Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
1 октября
2016 года

Ночь сексуальной охоты

Писатель Игорь Мальцев – о том, к каким последствиям ведет затянувшийся комплекс национальной вины

Игорь Мальцев. Фото из личного архива

Больше всего меня вчера поразила улыбка госпожи Меркель на совещании. Кому-кому, а ей бы сегодня не улыбаться, а схватиться за голову и сказать себе и своему правительству: «Посмотрите, что мы наделали» (тм — ВВП). Потому что все, что произошло за последние месяцы и особенно с 31 декабря — это полный провал ее политики относительно иммигрантов и беженцев.

Странно, что русские СМИ помалкивали, так же как и немецкие, когда в новогоднюю ночь тысяча молодых мужчин  устроила в Кельне «сексуальную охоту на немок».

Хотя как мы понимаем, наши газеты не пытались набросить платок, чтобы помалкивали. В отличие от немецких. При этом как только в немецких городах участились нападения на женщин со стороны «восточных» мужчин в  связи с резким увеличением количества их в лагерях для беженцев, вокруг этих случаев была выстроена стена молчания.

Якобы для того, чтобы не лить воду на мельницу экстремистски настроенных правых. Но благими намерениями буквально в рекордные сроки был выстроен качественный, немецкий автобан в ад. И то, что немецкие СМИ несколько дней не знали, как реагировать на кельнский инцидент, когда сотня женщин оказалась ограбленными, раздетыми, облапанными и униженными гогочущей толпой (зафиксирован один случай изнасилования) в центре немецкого города, в тени Кельнского собора, который помнит бомбардировки прошлой войны — результат мудрой политики правящей коалиции.

То, что происходило следующие несколько дней, невозможно описать — глава местной полиции Альбер был живым воплощением русской поговорки «хоть из брансбойта в глаза — все божья роса» и отказался уходить в отставку. Кстати, именно кельнская полиция — коллективный автор формулировки «мужчины североафриканской наружности».

При этом главный редактор «Кельнер Анцайгер» утверждал вчера на BBC, что у него более четкие данные об участниках секс-охоты - «Сирийцы, иракцы и афганцы из местных лагерей для беженцев». Но полиция юлит и боится сказать хоть что-нибудь, что может прозвучать как расизм. Потому, что за бездействие ста с лишним офицеров полиции на привокзальной площади, похоже, не накажут никого, а за слова, которые в Германии будь сто раз правдой под запретом — можно и в отставочку. Да еще и с лейбаком «расистская свинья» прямо на лбу. 

Тем не менее, заявление в полицию - не воробей, так просто не прогонишь — а по результатам кельнского Нового года уже 103 заявления от пострадавших женщин. Дальше — больше, в других городах страны женщины, подвергшиеся сексуальным нападениям со стороны приезжих граждан чуждой культуры, рассматривающих немок как доступное мясо, начинают подавать заявления в полицию, несмотря на противодействие самой полиции.

Под противодействием я имею ввиду тот факт, что,  например, в Берлине сексуальные приставания и нападения не фигурируют на карте преступлений города, если они совершены приезжими. При этом вдруг пресса стала оперировать цифрами такого рода — 61 процент таких преступлений совершен совершенно обычными немецкими парнями. И как бы впроброс сообщает, что количество преступлений такого рода выросло на 20 процентов.

И вдруг выясняется, что также в новогоднюю ночь в Берлине арестовали иркакца и афганца из лагеря для беженцев, которые также в новогодние праздники нападали на женщин, и если бы девушки не оказали сопротивление, после того как они были избиты буквально рядом с нарядом полиции, то все опять бы сошло с рук и замято.

Два дня назад состоялось срочное совещание министров внутренних дел и иммиграции Шенгена. Участники опять улыбались и выслушивали друг друга, как они укрепляют границы и проводят проверки на дорогах. Но странное занятие — потрошить фуры и легковушки на трассе Германия-Дания, в то время как в странах уже находится под миллион беженцев, которых  посчитать и зарегистрировать толком никто не может.

И все это выглядит как мертвому припарки. Но такова природа бюрократии — изображать бурную деятельность, когда уже предыдущие действия были особо идиотическими. Хотя, наверное, это звучит грубо.

Просто у Германии нет иммунитета и привычки бороться с такими ситуациями, плюс тщательно лелеемый комплекс национальной вины, который не позволит погрузить пару тысяч особо отличившихся бедных сирийцев с иракцами в вагоны фирмы  Siemens и отправить за пределы страны. Потому что немцам тут же припомнят теплушки до Дахау, чего им, конечно совсем не хочется.

Но делать что-то нужно. И вот на этом «что-то» может очень сильно обломаться фрау Меркель со всей своей коалицией, которую сегодня может спасти только страх населения перед приходом к власти правых.

А тем временем в соцсетях женщины Германии пытаются призвать к мужественности немецких мужчин, которые самоустранились от цивилизационного конфликта, который свелся к простой максиме: «изнасиловали — сама виновата, нечего было ходить в юбке в этническом районе». Эта женская ярость может сыграть роль быстроработающего запала. 

Потому что пока полиция, которая не может справиться с обкуренными гостями с Востока, может легко пинать демонстрантов с простыми плакатами «Фрау Меркель, где вы были? Фрау Меркель — что вы сказали?», в стране может сложиться ситуация гражданского конфликта.

Или появится с того света призрак «Рот Армее Фракцион» как ответ на тотальную несправедливость и лицемерие политиков

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // четверг, 7 января 2016 года

Ночь сексуальной охоты

Ночь сексуальной охотыПисатель Игорь Мальцев – о том, к каким последствиям ведет затянувшийся комплекс национальной вины

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Новости сюжета «Кельн»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке