Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
28 июля
2016 года

Джек Лондон — самый русский американский писатель

12 января исполнилось 140 лет автору «Мартина Идена», «Белого клыка» и «Зова предков»

Фото: readers-bench.com

12 января исполнилось 140 лет самому русскому американскому писателю — Джеку Лондону. Дитя калифорнийской мечты, человек, выбившийся в люди из низов, в нашей стране он стал едва ли не популярнее, чем у себя на родине. Его называли американским Горьким. Его сочинения хранились в библиотеке Льва Толстого. Любимец Есенина и Грина, его рассказы читали вслух умирающему Ильичу. И даже в сочинениях Маяковского нашлось ему место: 

Помните? 
Вы  говорили: 
«Джек Лондон, 
деньги, 
любовь, 
страсть»,—
а я одно видел: 
вы — Джиоконда, 
которую надо украсть! 

То, что Лондон — его любимый писатель, Маяковский никогда не скрывал. Да и принцип своего кумира — не тлеть сонной планетой, а сгореть дотла метеором — разделил не на словах, а на деле.

Жизнь Джека Лондона была короткой, но такой насыщенной, что для своих произведений — двухсот рассказов, двадцати романов и трех пьес — ему практически ничего не пришлось выдумывать. 

Своего настоящего отца он не знал. Мать уделяла сыну мало внимания. Джона (а именно Джоном, а не Джеком по-настоящему звали будущего писателя) растил отчим. Его юношество пришлось на девяностые. Они были такими же лихими, как и наши девяностые, случившиеся сто лет спустя. И потому даже современному читателю понятны горькие слова Лондона о том, что несчастья он впитал с молоком матери. Это была эпоха финансовых воротил, эпоха железных дорог и — одновременно — эпоха банковских крахов, кризисов, разоренных фермеров… Он не видел детства. Разносил журналы, продавал мороженое, в пятнадцать устроился на консервную фабрику в Оклендском порту, работая иной раз по 36 часов без перерыва. Накопив на шлюпку, Джон занялся незаконной добычей устриц. К шестнадцати годам он был алкоголиком, хулиганом и пиратом. И тем неожиданнее было его решение взяться за книги. Лондон даже поступил в университет. Видимо, чтобы доказать самому себе, что он не хуже. Учиться он все равно не смог: банально не хватило денег. 

Понятно, что, когда бродяги, авантюристы со всей Америки устремились за золотом на Аляску, Джек Лондон был в первых рядах. Но здесь, среди снегов, он нашел другое золото. Это была основа его будущих произведений: «Смок Беллью», «Дочь снегов», «Дети Мороза», «День пламенеет»…

Публика того времени требовала чего-то нового, варварского, дикого. Такими были его книги. Дикие, варварские, написанные новым языком, книги о сверхчеловеке или, вернее, сверхзвере. Ведь даже «Зов предков», история пса, который становится волком, – это история самого Джека Лондона. Пес с его стремлением к свободе и был Джеком Лондоном. Ну кто еще мог, получив деньги, положение и признание, бросить все и, переодевшись в лохмотья, уехать жить с лондонскими нищими. Так родились «Люди бездны» (чем не горьковское «На дне»). 

Он был близок нашему читателю не только близостью к горьковским произведениям и русскому снегу. Благодаря его героическим произведениям наш читатель (а это, естественно, был читатель низов) смог прочесть о своей советской мечте.  Мечте о том, что труд не напрасен и благороден и что работа не покладая рук непременно приведет к результату. Вслед за Карамзиным, с удивлением для самого себя открывшим, что «крестьяне тоже любить умеют», Лондон показывал нам, что крестьяне могут и любить, и добиваться своих целей, и даже становиться писателями. Как Мартин Иден, конечно же. 

Труженик и работяга, Лондон не расставался с блокнотом всю свою жизнь и, что бы ни случилось, ежедневно создавал по пять страниц текста. 

Любопытно, что Лондон оказал влияние и на нашу топонимику. В Магаданской области, в верховьях Колымы, существует озеро Джека Лондона, названное так почитателями его таланта, обнаружившими на берегу томик любимого писателя. 

Остается пожалеть, что Джек Лондон родился американцем, а не русским. Тогда бы он воспел не золото Аляски, а золото Колымы, на которое у нас не хватило писателя. Впрочем... Влияние Лондона на русскую литературу еще не закончилось. «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого и «Территория» Олега Куваева — отнюдь не последние отголоски джеклондоновских мужественных, героических произведений. Среди поколения сегодняшних тридцатилетних появились авторы, воспевающие свои земли с джеклондоновским азартом и любовью к жизни. Только что вышедшая из типографии издательства АСТ книга «Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях» молодого дальневосточного писателя Василия Авченко — из их числа. 

Известия // вторник, 12 января 2016 года

Джек Лондон — самый русский американский писатель

Джек Лондон — самый русский американский писатель12 января исполнилось 140 лет автору «Мартина Идена», «Белого клыка» и «Зова предков»

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке