Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
25 августа
2016 года

Германия после Меркель

Политолог Сергей Бирюков — о том, как может измениться Германия, если там сменится власть

Сергей Бирюков. Фото из личного архива автора

Отставка Ангелы Меркель, о которой неожиданно заговорили, — разумеется, не свершившийся факт. Однако недавняя публикация в «Нью-Йорк Таймс» статьи, призывающей к отставке Меркель, вкупе с принятием чрезвычайных мер с целью урегулирования «миграционного кризиса» стала поистине знаковым событием.

Очевидно, позиции Меркель теперь не столь непоколебимы, как то было раньше.

Парадокс в том, что результаты Меркель до последнего момента способствовали укреплению ее позиций. Политический баланс ее правления, несмотря на некоторые неоднозначные решения, был последовательно положительным. Так что кризис оказался неожиданным.

Меркель создала в Германии ситуацию, когда внутренняя оппозиция отчасти интегрирована во власть, а отчасти маргинализирована. Никакие протесты со стороны оппозиционных сил не могли поколебать доминирование «большой коалиции» между ХДС-ХСС и СДПГ.

Действующая канцлер также сумела разрешить ситуацию с Грецией. Так ей удалось избежать или хотя бы отсрочить кризис еврозоны. А ведь он мог стать началом распада и банкротства ЕС.

Именно Меркель продолжает реализовывать план по стабилизации европейских финансов и спасению зоны евро. Единодушие элит и крупного бизнеса позволяло до последнего времени игнорировать недовольство значительной части населения стран ЕС политикой либерального консенсуса.

Несмотря на сопротивление немалой части общества и бизнеса, Меркель сделала Германию ключевым звеном механизма санкций в отношении России и важным элементом системы сдерживания России в современной ситуации. Более того, Меркель удалось убедить немецкое общество согласиться платить за неизбежные издержки подобного курса во имя защиты общих ценностей.

В связке с французским лидером Олландом Меркель, проявив незаурядную политическую волю и одновременно с тем гибкость, сумела запустить Минский процесс. Этот процесс при всей его неоднозначности с точки зрения содержания и возможных последствий пока продолжается.

Наконец, именно Меркель консолидировала вокруг себя крупнейшие немецкие ТНК, методично продвигая проект создания Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТIP). А ведь последствия этого проекта для политического и экономического суверенитета стран ЕС, откровенно говоря, неоднозначны.

Но споткнулась «железная фрау» на проблеме мигрантов.

Рассчитывая использовать мигрантов для реформирования рынка труда, Меркель в итоге попала в ловушку: ситуация вышла из-под контроля. Безусловно, сыграл свою роль эффект неожиданности, однако кризис, похоже, стал последней каплей, переполнившей чашу терпения немецкого общества.

На фоне кризиса, ставшего общеевропейским, не столь существенными оказались даже недавние трения с Польшей по вопросу о свободе СМИ и противодействие Берлина курсу на «ревизию» начал демократии Качиньского-младшего. Так, миграционный скандал обозначил потолок возможностей для казавшейся практически неуязвимой фрау канцлер.

Это неизбежно сказалось на ее имидже. В целом расположенные к Меркель Соединенные Штаты вдруг отказали ей в поддержке и усомнились в ее эффективности — сказался тяжело переживаемый американцами неоднозначный опыт социальных реформ президента Обамы, результаты которых обострили вопрос об идентичности и дееспособности интеграционных механизмов. Обнаружившаяся слабость Меркель в данном вопросе накануне принятия решений относительно судьбы Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства, по всей видимости, показалась части американского истеблишмента категорически недопустимой.

Но главное — от тяжеловесного политического стиля Меркель устала сама Германия.

Устал германский средний класс, благосостояние которого сгорает в топке экономической рецессии.

Устали германские внесистемные правые и левые, которых Меркель упорно пыталась вытолкнуть на обочину политической жизни и до известной степени преуспела в этом.

Устал малый и средний бизнес, не находя ниши в рамках выстроенной ею неокорпоративистской системы, ориентированной прежде всего на интересы германских ТНК.

Устали представители политических партий, профсоюзов, общественных организаций, усматривающие в многолетнем лидерстве Меркель угрозу началам конкуренции и демократическим традициям. Неформальная опека над политическим классом страны с попыткой диктовать ему нормы поведения вызывает всё более явное недовольство. Эмансипация политического класса в этой ситуации становится практически неизбежной — вопрос лишь в ее конкретных формах и сроках.

Устал средний немецкий налогоплательщик, вынужденный оплачивать амбиции фрау канцлер за счет собственного благополучия и социальных перспектив. Теперь говорить об эрхардовской «экономике для всех», которая была одной из визитных карточек ФРГ с момента основания, не приходится.

Однако степень конформизма сограждан Меркель всё же переоценила, плоды чего мы наблюдаем сегодня.

Все эти силы формируют сегодня запрос на «Германию без Меркель», который выглядит пока мало реализуемым из-за отсутствия альтернативы. Инерция политических процессов очевидно пока не исчерпана. И хотя тренд на Германию без Меркель пока не набрал критической массы, игнорировать его нельзя.

Какие черты может принять Германия после Меркель? Каковы возможные векторы альтернативной ее курсу политики?

Во-первых, большее сосредоточение на проблемах внутреннего развития и прежде всего на социально-экономических и культурно-образовательных.

Во-вторых, уменьшение внимания к вопросу «европейской солидарности любой ценой» и, как следствие, акцент на общегерманском единстве, которое в последние годы не является таким уж бесспорным.

В-третьих, восстановление социального государства в той или иной его модификации, ибо его плавный демонтаж в течение полутора последних десятилетий стал очевидным нарушением общественного договора, на котором зиждется стабильное развитие современной Германии.

В-четвертых, взвешенное отношение со стороны Германии к России и признание последней фактором европейской политики, так как резкий поворот от Москвы нарушает баланс сил в самой Европе.

В-пятых, известный разворот к Центральной и Восточной Европе как естественной зоне германских интересов: уступки влияния в этом регионе лишают Берлин известной свободы маневра и ослабляют позиции в рамках ЕС.

Пока всё это лишь тренды, существующие в форме запроса со стороны гражданского общества. Но Германия всё меньше нуждается в менторстве и дидактике, которые упорно предлагает ей действующая власть.

Запрос на политическую альтернативу, как представляется, рано или поздно будет реализован. Какие политические и идеологические формы он примет, покажет ближайшее будущее.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // вторник, 9 февраля 2016 года

Германия после Меркель

Германия после МеркельПолитолог Сергей Бирюков — о том, как может измениться Германия, если там сменится власть

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке