главный аналитик UFS IC, согласен, что в координатах текущей позиции ЦБ вполне очевидно, что вексельный рынок — это рассадник мошеннических схем и оживлять его не нужно, а нужно полностью уничтожить.

— Вполне возможно, при развитых должным образом современных инструментах долгового рынка и банки, и заемщики вполне могут обходиться и без векселей, — считает Балакирев. — Но схемы плодятся не потому, что векселя «плохие», а потому что небольшим банкам и бизнесам в сегодняшней обстановке очень сложно выжить, соблюдая все нормативы и не используя никаких схем. Не будет векселей — будут другие механизмы. И даже если ЦБ расчистит большую часть сектора и оставит 100–200 банков, ситуация вряд ли изменится в корне.

По прогнозам директора по методологии рейтингового агентства «Рус-Рейтинг» Елены Николаенко, тренд на сокращение вексельного рынка продолжится, рынок останется в полуживом состоянии по меньшей мере еще 2 года.

— Оживления на нем следует ожидать вместе с ростом кредитования и ростом клиентов банков, улучшением ситуации с источниками ликвидности и снижением рисковой нагрузки на капитал банков, — считает Николаенко.

По прогнозам Сергея Данилова, управляющего директора банка «БКС Премьер», рынок векселей начнет оживать вместе с восстановлением экономического роста в стране, когда появится спрос на краткосрочные долговые инструменты — на горизонте от 8 месяцев до года. е

Известия // вторник, 2 июня 2015 года

Эпоха векселей подошла к концу

Эпоха векселей подошла к концуЦБ выжал векселя из финансовой сферы: объем вложений российских банков в эти долговые инструменты достиг рекордных минимумов

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Банки»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке