Новости, деловые новости - Известия
Воскресенье,
28 августа
2016 года

Удастся ли Москве реализовать «сирийский проект»?

Политолог Алексей Мухин — о роли России в процессе мирного урегулирования в Сирии

Алексей Мухин

В последнее время много говорят о том, что Россия, несмотря на сделанные ранее заявления, свою задачу на сирийской площадке не выполнила. На конкретные вопросы, что именно не выполнили ВКС РФ из ранее публично заявленного, ответа нет.

Сухой остаток таков. Теперь на территории Сирии расположены две российских военных базы, при поддержке России воссоздана военная инфраструктура суверенного государства и проведено первичное перевооружение сирийских вооруженных сил, а военные советники оказывают им необходимые профессиональные услуги. В результате Россия имеет реальную возможность влиять на процессы в регионе и даже выступать гарантом социальной и политической стабильности.

В условиях, когда так называемая широкая коалиция во главе с США была преимущественно «гарантом нестабильности», это, согласитесь, дорогого стоит для населения, которое находится далеко от геополитических раскладов.

Уничтожены около 2 тыс. террористов — выходцев с территории постсоветского пространства и 17 лидеров незаконных вооруженных формирований, которые уже никогда не попадут обратно в Россию или другие государства, входившие в СССР, для осуществления своей деятельности.

Помимо этого, Россия выставила на «витрину» первоклассное вооружение и провела его обкатку в боевых условиях. Скажем так, не раскрывая подробностей, комплекс наших военных заказов вырос на десяток миллиардов долларов, окупив все затраты на проведение операции уже сейчас. А в перспективе просматривается серьезное расширение военно-технического сотрудничества с нашими постоянными партнерами (Индия, Китай и др.) и новыми клиентами, впечатленными успехами ВКС.

Вот такие итоги, если абстрагироваться от геополитических преференций, выразившихся в очередном усилении позиций российского руководства на стратегически важных для страны площадках, прежде всего в Европе.  

Ключевым вопросом, конечно, является следующий: удастся ли реализовать этот пока удачный для России «сирийский проект» полностью? Не продолжится ли в Сирии после объявления о выводе ВКС гражданская война?

Во-первых, «вставать из-за стола в казино нужно вовремя», лучше, если с выигрышем в кармане. Решать проблемы суверенной страны должно население этой страны, без грубого внешнего вмешательства. Наступать на те же грабли, на которые регулярно наступают США, России не с руки. По сути, объявленный вывод ВКС на самом деле является лишь постепенным сокращением присутствия с полным сохранением контроля над военной ситуацией в регионе.

Во-вторых, многое будет зависеть от поведения региональных, так сказать, дестабилизаторов: ИГИЛ, Турции, Саудовской Аравии и союзников двух последних. Нельзя сбрасывать со счетов и НАТО, присутствие которого в регионе преследует национальные интересы, в основном США. Однако, сохраняя определенные договоренности со Штатами, можно в значительной мере прогнозировать модели поведения и ИГИЛ, и Турции, и так называемой исламской коалиции.

В-третьих, следует учитывать и то, что поддержка Россией Башара Асада носит, с одной стороны, формальный характер и дело в принципе неприкосновенности легитимной власти в суверенной стране, а с другой, речь идет о простом сохранении его в качестве политического элемента в контуре будущей Сирии. По этому вопросу как раз и ожидаются основные конфликты с нашими «западными партнерами». Важно не артикулировать требования России заранее, чтобы не вызвать сильное информационное давление на нее по этому вопросу.

В-четвертых, и Россия уже начала эту работу, необходимо более полноценно выстраивать отношения с оппонентами Башара Асада в самой Сирии, с теми, кто обязательно примет участие в ее грядущей конституционной реформе. Ранее эти процессы сводились со стороны США и их союзников к простому вооружению отдельных сирийских групп и настраиванию их против режима Асада. В дальнейшем эти группы частично или полностью выходили из-под контроля НАТО и превращались в ИГИЛ или другие откровенно террористические группировки. Часть из того контингента, с которыми работали США, разочаровались в этом сотрудничестве и вполне готова выстроить новые отношения с Россией. Такой шанс упустить, конечно, нельзя.  

И, наконец, открытым остается вопрос о вероятных действиях России в Ливии и Ираке, то есть на тех территориях, которые испытали на себе схожую «принудительную демократизацию», закончившуюся развалом социально-политической структуры региона и появлением устойчивых группировок радикальных исламистов, криминальных по форме и по содержанию.

Неофициальные предложения России от их представителей уже поступали, однако противодействие со стороны НАТО, очевидно, не дает им оформиться надлежащим образом.

У России же, находящейся под незаконными санкциями и под влиянием мирового финансового кризиса, также нет широких возможностей по оказанию полномасштабной помощи Ливии и Ираку. Однако в союзе с другими странами такая возможность есть. Так что в перспективе вполне вероятно складывание принципиально новых военных альянсов, пусть ситуативных, — скажем, с Китаем.

Последний крайне заинтересован в сохранении своих инвестиций в этом регионе, однако для решительных действий в этом направлении ему явно нужен не только партнер, но и политический стимул. Вернее, разделение ответственности — будем откровенными.
Вполне вероятно, что в конце концов таким союзником для России станет одна или несколько европейских стран, также заинтересованных в урегулировании отношений в Северной Африке, на Ближнем Востоке и возвращении себе суверенности.
Пожалуй, последнее поможет Европе решить и свои значительные экономические трудности, возникшие в том числе по вине США, принудительно присоединивших ЕС к так называемым антироссийским санкциям и настаивающих на их, судя по всему, бесконечном продлении под надуманными предлогами.

Автор — гендиректор Центра политической информации 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // среда, 16 марта 2016 года

Удастся ли Москве реализовать «сирийский проект»?

Удастся ли Москве реализовать «сирийский проект»?Политолог Алексей Мухин — о роли России в процессе мирного урегулирования в Сирии

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке