Новости, деловые новости - Известия
Четверг,
30 июня
2016 года

«Делать кальку с «Экипажа» Митты было бы бессмысленно»

Режиссер Николай Лебедев — об актерах, съемках и прокатной судьбе его новой картины

Фото: РИА НОВОСТИ/ Екатерина Чеснокова

Николай Лебедев получил «Золотого орла» за лучший фильм 2013 года «Легенда № 17». Совсем скоро в прокат выходит новая картина режиссера «Экипаж». Сравнений с одноименной работой Александра Митты не избежать. «Известия» расспросили Николая Лебедева, готов ли он к этому.

— Николай, прошло 36 лет с момента выхода на экраны советского фильма-катастрофы «Экипаж» Александра Митты. Выросло поколение, которое, возможно, не видело это кино. Вы решили создать свой «Экипаж»?

— Именно свой, ибо делать кальку с классического фильма бессмысленно. Тот «Экипаж» настолько хорош, что не нуждается в обновлении. Фильм Митты произвел на меня — и, думаю, не только на меня — колоссальное впечатление. Первый фильм-катастрофа, жанр, в котором у нас до Александра Наумовича никто не работал, ведь в СССР катастроф не было и не могло быть. Даже на экране. «Экипаж» стал лидером проката 1980 года. Его посмотрели 70 с лишним миллионов зрителей только за первый год проката! Мне хотелось воздать должное создателю картины. Новаторство Митты в том, что он перенес на экран человеческие отношения, а не просто устроил большой аттракцион со взрывами. И если бы не первая часть, в которой режиссер подробно представил персонажей и рассказал простую историю об обычных людях, не случилось бы эффекта, который мы наблюдаем во второй части — катастрофе. Митта сумел населить свой фильм узнаваемыми характерами, которым хочется сопереживать, в которых влюбляешься, которых осуждаешь.

— Продюсер вашей картины Леонид Верещагин говорил, что катастрофы библейского размаха не должны быть самоцелью. Они должны подчеркнуть силу воли обыкновенного человека, который может выйти из них победителем.

— Безусловно. Наши экранные герои попадают в сложнейшие ситуации. Но интересен человек, а не катастрофа. И при этом жанр фильма-катастрофы позволяет делать то, что другим жанрам несвойственно. Упиваться воссозданием на экране всяческих бедствий, пожаров и катаклизмов бессмысленно, однако и отказываться от возможностей, заложенных в подобном материале, было бы глупо. Потому что на фоне катастрофы объемнее воспринимаются характеры персонажей и их поступки. Оглядываясь назад, я понимаю, что сколь бы ни были головокружительны, увлекательны или захватывающие ситуации, о которых рассказывает фильм, кино получается лишь тогда, когда в центре повествования — не эти ситуации, а люди с их проблемами.

— Вы не боитесь сравнений не в свою пользу?

— Я не думаю об этом. Прекрасно понимаю, что будут сравнивать, но какая, в сущности, разница. Я преклоняюсь перед Александром Наумовичем, я учусь у него. Мы все делаем одно большое дело, но каждый всё равно создает что-то свое, присущее именно его способу мышления и восприятия действительности. Когда я снимал свой «Экипаж», то черпал вдохновение, как ни удивительно звучит, у Микеланджело. А об «Экипаже» Митты я думал, когда снимал «Звезду».

— Может быть, чтобы разных вопросов и сравнений не возникало, стоило назвать фильм по-другому?

— Назвать картину «Экипаж» — не моя идея. У меня были другие предложения. Но, в конце концов, наш фильм — он действительно об экипаже, в который входят и герой Данилы Козловского, и герой Владимира Машкова, а еще персонажи Агне Грудите, Сергея Кемпо, Катерины Шпицы, Сергея Шакурова, Сергея Газарова, Александры Яковлевой… Они в итоге объединяются в одну большую команду, сплоченное человеческое сообщество, способное сообща справиться с большой бедой. Поэтому всё-таки название соответствует замыслу.

Фото: kinopoisk.ru










— Вы упомянули Александру Яковлеву. Та стюардесса Тамара из «Экипажа» Митты появится и у вас в фильме?

— Именно так. Только она уже Тамара Игоревна и давно не стюардесса. Но всей интриги я раскрывать не стану. В небольшой камео у нас снялся и сам Александр Наумович Митта. Я уговорил его, так как очень хотел, чтобы он появился в моем фильме.

— Трудно ли было получить согласие на съемку таких звезд, как Машков и Козловский?

— С Данилой у нас прекрасные отношения еще со времен съемок «Легенды № 17». Признаюсь, что мы опасались новой встречи на съемочной площадке. Не потому, что не хотели работать вместе, а потому, что так замечательно сотрудничали в прошлый раз и нам казалось, что такое сотворчество абсолютно уникально, оно не может повториться. И действительно — не повторилось. Когда съемки были закончены, Данила признался: «Я так боялся, что что-то надломится, что не будет того ощущения, как на «Легенде № 17». Но сейчас это было совершенно по-другому — еще интереснее и лучше!».

Фото: kinopoisk.ru










— А как к вам попал Машков ?

— Я позвонил ему и сказал: «Володя, прочитай сценарий». Он прочел, и роль ему понравилась. Но он… предложил провести пробы. И правильно. Потому что мне и ему надо было понять, как мы сможем работать на площадке, найдем ли общий язык. Он был предельно внимателен и старателен на пробах. Сразу стало ясно, что наше сотрудничество складывается замечательным образом, а мне лучшей кандидатуры на роль командира воздушного судна Леонида Зинченко не найти. Так что на съемках работали душа в душу. Вообще настоящие звезды — не капризные люди, очень серьезно относящиеся к своей работе. И все, с кем я сталкивался на этой картине, — люди, с которыми невероятно интересно и приятно работать. А тяжело работать — с безответственными и неталантливыми.

— После той подготовки, которую прошли ваши артисты на тренажерах-симуляторах, им уже не страшна никакая турбулентность.

— После многочасовых тренировок Володя сказал Даниле: «Ну, ты теперь понимаешь, как действуют пилоты в грозу или в турбулентность. Как они включаются и контролируют процесс». Так что Данила теперь не боится летать на самолетах. Впрочем, и раньше не боялся. Это я боюсь.

Фото: kinopoisk.ru










— То есть вам не удалось избавиться от аэрофобии, даже снимая кино о самолетах?

— Увы. Кстати говоря, своей аэрофобией я тоже обязан фильму Митты. После «Экипажа», еще подростком, заинтересовался темой катастроф в воздухе, стал собирать соответствующий материал. В итоге количество знаний перешло в качество. Я вдруг осознал, насколько уязвим человек в воздухе (что, кстати говоря, не совсем правда: самолеты по сей день остаются самым безопасным видом транспорта). Когда вся собранная информация соединилась, я просто перестал летать.

— Вы снимали «Экипаж» на камеры IMAX. Как говорят ваши продюсеры, компания IMAX выдвинула условие: чтобы лучше продать фильм на многомиллионный китайский рынок, надо ввести в фильм героев-китайцев. Так у вас появились Дин Фан и Ян Гэ?

— Это было не такое уж строгое условие, а скорее предложение. К тому же оно мне понравилось. Чем многонаселеннее экранный мир, тем лучше. Я не первый раз работаю с иностранцами. Испанка Алехандра Грепи, поляк Даниэль Ольбрыхский, американцы Энн Арчер, Миа Киршнер, Кип Пардью, итальянец Фабио Фулко, немец Гетц Отто... Мой оператор — американец Ирек Хартович, с которым мы работаем 15 лет. Кино — это интернациональная сфера деятельности, и я испытываю огромное удовольствие от сотрудничества и общения с интересными, яркими и талантливыми профессионалами со всех концов света.

— Вы не отнеслись к этому предложению как к давлению, как бизнес-составляющей?

— Напротив, это обогатило картину. У нас в сценарии были иностранцы — так почему же не сделать кого-то из них китайцами? Режиссер должен быть открыт новым идеям. В противном случае он рискует потерять что-то самое важное и интересное.

— У вас был социальный заказ на фильм про гражданскую авиацию? Может, Министерство транспорта вас как-то поддерживало?

— Социального заказа не было. Многие мои картины объявляют социальным заказом, но это неправда. Министерство не поддерживало. Помогала администрация аэропорта Внуково. Киносъемки — это всегда тяжелая, хлопотная история, но во Внуково пошли на это, и я им очень благодарен. Зато в фильме показано: у нас есть большие, просторные, современные аэропорты. И они не придуманные. И это не декорации, не «потемкинские деревни», всё взаправду.

— А как вы сумели договориться о съемках в Жуковском?

— Это заслуга «Студии ТриТэ» Никиты Михалкова и продюсеров картины. Аэропорт Жуковский — режимный объект. Но нам пошли навстречу. Я еще раз убедился в том, что всё строится на добрых, человеческих отношениях. Не подумайте, что производство фильма проходило гладко: нам неоднократно официально отказывали разные ведомства и структуры. Например, мы обратились в КБ «Сухой» с предложением сделать проектируемый ими самолет одним из главных героев картины. Последовал категорический отказ. Не хотели, чтобы их самолеты ассоциировались с катастрофами. Хотя как раз в нашей картине летная техника выручает людей в самых тяжелых ситуациях.

— Но вам удалось подружиться с КБ «Туполев». Они даже предложили выставить банер «Экипажа» на авиасалоне МАКС.

— Они помогли нам — дали самолеты, предоставили возможность перекрасить и переделать их под себя. В роли нашего крылатого «главного героя» снимались сразу два борта. Один снимался в обычных сценах, в том числе и в воздухе, другой — в сценах катастрофы. Там были сложные условия, взрывы, огонь. Но самолет мы не повредили. А тем временем в интернете поднялся скандал, будто съемочная группа «варварским образом» сожгла действующий самолет. Ерунда. В фильме вы и вправду увидите пылающий авиалайнер — настоящий, не подделку, — но свой срок он уже отслужил. Существует строжайший закон: даже если вы купите самолет, вы не имеете права уничтожить его по собственному усмотрению. Утилизация авиалайнеров происходит только по строгому предписанию соответствующих структур и только при наличии жестких оснований. Иными словами, даже списанный самолет вы не можете сжечь просто потому, что вам этого захотелось. Так что для съемок продюсеры совершенно официально приобрели машину, которая уже шла на металлолом, а тут нежданно-негаданно смогла сослужить еще одну службу.

— Недавно продюсеры представляли «Экипаж» на Берлинском кинорынке. Это означает, что вы готовите версию для западного зрителя?

— Для кинорынка предоставили рабочий материал фильма. Для прокатчиков и дистрибуторов этого было достаточно. Они оценивали картину с точки зрения прокатных перспектив. Ни один человек не вышел из зала при просмотре «Экипажа». Что очень хорошо. Даст Бог, у фильма будет своя судьба и в западном прокате.

— Никита Михалков — один из продюсеров фильма. Вы его не приглашали поработать в картине в качестве актера?

— Приглашал, правда, на другой фильм — «Легенда № 17». Он отказался. Хотя роль ему нравилась, но причины у него были весьма веские. Никита Сергеевич очень точно относится к выбору ролей. Его помощь и участие в моих картинах — другого рода. «Я — режиссер и буду тебя поддерживать как режиссера», — пообещал он. Я ему за это благодарен.

— Вы таите надежду, что однажды Никита Сергеевич скажет вам да и снимется у вас?

— Да, конечно. Михалков — личность такого масштаба, что я не знаю, насколько мне было бы легко с ним работать? Ведь режиссер — профессия диктаторская.

— А перед Михалковым у вас бы включался такт? Оробели бы?

— Такт, он включается всегда. А вот оробел бы? Думаю, нет. Просто нужна мощная роль, которая ему подойдет и будет интересна. Если уж используешь Царь-пушку, то не надо стрелять по воробьям.

Известия // четверг, 3 марта 2016 года

«Делать кальку с «Экипажа» Митты было бы бессмысленно»

«Делать кальку с «Экипажа» Митты было бы бессмысленно»Режиссер Николай Лебедев — об актерах, съемках и прокатной судьбе его новой картины

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке