Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
30 июля
2016 года

«Роснефть» предложила Японии войти в добывающие проекты

Глава компании Игорь Сечин предлагает войти иностранным инвесторам в капитал перспективных и действующих месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока

Фото: REUTERS/Sergei Karpukhin

На прошедшей в пятницу в Токио конференции «Энергомост «Россия–Япония» президент НК «Роснефть» Игорь Сечин пригласил японские компании участвовать во всех сферах бизнеса компании на Дальнем Востоке: от добычи на суше и шельфе до переработки и судостроения. По мнению экспертов, японские компании готовы инвестировать в российскую нефтянку, но пока их сдерживают низкие цены на сырье.

В последние годы компании из Страны восходящего солнца, чтобы диверсифицировать источники поставок и получать более стабильные доходы, активнее вкладывались в проекты на территории США и других стран мира. Глава «Роснефти» поставил под сомнение эффективность таких вложений.

— Наши японские коллеги много лет проводят системную и кропотливую работу по решению проблемы энергобезопасности, в первую очередь делая упор на вхождение в капитал перспективных добычных проектов по всему миру. Но давайте взглянем на результат. Из 140 проектов по всему миру примерно половина приходится на географически близко расположенные, остальные характеризуются крайне сложными экономическими, природными и технологическими условиями, угрозой военных конфликтов и политических рисков. Насколько мы знаем, за последние 3 года японским фирмам пришлось списать в убытки около 600 млрд иен (порядка $6 млрд) из-за неудачных вложений в проекты трудноизвлекаемой нефти и газа в США и Канаде, а также в нефтяные активы в Северном море, — оценил Сечин.

В России компании из Японии занимаются развитием всего двух шельфовых проектов — «Сахалин-1» и «Сахалин-2», а «потенциал развития наших торгово-экономических отношений в значительной степени остается нереализованным», отметил президент «Роснефти».

— Мы предложили японским партнерам на рассмотрение сделки с общим объемом запасов 6 млрд баррелей и ресурсной базой в размере 100 млрд баррелей, — заявил Сечин.

По его словам, это могут быть проекты на шельфе Сахалина (участки Астрахановское море – Некрасовский, Кайганско-Васюканское море, Дерюгинский с доказанными запасами по нефти в объеме 40,2 млн т и газа в размере 44 млрд куб. м) и действующие месторождения Восточной Сибири и Дальнего Востока (Верхнечонское, Среднеботуобинское, Тагульское, Русское и др.), добыча на которых уже идет и скоро превысит 30 млн т нефти и 16 млрд куб. м газа в год.

Отдельно президент «Роснефти» выделил газовые месторождения, в которые могут вложиться японцы, — Харампурское, Кынско-Часельское и Русско-Реченское, — а также будущий проект по сжижению газа «Печора СПГ», ранее японцы проявляли интерес и к другому СПГ-проекту «Роснефти» на Дальнем Востоке — «Дальневосточному СПГ».
По словам Игоря Сечина, все эти проекты привлекательны и тем, что не требуют дополнительных политических соглашений, ни один из проектов «Роснефти» с зарубежными партнерами не был закрыт из-за санкций, подчеркнул он.

— На проектах в России, в отличие от зарубежных, объемы добычи энергоресурсов остаются стабильными при одновременном увеличении экспорта, — подчеркнул Сечин.
Несмотря на стоимостное сокращение торговли России и Японии в текущем году, за январь–август 2015 года экспорт нефти из России в Японию увеличился на 20% по сравнению с соответствующим периодом 2014 года. В 2014 году импорт нефти в Японию из России составил 13,5 млн т, что обеспечило 8,2% общего потребления нефти в стране, составившего 168 млн т, приводит данные в своем докладе «Роснефть».

При этом 83% от всей покупаемой Японией нефти составляют поставки из стран Персидского залива — удаленного от Японии региона с высокими логистическими рисками, в то время как на более близких поставщиков из АТР приходится не более 13%, отметил Сечин. Ранее, в апреле этого года, японская Japan Oil, Gas and Metals заявляла, что Япония особенно заинтересована в поставках российского СПГ с учетом нестабильной ситуации на Ближнем Востоке, откуда идет большая часть поставок.

Тем временем именно увеличение торговли нефтью и сжиженным природным газом может в большой степени повлиять на развитие проекта энергомоста Россия—Япония. Это поставки нефти, нефтепродуктов, СПГ, других энергоресурсов, встречные поставки машин и оборудования и даже обмен активами, считает президент НК.

По оценкам компании, суммарные запасы газа континентальной части Востока России составляют 8,7 трлн кубометров, их ресурсный потенциал — свыше 33 трлн кубометров.

— Это означает, что экспортный потенциал из России в АТР можно оценить в 300 и более млрд кубометров газа в год, ресурсы газа есть, и мы готовы обеспечить все потребности Японии в газе за счет наших ресурсов. По нефти до 2020 года мы видим потенциал наращивания поставок до 80 млн т в год, — считает Сечин. — Большая часть поставок придется на Китай, но мы хотели бы увеличивать поставки наших энергоносителей не только в Китай, но и в другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) — в первую очередь в Японию. Руководствуясь идеей о диверсификации основных торговых партнеров, мы активно расширяем добывающие активы и транспортную инфраструктуру в Сибири и на Дальнем Востоке России. Поставки нефти из России в АТР выросли за период 2005–2014 годов на 47,4 млн т. В 2014 году в Китай было поставлено 30 млн т, в Японию — 11,7 млн т, в Южную Корею — 10,1 млн т.

В пример Сечин привел проект «Сахалин-1» (по 30% у ExxonMobil и японской Sodeco, по 20% — у «Роснефти» и индийской ONGC), работа которого стала возможной за счет открытия в 1977–1983 годах японской компанией Japan Drilling Company трех месторождений — Чайво, Аркутун-Даги и Одопту, вошедших в СРП по «Сахалину-1».
Но нынешний уровень развития технологий в РФ позволяет вести поставки не только сырья, но и уже готовых продуктов нефтепереработки, к примеру, со строящейся на Дальнем Востоке Восточной нефтехимической компании (ВНХК). В нее компания также предложила вложиться японцам — в частности, поставками оборудования. В начале сентября «Роснефть» заключила соглашение с китайской ChemChina о будущей покупке ею до 51% в ВНХК.

Кроме того, Россия планирует постепенно запускать и предлагать инвесторам доли в своих арктических проектах. Для их планомерного развития «Роснефть» модернизирует подконтрольный ей судостроительный комплекс «Звезда», в который японские судостроители также имеют возможность зайти, считает Сечин. Верфь будет специализироваться на строительстве более чем 150 видов судов для флота и работы на шельфовых проектах. По прогнозам Минпромторга, портфель заказов комплекса составит около 1,4 тыс. судов до 2030 года. По мнению Сечина, «Звезда» также могла бы поспособствовать созданию крупного металлургического комбината для поставки своей продукции на судозавод.

— В дальнейшем они (инвесторы. — «Известия») смогут активно участвовать в освоении ресурсов российского шельфа, включая Арктику, на правах одного из основных технологических партнеров, — говорит глава «Роснефти».

Кроме предоставления технологий по судостроению у японцев есть возможность фактически начать снабжать энергией арктические месторождения «Роснефти». По мнению Сечина, такая возможность есть у сторон в долгосрочной перспективе. В большей степени в электроэнергии нуждаются скорее сами японцы. По словам Сечина, российскими и японскими компаниями еще с 90-х годов прошлого века прорабатываются различные варианты поставок электроэнергии из России на остров Хоккайдо, при этом законодательная возможность импорта электроэнергии в Японию в России до сих пор отсутствует, сетует он.

Речь идет о модернизации старых и строительстве новых электростанций на острове Сахалин общей мощностью до 3 гВт с возможностью последующего экспорта выработанной электроэнергии в Японию по подземному кабелю мощностью до 20 млрд кВт/ч. Проект осуществляет «РусГидро», он оценивается в $6–7 млрд. Сейчас генератор как раз активно ищет в Японии технологических партнеров, в числе возможных назывались Mitsui и JBIC. По мнению Сечина, в перспективе к проекту энергомоста можно присоединить более населенный и развитый японский остров Хонсю.

Хонсю является одним из промышленных центров Японии, в котором в целом наблюдается энергодефицит, подчеркивает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

— Проект энергомоста при большом желании японских компаний может быть реализован до конца 2020 года. Пока его развитию препятствует сложившаяся геополитическая ситуация. Но если Япония все же предпочтет частично отказаться от атомной энергетики, частично ее заменит проект энергомоста. Уже был проявлен интерес к проекту у японской Mitsui & Co., — добавил Пикин.

Другая часть атомной генерации будет замещена газовой. Тут у Японии есть из чего выбирать как активному импортеру СПГ, говорит эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович.

У японских компаний есть большой интерес к добычным и нефтехимическим проектам России на Дальнем Востоке и в Сибири, продолжает Митрахович. По его словам, СПГ-проектом «Дальневосточный-СПГ» (запланирован компанией на Сахалине) ранее интересовались японские компании, к примеру проект может проинвестировать Sodeco (владеет 30% в проекте «Сахалин-2», являющемся ресурсной базой для СПГ-проекта), а судостроительным заводом «Звезда» может заинтересоваться Mitsui. Ранее к дальневосточным шельфовым проектам «Роснефти» проявляла интерес японская Inpex Corporation, в 2013 году она вела переговоры о вхождении в месторождение «Магадан-3» и другие проекты на суше. По мнению Митраховича, со стабилизацией цен на нефть и активизацией китайских инвесторов японские компании могут вернуться к переговорам.

Известия // понедельник, 9 ноября 2015 года

«Роснефть» предложила Японии войти в добывающие проекты

«Роснефть» предложила Японии войти в добывающие проектыГлава компании Игорь Сечин предлагает войти иностранным инвесторам в капитал перспективных и действующих месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке