Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
1 октября
2016 года

Накануне

Писатель Игорь Мальцев — о том, почему «Оскар» — огромная маркетинговая машина

Игорь Мальцев. Фото из личного архива

В торговом центре по Голливудскому бульвару — в здании, которое было признано «самым уродливым зданием Лос-Анджелеса», среди семидесяти пяти магазинов, двух ночных клубов, ресторанов и одного боулинга был киноконцертный зал «Кодак».

Производитель кино- и фотопленки заплатил 70 млн, чтобы зал носил его бренд. А потом «Кодак» обанкротился. Теперь спонсор зала — компания Dolby. И с 2002 года на несколько недель зал арендует помещение Академия киноискусств и наук, чтобы провести церемонию награждения кинодеятелей Америки и окрестностей. Церемония известна как «Оскар».

Номинанты были объявлены 14 января этого года. С того дня и секунды не проходит, чтобы специалисты по кино не строили своих догадок — кто получит, кто не получит. Причем делают «эксперты» это с таким же попаданием пальцем в небо, как и специалисты по курсу доллара или стоимости барреля нефти в русском Facebook.

По сути, результаты нам, нормальным зрителям, совершенно не важны. Они важны продюсерам, которым надо повышать прокатную ценность своей ленты. Ну, и кинодеятелям — как орден за заслуги и шанс на повышение ставки гонорара. Но сами результаты, как предварительные, так и окончательные, зависят от того, как устроен этот самый «Оскар».

Вот зал на 3,4 тыс. мест, где сидят люди в black tie, то есть мужчины в (арендованных) смокингах и дамы в вечерних нарядах в (арендованных ) драгоценностях. Кто эти люди?  Это члены Академии киноискусств и номинанты. Никого другого там нет. Никаких критиков, никаких репортеров, никаких телекамер и микрофонов. Вся эта публика сидит в отдельном помещении пресс-центра, куда по ходу церемонии приводят победителей на растерзание. Из получавших награды «первого ряда» за главные роли и т.д. я что-то ни разу за пять лет поездок на церемонию не видел никого, кто бы срочно побежал в пресс-рум. Но это не важно.

Важно то, что в зале сидят люди, которые, собственно, голосовали за своих номинантов —члены киноакадемии. Они уже сделали свое дело.

Я не очень понимаю, как происходит раздача билетов среди академиков, потому что их вообще-то 6 тыс. человек, наверное, решает профком. То есть остальные 2,6 тыс. смотрят «Оскар», как и мы, по телевизору.

Вообще-то список голосующих членов академии — абсолютно закрытая информация.  Местная лос-анджелесская газета провела в 2013 году расследование и выяснила две вещи: 94% академиков — белые, средний возраст — 62 года. Только 14% академиков — люди моложе 50 лет. С тех пор, несмотря на попытки академии размыть эту картину, приняв за последние два года 432 новых члена , средний возраст достиг уже 63. А чернокожих все равно мало.

Чтобы понять, как тут голосуют за своих, достаточно вспомнить скандал с нынешним «Оскаром», который в сетях получил тэг #OscarsSoWhite.

То есть отсутствие черных исполнителей и режиссеров в номинантах на «Оскар-2016» напрямую увязали с тем, что среди голосующих членов академии мало черных. И объявили бойкот церемонии. Особенно Спайк Ли, чья картина «Чирак»не попала ни в одну категорию. Президент академии тут же опубликовала покаянное письмо, где обещала пересмотреть политику приема в члены. При этом 67-летняя Шерил Бун Айзекс — третья женщина — президент академии, и к тому же она черная. Если вы думаете, что просто пропустили какой-то ее фильм или роль, не волнуйтесь — она просто пиарщица и всегда только ею и была. Поэтому она вовремя подсуетилась и стала говорить о том, что для членства и раса важна, и пол, и сексуальная ориентация.

Все это похоже на тот случай, когда Марлон Брандо отказался от «Оскара» из-за того, как кино показывает индейцев. Система набора в академию под стать системе членства в дорогущем гольф-клубе. Заявки не принимаются. За вас должны поручиться два действующих члена. Исключение составляют только номинанты на «Оскара» — их включают в академию автоматически.

Возраст академиков, склонных к старческой сентиментальности, — основная причина того, что на голосование выставляется огромное процентное количество романтически-исторических драм, драм биографических, романтических трагикомедий и семейных мелодрам. Это все «наживка на «Оскара» — практически официальный термин, когда фильм конструируется под вкусы и требования членов академии. Начиная с темы (Холокост, интернированные японцы в США, Вьетнам, инвалидность, костюмные экранизации) и кончая сроками выхода картины на экраны — не дольше, чем за три месяца до сроков подачи, чтобы не было еще видно, что фильм, например, провалился в прокате, как «Охотник на оленей» в свое время.

Два социолога из ЛА — Россман и Шилке определили, что самые негативные ключевые слова, которые можно только придумать для номинации картины на «Оскара», — «зомби», «импланты груди» и «черное независимое кино». Они же установили, что фильмы, которые выбирают академики, как правило, ничего общего не имеют со вкусами обыкновенного кинозрителя. Именно поэтому специально снимать картину «под «Оскара» — рисковое дело. Если ничего не дадут — кассы не собрать уже никогда. Только табличка Award Winner им дает небывалую раскрутку по всему миру.

Но есть и приятные новости. Теперь подарочный набор «Оскаровский» «дают не только ведущим церемонии и музыкантам, но и всем номинантам и победителям. Что туда входит? Оплаченное путешествие, лечение в спа, неделя в крутом отеле или приватный ужин в ресторане со всеми друзьями. Там могут быть также водка, часы и даже подарочные сертификаты в секс-шоп  Adam&Eve.

Зря смеетесь: в 2014 году цена одной такой корзинки стала доходить до $80 тыс. , что заставило налоговую службу США издать отдельную фетву на предмет — как отчитываться за оскаровский подарочек. Это не ярмарка тщеславия — это огромная маркетинговая машина, и других задач у нее нет.

И все равно сегодня ночью как минимум 38 млн зрителей будут говорить друг другу, какие же академики тупые и надо было дать «Оскара» совсем другому фильму и другому актеру. И только русская аудитория будет болеть солидарно — за Леонардо Ди Каприо. Уже который год.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // воскресенье, 28 февраля 2016 года

Накануне

НаканунеПисатель Игорь Мальцев — о том, почему «Оскар» — огромная маркетинговая машина

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке