Новости, деловые новости - Известия
Среда,
24 августа
2016 года

Законотворчество как PR

Журналист Максим Кононенко — о том, почему появляются резонансные законопроекты, и профпригодности их авторов

Максим Кононенко. Фото: Александр Давашкин/ИЗВЕСТИЯ

Чем ближе начало кампании по выборам в Государственную думу, тем больше резонансных инициатив поступает от депутатов, которые хотели бы попасть и в новый созыв. Между тем чем больше подобных инициатив поступает от депутатов, тем больше мы понимаем про самих депутатов. И ладно там, когда они берутся регулировать отрасль, в которой совершенно ничего не понимают. Так они же еще ничего не понимают и в своей собственной отрасли — в подготовке законов.

Вот взять хотя бы нашумевший законопроект о регулировании деятельности новостных агрегаторов.

Новостной агрегатор — это сервис, публикующий ссылки на новости в различных СМИ. Они могут быть отобраны как вручную, так и автоматически. И могут быть сгруппированы по разным критериям: например, чем больше одинаковая новость повторяется в разных СМИ, тем она более важная и тем выше она выдается («Яндекс.Новости»). Или по-другому: отбираются только самые страшные или смешные заголовки (Vavylon.Today). Или, скажем, по степени распространения ссылки на новость в социальных сетях (Mediametrics). Но общим для всех новостных агрегаторов является то, что они не публикуют сами новости. А только ссылки на них.

Так вот, согласно новому законопроекту, владелец новостного агрегатора должен отвечать за публикуемую информацию — «проверять достоверность распространяемой общественно значимой информации до ее распространения».

Это говорит нам о понимании авторами законопроекта того, что они собрались регулировать. Агрегатор — это то, что агрегирует. То есть собирает вместе разобщенное. Причем в общем случае автоматически, без участия человека, с помощью программных роботов. И для того чтобы новости по каждой из этих сгруппированных ссылок проверять, надо сажать штат редакторов, равный суммарному штату редакторов всех СМИ в интернете, опубликовавших данную новость. То есть — тысячи человек. Это, конечно, физически невозможно.

Но это только то, что касается сути. Потому что форма законопроекта еще хуже. Вот, например, что такое «распространяемая информация» в случае агрегатора? Агрегатор распространяет ссылки. И эти ссылки всегда достоверны — по каждой из них можно пройти на текст новости на сайте опубликовавшего его СМИ. Но агрегатор не распространяет сами новости. Между тем в законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» уже существует понятие «указатель страницы сайта в сети интернет», о котором авторы законопроекта, видимо, просто не знают. Хотя вносят поправки именно в этот закон!

Больше того — они просто не знают, как законы надо писать. «Законопроект заполняет юридический вакуум, — говорит один из авторов законопроекта. — Вводится принципиально новое понятие — «агрегатор новостей». И я не знаю, читал ли он сам собственный законопроект, потому что в нем понятие «агрегатор новостей»… не вводится! В нем вводится понятие «владелец новостного агрегатора»! А далее в тексте используется уже, собственно, понятие «новостной агрегатор», которого в законопроекте попросту нет!

Ну хорошо, давайте прочитаем определение хотя бы владельца: «Владелец программ для электронных вычислительных машин, владелец сайта и (или) страницы сайта в сети интернет, которые используются для обработки и распространения новостной информации на государственном языке Российской Федерации, государственных языках республик или иных языках народов Российской Федерации и на которых может размещаться реклама, направленная на привлечение внимания потребителей, находящихся на территории Российской Федерации и доступ к которым в течение суток составляет более одного миллиона пользователей сети интернет (далее — владелец новостного агрегатора)».

Вот давайте просто упростим это определение, убрав из него некоторые перечисленные через запятую пункты. Вот что у нас получится: «Владелец программ для электронных вычислительных машин, которые используются для обработки и распространения новостной информации на государственном языке Российской Федерации и на которых может размещаться реклама». Понимаете? Реклама может размещаться на программах! Это так в законопроекте написано! Что здесь, в этом определении — новостной агрегатор? Программы для электронных вычислительных машин? Или сайт? А, скажем, сайт федерального телеканала, публикующий результаты работы программы мониторинга СМИ, которые в большом количестве используются в самых разных ведомствах, — тут вам и обработка новостной информации, и миллион пользователей. Как с этим быть? Но и уж совсем как-то стыдно спрашивать — а как быть с социальными сетями, которые, безусловно, являются агрегаторами новостей, поскольку распространяют ссылки на новости, опубликованные пользователями, на многомиллионную аудиторию. И совсем стыдно говорить про поисковые системы (на основе которых все крупнейшие агрегаторы и построены).

В общем, всё как обычно. Авторы законопроекта хотели бы, чтобы их имена были упомянуты в СМИ. Многие СМИ их упомянули. Лично я не стану этого делать. Не потому, что они что-то плохое придумали. 

А просто потому, что они профнепригодны. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // пятница, 26 февраля 2016 года

Законотворчество как PR

Законотворчество как PRЖурналист Максим Кононенко — о том, почему появляются резонансные законопроекты, и профпригодности их авторов

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке