Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
25 сентября
2016 года

Главы Минфина и Минэкономразвития поспорили из-за нефтяников

Если изъять у нефтедобывающих компаний уже имеющиеся льготы, это может привести к еще большим дырам в бюджете, предупреждают экономисты

Фото: REUTERS/Sergei Karpukhin

Вчера на полях форума «Россия зовет!» между главами Минфина и Минэкономразвития разгорелся спор о роли нефтяной отрасли в российской экономике и необходимости ее поддержки. И Антон Силуанов, и Алексей Улюкаев согласились, что бюджет сильно страдает от низких цен на нефть. При этом рецепты спасения экономики и восполнения бюджета у чиновников ведомств оказались диаметрально противоположными.

По версии главы Минфина Антона Силуанова, государство должно урезать расходы бюджета на добывающую отрасль.

— На наш взгляд, если и говорить о неких преференциях, это должна быть переработка, это должна быть промышленность, но нам меньше нужно заботиться о нефтяном секторе, потому что нефтяной сектор и в условиях кризиса себя чувствует неплохо, — заявил Силуанов.

По мнению министра, государство совершило «тактическую ошибку», слишком много поддерживая отрасль за последнее десятилетие высоких цен на нефть.

— Наоборот, нужно больше ресурсов оставлять для других отраслей. Не развивать нефтянку, не сваливаться в «голландскую болезнь», не становиться монозависящей от нефтянки, от газа страной, — заявил он.

России, по его мнению, нужно «принять горькое лекарство» низких цен на нефть и отказаться от целого ряда бюджетных обязательств по ней, а сверхдоходы от нее чаще направлять в резервы.

Оппонентом Силуанову выступил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. По мнению чиновника, напротив, нефтяная отрасль недополучает средства для развития зрелых месторождений и недостаточно «разделяет риски» по новым проектам в нефте- и газохимии.

— Это хороший источник средств для бюджета, а самое главное, хороший задел для инвестиционного развития, — подчеркнул Улюкаев.

Косвенно, против предложенного Силуановым увеличения нагрузки высказался в ходе своего выступления и президент РФ Владимир Путин.

— Хочу вас заверить, мы прекрасно понимаем и отдаем себе отчет в том, насколько важна нефтегазовая сфера для России, для российской экономики и, стремясь к диверсификации ее, к структурным изменениям, мы не будем это делать за счет того, чтобы подавлять ту сферу, ту отрасль, которая работает эффективно, — сообщил он.

Нефтяная отрасль является основным источником дохода для бюджета России, ТЭК ежегодно приносит больше половины (в 2014 году — 53%, или 7,6 трлн рублей) налоговых поступлений в федеральный бюджет, а также прибыль от экспорта за рубеж (по данным Минэнерго, энергоносители в структуре экспорта РФ занимают до 70%).

— Все льготы и дотации, которые государство выделяет нефтяным и газодобывающим компаниям, идут через налоговые послабления, неналоговых льгот и дотаций (кроме возможности претендовать на средства из ФНБ. — «Известия») нет, — говорит директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов. — Минфин традиционно выступает против любых льгот, которые предлагают другие ведомства, ведь он, особенно сейчас, больше остальных заинтересован в наполнении бюджета.

В начале августа аналитики Moody’s признали российские нефтяные компании (НК) самыми эффективными в мире за счет увеличившихся валютных доходов и уменьшившейся налоговой нагрузки, вызванных девальвацией рубля.

По оценкам Силуанова, нефтяники получили дополнительный девальвационный доход в 500 млрд рублей. Как раз эту разницу Минфин предлагал в конце сентября изъять у нефтяников, но предложение пока одобрено не было. Параллельно Минфин предложил повысить нагрузку на отрасль через изменение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Идея сразу не понравилась главам Минэнерго, Минприроды, Минэкономразвития. Против повышения выступили зампред правительства Аркадий Дворкович и премьер Дмитрий Медведев. 

— Государство не может без нефтянки точно так же, как и сама нефтянка не может без льгот. НДПИ вместе с таможенной пошлиной от нефтяников — основные источники поступлений для бюджета России, и вполне понятно, что Минфин, дабы свести расходы с доходами, пытается их повышать. Основная его претензия — месторождениям дается слишком много льгот, примерно 25% добываемой в России нефти получено из льготируемых месторождений, а это недополученные деньги бюджета, — говорит Громов.

Действующие льготы по налогам на отдельные месторождения дают нефтяникам возможность постоянно наращивать добычу на месторождениях с высокой и низкой степенью разработанности. Если сократить уже действующие льготы по месторождениям или же повысить налоговую ставку, это даст краткосрочное повышение отчислений в бюджет, соглашается аналитик. Но после этого объемы добычи нефти будут сокращаться, вместе с этим сократится и налоговая база бюджета, и в будущем у Минфина такой возможности изъятия дополнительных доходов уже не будет, и выходит, что в дальнесрочной перспективе предложения Минфина опасны, предупреждает собеседник.

— Есть опасения, что нельзя будет выполнить бюджет 2016 года из-за этого. Вместо этого целесообразнее повышать нагрузку на другие экспортные отрасли, к примеру на газ: если средний уровень налоговой нагрузки по нефти около 60% от выручки, то по газу — ровно в два раза меньше, — уточнил он. — Уровень налогообложения нефтяной отрасли в России и так один из самых высоких в мире.

Дополнительные поступления от газа правительство уже постановило изъять с будущего года, 10 октября оно выпустило распоряжение об увеличении НДПИ для экспортирующих газ организаций (то есть только для «Газпрома») на 36,7%. Увеличение НДПИ, по расчетам Минфина, даст бюджету дополнительно около 100 млрд рублей.

Всё же увеличение НДПИ для нефти дало бы больше средств бюджету, соглашается Громов.

Но даже без выполнения предложений Минфина есть опасность получить выпадающие доходы в бюджете за счет снижения инвестиций в новые месторождения, если не продолжить поддерживать нефтедобычу, считает он.

— Минэнерго сейчас старается поменять НДПИ на новый налог на финансовый результат (НФР), против которого активно выступает Минфин. Разница между НДПИ и НФР — в облагаемой базе, если в НДПИ размер налога определяется количеством добытого сырья, то НФР берет за основу доходы от продажи нефти за вычетом расходов на ее добычу и доставку до покупателя. НФР обеспечит повышение эффективности и добычи старых месторождений, что сохранит добычу от падения, — отмечает Громов. 

Система налогообложения нефтяной отрасли в России не в полной мере отвечает экономическим реалиям, соглашается представитель «Роснефти», налоговые правила, по его словам, меняются каждые 3 года. 

С 2002 года Россия пережила уже четыре реформы системы налогообложения в нефтяной отрасли: замена акциза и ОВМСБ (отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы) на НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) в 2002 году, переход на режим «60–66» (изменения затронули экспортную пошлину и выровняли вывозные пошлины на нефтепродукты) в 2008-м и «налоговые маневры» 2014 и 2015 годах (подразумевают сокращение вывозных таможенных пошлин с одновременным увеличением ставки НДПИ), сообщили в компании.

— Наша принципиальная позиция состоит в том, что ключевые изменения в моделях роста должны быть связаны со стабильной налоговой системой. На современном этапе налоговая система должна носить универсальный характер. Разница в фискальных режимах для различных отраслей у нас просто необъяснимая — от 1 до 82%, как у нас, в нашей компании, — говорил глава компании Игорь Сечин в рамках форума.

В «Башнефти» послаблений от государства не ждут, сообщили «Известиям» в пресс-службе компании. По словам ее представителя, сейчас компания пользуется пониженной ставкой НДПИ для своих месторождений, выработанных более чем на 80%, а также нулевой ставкой для новых месторождений в НАО.

Представители «Газпром нефти», «Газпрома» и «Лукойла» не ответили на запрос.

Если выполнить хотя бы минимальные требования Минфина и снизить поддержку нефтяной отрасли, велика вероятность, что поддержка будет оказана бесперспективным отраслям бизнеса, считает экономист Никита Кричевский.

— Мы были свидетелями того, как инвестиции из нефтянки пытались перекладывать в развитие особых экономических зон, нанотехнологии и государственные инвестфонды, но эти деньги не были израсходованы эффективно, — считает экономист.

При этом сама добывающая отрасль может способствовать развитию инфраструктуры городов и созданию новых рабочих мест как у себя, так и в смежных областях, дополняет он. 

На фоне санкций и подешевевшего рубля логичным выглядит поддержка импортозамещения, но для этого скорее нужен административный и кадровый ресурс, а для развития самих отраслей — исключительно частный капитал, говорит Кричевский.

— С сырьевиков нельзя снимать те деньги, которые они направляют на инвестиции, — в конечном итоге это скажется на добыче и поступлениях в бюджет, — соглашается он.

Известия // среда, 14 октября 2015 года

Главы Минфина и Минэкономразвития поспорили из-за нефтяников

Главы Минфина и Минэкономразвития поспорили из-за нефтяниковЕсли изъять у нефтедобывающих компаний уже имеющиеся льготы, это может привести к еще большим дырам в бюджете, предупреждают экономисты

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке