Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
29 сентября
2016 года

Попавших под санкции россиян пустят лечиться в ЕС

Кроме того, в числе гуманитарных оснований для въезда в Евросоюз — похороны, вступление в права наследования и другие вопросы семейного характера

Фото: REUTERS/Francois Lenoir

В понедельник Евросоюз продлил на полгода санкции против 149 граждан и 37 организаций из России. За полтора года список лиц увеличился в семь раз, в черном списке оказались близкие к Кремлю политики, чиновники и бизнесмены, а некоторые намерены оспорить санкции в суде. Но попадание в список на деле полностью не исключает въезда на территорию ЕС, оставляя для «подсанкционных», к примеру, возможность лечиться в странах ЕС. Об этом рассказали «Известиям» в Совете ЕС, который вводил санкции. Юристы из Брюсселя говорят, что такими же гуманитарными исключениями сейчас пользуются беженцы с Ближнего Востока.

— Если попавшему под санкции гражданину РФ необходимо въехать в ЕС, он сможет сделать это только по двум основаниям — если его участие потребуется в межправительственных встречах или же визит будет подпадать по понятие «гуманитарного», — рассказала пресс-секретарь по зарубежным связям Совета ЕС Вирджиния Бату-Хенрикссон. — Исключения, когда виза на въезд может быть выдана, прописаны в п. 6 ст. 1 решения Совета 2014/145/CFSP.

Бату-Хенрикссон ссылается на официальное решение Совета ЕС от 17 марта 2014 года в связи с событиями на востоке Украины. Документ впервые ввел санкции против 21 российского политика и чиновника, подразумевавшие запрет им на въезд на территорию Евросоюза или транзит, а также замораживание «всех средств и экономических активов, которые принадлежат, находятся в собственности или контролируются данными лицами». Согласно п. 6 ст. 1, исключения из санкций могут делаться на основании «неотложной гуманитарной необходимости или на основании участия в межправительственных встречах или тех, которые проводит Евросоюз или его государства-участники». Впрочем, в самом документе конкретно не описано, какие гуманитарные нужды имеются в виду — и Бату-Хенрикссон также отказалась давать официальную трактовку.

Тем не менее европейское законодательство базируется на трех китах — на защите прав человека, открытости, а также международных договорах, заключенных странами — членами ЕС с другими государствами, отметил в разговоре с «Известиями» управляющий партнер брюссельской юридической фирмы Papas and Associates Спайрос Паппас. По его словам, «лазейка» для попавших под санкции кроется в одном из договоров — Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950). По его словам, все подписавшие ее 189 стран должны выполнять ее требования.

— Поскольку сама конвенция носит гуманитарный характер, все ее положения также относятся к гуманитарным правам, которые не должны оспариваться санкциями, — объясняет Паппас. — Приведенное в ней право на жизнь однозначно имеет среди прочих медицинскую составляющую. Таким образом, если человеку, подпадающему под санкции, необходимо провести операцию в определенной клинике на территории ЕС в силу ее исключительности, то ему в этом праве отказать не могут, так как отказ может грозить нарушением права на жизнь. Это должен быть вопрос жизни и смерти, угрозы здоровью человека.

Но просто так попавшее под санкции физическое лицо, нуждающееся в такой операции, въехать на территорию ЕС не может — должно быть написано соответствующее заявление, прикреплены медицинские показания врачей и сопутствующие документы, они направляются в представительство ЕС, говорит юрист Общероссийского центра правовой поддержки Валерий Красавцев. Он соглашается с аргументами Паппаса, дополняя, что в этом случае страны обговаривают длительность лечения, а принимающая страна — член ЕС должна письменно уведомить об этом остальных членов совета. По словам юриста, помимо медицинских оснований, в число гуманитарных попадают похороны родного человека, вступление в права наследования и другие нотариальные вопросы семейного характера — это ст. 8 «Право на уважение частной и семейной жизни» конвенции. Тем не менее последние основания не являются безусловными: оговаривается, что право не может быть ограничено, «за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка».

Паппас и Красавцев констатируют, что окончательные трактовки всё же могут быть предметом злоупотреблений со стороны страны, в которую въезжает подсанкционное лицо. По словам брюссельского юриста, в этом случае спор может перейти в судебные инстанции ЕС — опротестовавший решение властей гражданин РФ имеет право обратиться в ЕСПЧ или Европейский суд общей юрисдикции, есть выбор.

— При этом истцу выгоднее идти в Европейский суд общей юрисдикции в Люксембурге, так как он считается главным в ЕС, его решения считаются безоговорочными для стран-членов, в то время как решения ЕСПЧ могут проигнорировать, — считает Паппас. — Гуманитарными причинами для въезда в ЕС пользовались беженцы из стран Ближнего Востока и Африки.

Многие российские политики, бизнесмены и общественные деятели, попавшие в список, не раз высказывались против санкций, но от слов к юридическим разбирательствам удалось перейти лишь нескольким. К примеру, иск против Совета ЕС в Европейский суд общей юрисдикции подал глава МИА «Россия сегодня» Дмитрий Киселев, таким правом ранее воспользовались бизнесмен Аркадий Ротенберг, а также экс-президент Украины Виктор Янукович и его сын Александр (оба включены в отдельные списки по Украине).

Обойти санкции ЕС из российских фигурантов как раз по медицинским основаниям удалось лишь одному депутату Госдумы — Иосифу Кобзону. В конце августа певец в интервью «Русской службе новостей» рассказал, что смог получить медицинскую визу в ЕС благодаря вмешательству президента Владимира Путина. По мнению доцента кафедры медицинского права Первого МГМУ имени Сеченова Юлии Павловой, певцу выдали визу именно на основании описанной гуманитарной причины. Правда, могли возникнуть проблемы с Советом ЕС, тут и потребовалось вмешательство президента, не исключает Павлова. Семь лет назад врачи диагностировали у Иосифа Кобзона рак, еще до введения санкций он летал лечиться в Германию. Иосиф Кобзон и Дмитрий Киселев не вышли на связь с «Известиями», комментариев Януковичей и Ротенберга получить тоже не удалось.

— Порядок направления на лечение четко определен: человек может получить медицинскую визу только после соответствующей комиссии Минздрава, которая выпишет ему направление на лечение в одну из стран ЕС, а оно классифицируется как «гуманитарная причина», — говорит Юлия Павлова. — Тем не менее необходимость выезда еще надо доказать — в России есть альтернатива по лечению большинства заболеваний, медицинские визы в этом случае выдаются только при наличии очень редкого заболевания. Но как только «больной» пересечет границу ЕС, всякий контроль за ним снимается, он волен делать что угодно на территории содружества до истечения визы.

К примеру, в России существуют методики и технологии для лечения онкологических заболеваний, говорит председатель комитета ГД РФ по конституционному законодательству Владимир Плигин (попал под санкции ЕС 12 мая 2014 года, Канады — 21 марта, Швейцарии — 20 мая и позже Австралии). По его словам, он не собирается обращаться за медицинской визой для противодействия санкциям. Аналогичную позицию высказал «Известиям» зампредседателя комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Олег Лебедев (внесен в санкционный список ЕС 12 сентября 2014 года).

Известия // вторник, 15 сентября 2015 года

Попавших под санкции россиян пустят лечиться в ЕС

Попавших под санкции россиян пустят лечиться в ЕСКроме того, в числе гуманитарных оснований для въезда в Евросоюз — похороны, вступление в права наследования и другие вопросы семейного характера

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Санкции против России»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке