Новости, деловые новости - Известия
Среда,
25 мая
2016 года

Центробанк выявил самые дефолтные отрасли

Наибольшая просрочка по кредитам зафиксирована у девелоперов, энергетиков и авиаторов

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дамир Булатов

Статистика, которую ведет Центробанк, позволяет сделать выводы о том, какие сферы экономики сильнее всех пострадали от кризиса. С 1 июля 2014 года по 1 июля 2015 года объемы просроченной задолженности выросли более чем в два раза в трех областях — строительство, добыча полезных ископаемых, транспорт и связь.

Совокупная просрочка российского бизнеса перед отечественными банками за год увеличилась на 60%, с 1,1 до 1,7 трлн рублей — эта сумма включает как просрочку по рублевым кредитам, так и по валютным (в материалах ЦБ валютные данные пересчитывались в рубли по курсу на начало каждого месяца). В материалах ЦБ выделяется девять видов экономической деятельности, они далее разделены на 15 отраслей. Так, например, в сфере строительства просрочка за год увеличилась на 138% (со 134,1 млрд рублей до 319,2 млрд). Чуть меньше, на 136%, увеличились темпы роста просроченной задолженности в сфере добычи полезных ископаемых (здесь показатель вырос с 22,1 млрд рублей до 52,3 млрд рублей). В сфере транспорта и связи рост составил 105% (с 31,8 млрд рублей до 65,2 млрд). Из девяти направлений экономической деятельности объем просрочки уменьшился только в сфере производства и перераспределения энергии, газа и воды — сейчас просрочка составляет 9,6 млрд рублей против 20 млрд рублей в начале июля прошлого года.


Наибольшая доля просрочки в структуре всей задолженности в строительной сфере — 14,9%, наименьшая — 1% — в сфере производства и перераспределения электроэнергии, газа и воды. Снизилась просрочка в деревообработке (–20%, до 18 млрд рублей), производстве кокса, нефтепродуктов, ядерных материалов (–9%, до 10 млрд рублей), химическом производстве (–4%, до 12,9 млрд рублей).

Девелоперы лидируют по доле просроченных кредитов

По направлению «Строительство» в статистических сводках ЦБ выделена одна отрасль — строительство зданий и сооружений: за год до 1 июля 2015 года просрочка здесь повысилась в 2,5 раза, до 250,6 млрд рублей. Больше только у «обрабатывающих производств» (297,4 млрд, +20% за год) и у такого общего направления, как «оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования» (по цифрам не классифицировано, в сумме 397 млрд, +48% за год).

При этом за первое полугодие рост просрочки у девелоперов составил 46%, за июнь — 14%. Общий объем кредитования этой отрасли за год поднялся на 24% до 1,7 трлн рублей — но сейчас банки явно отказываются от девелоперов: за последние полгода их кредитная нагрузка сократилась на 3%, а доля просрочки достигла 15,1% от общей суммы займов, следует из материалов ЦБ — это второй показатель среди всех отраслей (после производства машин и оборудования для сельского и лесного хозяйства, там 15,9%).


Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий связывает рост проблем девелоперов с дефицитом долгосрочного финансирования, общим избытком арендных площадей, ростом процентных ставок, сокращением спроса из-за снижения реальных доходов населения и резким падением цен на недвижимость.

— Период с декабря 2014 года по июль был достаточно сложным, ввиду того что все финансовые организации и девелоперы искали новые каналы кредитования. Многие подрядчики стали номинировать свои цены в валюте, и заказчики в первую очередь по объективным обстоятельствам рассчитывались с ними, а не с банками. В ближайшее время затраты девелоперов еще вырастут, так как станет обязательным, например, страхование ответственности по договорам долевого участия — это дополнительные расходы, которые в то же время должны придать стабильности сегменту жилищного строительства, — говорит Максим Морозов, управляющий партнер M9 Development.

Вера Сецкая, президент консалтинговой компании GVA Sawyer, пояснила, что большинство проектов, которые сейчас строятся, финансируются по схеме проектного финансирования — когда отдача кредита происходит за счет средств, генерирующихся от сдачи объекта.

— А ситуация с теми же арендными поступлениями резко ухудшилась из-за того, что увеличиваются доли незанятых помещений во всех типах объектах — офисных, торговых, складских и жилом сегментах. Значит, падает арендная плата, снижаются расценки по всем сегментам. Похожая картина наблюдается и на рынке жилья — в связи с отсутствием доступной ипотеки, снижением уровня дохода людей продажи жилья упали. Это в большей степени ударило по сильно закредитованным компаниям. Эта ситуация ударила и по крупным, и по мелким игрокам рынка.

По экспертным оценкам, спрос на квартиры на первичном рынке упал в кризис на четверть. Как ранее заявляли в Минэкономразвития, кризис на строительном рынке в целом значительно повлиял на сокращение ВВП. В I квартале 2015 года ВВП сократился на 1,9%. Тогда ведомство заявляло, что «отрицательное влияние на динамику ВВП в марте оказали сокращение объемов торговли, снижение объемов строительных работ и падение экспорта газа при консервативной оценке динамики нефтепродуктов».

Маркером кризиса в строительстве стал дефолт «дочки» одного из крупнейших российских девелоперов СУ-155. В марте «СУ-155 Капитал» допустила технических дефолт по трехлетним облигациям, общая сумма задолженности — 1 млрд рублей, затем еще два дефолта по оферте облигаций, общая задолженность перед держателями этих ценных бумаг — 2,3 млрд рублей. В июне 2015 года Банк Москвы подал к СУ-155 иск о банкротстве.

В июне 2015 года совокупный долг СУ-155 оценивался в 27 млрд рублей; чтобы расплатиться с долгами, компания начала распродажу непрофильных активов и земельных участков. В июне стало известно, что Следственный комитет России возбудил дело против гендиректора СУ-155 Александра Мещерякова за неуплату налогов на общую сумму 210,5 млн рублей в 2012–2013 годах.

Также кризис в отрасли подчеркивается тем, что работодатели повсеместно задерживают зарплату строителями или не выплачивают ее вовсе. Как писали «Известия» (izvestia.ru/news/589612), замруководителя Роструда Михаил Иванков заявил, что его ведомство фиксирует рост числа нарушений трудового законодательства в строительной сфере: за январь–июнь 2015 года выявлено свыше 45 тыс. нарушений (за аналогичный период прошлого года — чуть более 37 тыс.). Кроме той же СУ-155, подобные проверки проводились в «Мосметрострое» — там выявлена задолженность по зарплате на общую сумму 22,9 млн рублей перед 227 работниками. К «Мосметрострою» также подан иск о банкротстве (его подал Вега-банк).

Долги авиакомпаний выросли в семь раз

Наибольшие темпы роста просрочки Банк России зафиксировал у авиакомпаний — несмотря на ее сравнительно небольшой объем (16,6 млрд рублей) — за год она увеличилась на 609%, то есть в семь раз. Как следует из данных ЦБ, наиболее сложными для отрасли было лето прошлого года и конец 2014 — начало 2015 года; правда, на данный момент темпы роста просрочки несколько замедлились: за первое полугодие этого года она выросла на 28%, а за июнь ее объем и вовсе сократился на 7%. Объем кредитования авиакомпаний также неуклонно растет, за год до 1 июля он вырос на 44%, до 229 млрд рублей (рост на 44%). Просрочка авиакомпаний достигла 7,3% от объема привлеченных средств.

— Отрасль находится в достаточно тяжелом положении еще с 2008 года, с прошлого финансового кризиса. Количество совокупных кредитов в отрасли гораздо выше, чем доходы, которые могут получить игроки рынка. В итоге получается, что даже для того, чтобы поддерживать текущее состояние, и крупные, и средние, и мелкие игроки вынуждены постоянно увеличивать кредитную нагрузку, — объясняет заместитель гендиректора ИК «Регион» Анатолий Ходоровский. — В отчетности ЦБ картина выглядит лучше, чем она есть на самом деле, — многое в эту отчетность не входит. Например, просрочка была бы на несколько сот миллиардов выше, если бы в данных ЦБ учитывались долги, по которым компаниям предоставляют ковенантные каникулы.

— В докризисные годы многие авиакомпании вместе с ростом спроса на авиаперевозки инвестировали в приобретение авиапарка, увеличивая свои долги в том числе перед банками и лизинговыми компаниями, в результате чего структура их капитала стала еще более рисковой, — поясняет партнер, руководитель направления по работе с транспортными компаниями Deloitte Александр Дорофеев. — Существенная доля долга была в валюте. В 2014 году обслуживать долги, особенно валютные, стало гораздо сложней: рубль резко подешевел, а пассажиропоток международных рейсов, доходы от которого в большей степени привязаны к валюте, стал падать.

За 2014 год суммарный убыток авиакомпаний составил 24 млрд рублей, следует из данных Ассоциации эксплуатантов воздушного транспорта. А убыток авиакомпаний только за I квартал 2015 года — уже 19 млрд рублей. Сложности у отечественного авиарынка возникли с летом 2014 года, когда кризис ударил по туроператорам, что привело к банкротству как крупных туроператоров, так и мелких фирм. В I квартале 2015 года авиаперевозки упали впервые за шесть лет: пассажиропоток сократился на 2,3% в годовом выражении до 17 млн человек (данные Росавиации). Международные перевозки упали почти на 16%, внутренние перевозки выросли на 11,4%. Летний, «хлебный» период немного сгладил статистику: за первое полугодие 2015 года отечественные авиакомпании перевезли 41,2 млн пассажиров, что всего на 0,7% меньше, чем годом ранее.

Замедление темпов роста задолженности авиакомпаний в последние несколько месяцев Дорофеев связывает отчасти с укреплением рубля во II квартале, отчасти тем, что авиакомпаниям удалось перекредитоваться, в том числе после получения госгарантий или помощи акционеров.

На данный момент из крупных игроков рынка от кризиса сильнее всех повлиял на «ЮТэйр» и «Трансаэро». Чистый долг «ЮТэйр» на конец марта 2015 года (это последние данные) составляет 75 млрд рублей, общий долг — почти 170 млрд рублей (крупнейшие кредиторы — Сбербанк и Альфа-банк). Перевозчик еще несколько месяцев назад подал заявку на получение госгарантий на 19,2 млрд рублей. Эта заявка была одобрена комиссией при Минэкономразвития, но зависла в аппарате вице-премьера Игоря Шувалова — по правилам предоставления госгарантий все заявки выше 5 млрд рублей должны быть одобрены правительственной комиссией во главе с Шуваловым. Гендиректор «ЮТэйр» Андрей Мартиросов в конце июня заявил, что сумма запрашиваемых госгарантий снизилась до 9 млрд рублей. Через месяц вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что «ЮТэйр» практически достигла договоренностей с кредиторами по поводу схемы реструктуризации долга компании и в ближайшее время вопрос о госгарантиях будет вынесен на правительственную комиссию. В конце июля «ЮТэйр» допустила очередной дефолт по досрочному погашению облигаций на сумму более 590 млн рублей. В мае компания допустила технический дефолт на общую сумму 2 млрд рублей.

Тяжело приходится и «Трансаэро». За 2013 год ее убыток по МСФО оказался на уровне 13,3 млрд рублей (это пересмотренный результат, который вскрылся лишь в мае 2015 года; до этого заявлялось о прибыли в 788 млн), за 2014 год потери достигли 14,4 млрд; за I квартал 2015 года — минус 5,7 млрд рублей (по РСБУ). Чистый долг авиакомпании за январь-март 2015 года вырос на 3,5% до 67,6 млрд рублей. Как рассказывал «Известиям» первый зампред правления Сбербанка Максим Полетаев (izvestia.ru/news/587890), банк предоставил «Трансаэро» вторые за лето ковенантные каникулы, то есть отсрочку, до середины августа 2015 года. В случае если авиакомпания не выполнит обязательства в срок, Сбербанк намерен воспользоваться правом на досрочное истребование долга. В конце 2014 года «Трансаэро» были предоставлены госгарантии на сумму 9 млрд рублей. По слухам у компании есть планы по получению второго пакета госгарантий (на сумму порядка 30 млрд рублей), в самой компании это не подтверждают.

Кроме того, проблемы наблюдались и у «Вим-авиа». В начале 2015 года ВТБ и Сбербанк подавали в суды иски о банкротстве. Сбербанк требовал 4,4 млрд рублей, банк, как сообщалось, даже успел выставить на продажу долги перевозчика; в конце июня суд прекратил разбирательства по делу о банкротстве, ссылаясь на то, что заявитель отказался от своих заявлений. Также в июне суд оставил без рассмотрения заявление ВТБ о признании «Вим-авиа» банкротом — обе стороны сообщили, что задолженность в $1,8 млн полностью погашена.

Фактор «Мечела»

В добыче полезных ископаемых наибольший объем кредитования и просрочки приходится на добычу топливно-энергетических ресурсов. За год просрочка выросла на 145%, до 44,3 млрд рублей при росте кредитной нагрузки на 51%, до 1,01 трлн рублей. При этом основной рост просрочки произошел в рублевом сегменте и составил 776% за год (девятикратный рост — с 2,7 млрд до 23,8 млрд рублей).

По мнению Игоря Юшкова, эксперта Фонда национальной энергетической безопасности, нефтяные и газовые компании сейчас не испытывают серьезных проблем с обслуживанием долгов — в отличие от угольщиков. Андрей Третельников, аналитик инвесткомпании RMG, согласен, что просрочки платежей в сфере добычи полезных ископаемых в значительной степени связаны как раз с углем, цены на который за 4 года упали на 70%, а также с закредитованностью горнодобывающей и металлургической компании «Мечел» и его неспособностью платить долги.

— Если посмотреть на динамику изменения просрочки платежей, то заметно, что существенный скачок невыплат произошел в январе текущего года. Такой рывок говорит о том, что это вызвано в большей степени одним эмитентом. Среди российских компаний, которые работают в этом сегменте промышленности, серьезные проблемы с банковскими выплатами есть у «Мечела», — пояснил Третельников.

Это объясняет также существенный рост уже валютной просрочки по металлургическому и коксовому производствам, которыми также занимается «Мечел». Так, за год просрочка по валютным кредитам в металлургии увеличилась на 463% до 1 млрд рублей, кокса — на 653% до 1,3 млрд рублей. Впрочем, в сумме по валютным и рублевым кредитам в металлургии просрочка поднялась на 38%, до 40,8 млрд рублей.

По состоянию на середину июня чистый долг «Мечела» составлял $6,77 млрд, из которых практически 70% приходилось на госбанки (Газпромбанк — $2 млрд, Сбербанк — $1,36 млрд, ВТБ — $1,1 млрд). «Мечел» сумел практически договориться о реструктуризации кредитов с ВТБ и Газпромбанком, однако со Сбербанком этого сделать пока не удалось. В апреле этого года, как сообщалось, «Мечел» начал гасить просроченные платежи перед ВТБ, которые на тот момент составляли 4 млрд рублей (с учетом пеней и штрафов). В июне «Мечел» заявлял, что полностью погасить просрочку еще не удалось, и на тот момент ее размер составлял 2,68 млрд рублей.

В начале июля ВТБ объявил, что просроченные обязательство перед банком «Мечел» погасил, однако в то же время Сбербанк инициировал иск против дочерних структур «Мечела» — Челябинского металлургического комбината, компании «Якутуголь» и Братского завода ферросплавов, по причине просроченных обязательств перед банком на сумму в 11,8 млрд рублей. Размер просроченных обязательств перед Газпромбанком не раскрывался.

Известия // среда, 12 августа 2015 года

Центробанк выявил самые дефолтные отрасли

Центробанк выявил самые дефолтные отраслиНаибольшая просрочка по кредитам зафиксирована у девелоперов, энергетиков и авиаторов

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Кризис »:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке