Новости, деловые новости - Известия
Среда,
7 декабря
2016 года

Рассказы русских классиков не уберут из школьной программы

Филологи, писатели и представители РПЦ против сокращения списков литературы

Фото: Ольга Рябцова

Предложение протоиерея Артемия Владимирова исключить из школьной программы некоторые произведения Чехова, Бунина и Куприна в очередной раз всколыхнуло в обществе споры о преподавании литературы в школе.

По мнению члена патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, яркие художественные образы, воссозданные в этих рассказах («О любви», «Куст сирени» и «Кавказ») — «мина замедленного действия для наших детей».

Впрочем, это не первое предложение изъять то или иное произведение из школьной программы. Но мотив практически всегда один — оградить детей от тлетворного влияния «недетской» литературы.

«Известия» обратились к экспертам, чтобы выяснить, действительно ли литературное произведение или лирический герой в состоянии повлиять на формирование ребенка и стоит ли вообще что-то менять в школьной программе.

Что касается рассказов Чехова, Бунина и Куприна, то никаких опасений нет — в РПЦ «Известиям» сообщили, что мнение отца Артемия Владимирова не является официальной позицией Русской православной церкви.

— Отец Артемий выступает со своей частной позицией, равно как сейчас любой мирянин может выступить со своей. Официальная позиция Церкви по вопросу тех или иных произведений не высказывалась. Мы исходим из того, что подобные списки должны формироваться с участием педагогов, профессионалов и, возможно, представителей Церкви, — говорит исполняющий обязанности заместителя председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе. — Данная частная инициатива не имеет никакого отношения к возглавляемому святейшим патриархом Кириллом Обществу русской словесности, так как отец Артемий входит в состав рабочей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

По словам Вахтанга Кипшидзе, общая позиция Русской православной церкви состоит в том, что русская классика является важной частью воспитания подрастающего поколения. Патриарх неоднократно высказывался за увеличение использования классики в программах воспитания и образования молодежи. По мнению Церкви, опираться на классику при воспитании молодежи просто необходимо. Поэтому любые сокращения списков являются недопустимыми.

Что касается профессионалов — филологов, преподавателей литературы, писателей, то у них единодушное мнение: творчество классиков никак не может нанести вред школьникам.

— Произведения о любви совершенно необходимы в школьной программе. Конечно, надо соразмерять с возрастом. Но что касается учеников старших классов, то любовная тема их как раз интересует, — говорит заведующий кафедрой мировой литературы и культуры факультета международной журналистики МГИМО Юрий Вяземский. — И мне кажется, что наши классики в этих вопросах — наставники намного более нежные, чем улица и окружение наших детей. Я как писатель по основному своему призванию часто себе напоминаю, что искусство происходит от слово искус, искушение, и не надо лишать наших детей возможности того, чтобы их искушали великие писатели. Потому что иначе искушать будут люди невеликие, пошлые и грубые.

Более того, эксперты считают, что любое «покушение» на классику опасно. Современные дети и так стали меньше читать, и даже небольшое сокращение программы довольно опасно.

— Думаю, никто рассказ «О любви» из школьной программы не уберет, — считает заслуженный учитель России, преподаватель магистратуры учителей словесности при ВШЭ Евгения Абелюк. — Но инцидент с предложением убрать рассказы классиков неприятен и создает ненужное напряжение в обществе. Изменение сложившегося литературного канона школьной программы — серьезная тема. Дети и так перестают читать классику, не стоит еще больше увеличивать разрыв между литературой и молодежью.

Преподаватель русского языка и литературы Елена Калайтан также убеждена, что школьную программу по литературе трогать не стоит.

— Часто задают вопрос — а все ли школьники в состоянии понять, оценить то или иное произведение в силу возраста. Да, для школьников «Война и мир» может быть непосильной. Но она и для студентов может оказаться такой. В каком-то смысле она непосильна для всех. Но пусть школьник хотят бы знает, что есть «Война и мир», есть Лев Николаевич Толстой. Это лучше, чем не знать ничего. Если мы будем ориентироваться на «посильность» литературных произведений, то получим поколение, которое не знает совсем ничего. Вообще любой разговор о «лишнем» в школьной программе напоминает любимый вопрос старших школьников: «А зачем мне это нужно?», — говорит Калайтан.

Елена Калайтан считает, что если так рассуждать, то можно прожить и без «Слова о полку Игореве», и без «Мастера и Маргариты», и без еще сотен произведений.

— Строго говоря, человек не может жить без воды, еды и кислорода. А так можно, конечно, дожить до ста лет и не прочитать ни одной книги. Что касается нравственности литературных героев, которая смутила протоиерея Артемия Владимирова, то он, наверное, плохо знаком со школьной программой. Разве Евгений Онегин — это образец нравственности? Или Печорин? В литературе много примеров. А уж если брать русские романсы, то половина из них посвящена незаконной любви, — уверена она.

Писатель, историк, культуролог, профессор Института журналистики и литературного творчества Константин Ковалев-Случевский также предостерегает от излишнего морализаторства.

— В Российской империи была цензура, и если она пропускала подобные произведения, значит не считалось, что в них есть что-либо фривольное. Чехов — один из ярких писателей, который в свое время поднял очень тонкие вопросы взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Невзирая на сословие, на разночинское происхождение, он был тонкий знаток очень сложных переживаний людей. За это его любили или не любили. Но были и гораздо более откровенные писатели, например Арцыбашев, который писал любовные романы, будоражащие светское общество, и даже его не запрещали. Что тут можно сказать? Так мы дойдем до того, что закроем воспетый Аркадием Райкиным греческий зал в Музее Цветаева, потому что там стоят обнаженные статуи, — сказал он.

Известия // среда, 16 марта 2016 года

Рассказы русских классиков не уберут из школьной программы

Рассказы русских классиков не уберут из школьной программы Филологи, писатели и представители РПЦ против сокращения списков литературы

скопируйте этот текст к себе в блог:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке