Новости, деловые новости - Известия
Понедельник,
27 июня
2016 года

Сланцевая революция: пора считать экологические издержки

Политолог Дмитрий Евстафьев — о том, как может повлиять на мировую экономику «экологическая рента» в сланцевых проектах

Фото: РИА НОВОСТИ/Владимир Федоренко

Когда мы говорим о «сланцевой революции» в добыче углеводородов, мы прежде всего говорим не столько о революции технологий, сколько о «революции издержек». Весьма, впрочем, странным является отсутствие обсуждения в связи со сланцевыми углеводородами одного важного вопроса — об экологических последствиях внедрения сланцевых технологий.

Есть большие сомнения, что кто-то реально задумывался об этом аспекте развития нефтегазовой отрасли. Это очень удивительно, особенно учитывая, что в 2008–2011 годах, когда внедрение сланцевых технологий добычи углеводородов только начиналось, разговоров о последствиях их применения было очень много.

Фотографии с мест добычи сланцевых углеводородов, а особенно с мест истощенных месторождений, свидетельствуют о том, что никаких существенных прорывов в экологической реабилитации отработанных территорий за последние годы достигнуто не было. Похоже, никто и не собирался всерьез вкладываться в то, чтобы привести соответствующие территории в минимальный порядок. И это не говоря уже о долгосрочных последствиях задействования сланцевых технологий на относительно обширных территориях, связанных с загрязнением почв и воды.

Помимо, казалось бы, естественного вопроса, почему глобальное экологическое движение как один не встало на защиту природных ландшафтов Северной Дакоты, Нью-Мексико и Юты, встает еще одна проблема: а собирается ли кто-то вообще заниматься экологической реабилитацией, кажется, убитых навечно территорий? И кто будет оплачивать этот «банкет», учитывая, что «сланцевики» явно переходят к максимально экономной разработке наиболее легко извлекаемых запасов с понятными последствиями?

Есть и другой вопрос: а что придет на смену сланцевому проекту в качестве инструмента снятия финансовых сливок с остающейся вполне доходной и перспективной отрасли добычи и переработки углеводородов? И на какой основе наши замечательные американские партнеры планируют в дальнейшем получать бонусы к обычному уровню нефтегазовой ренты, который, конечно, высок, но уже недостаточен для поддержания устойчивости американской финансовой системы?

Ответ, кажется, лежит на поверхности.

Таким механизмом могло бы стать внедрение в мировую углеводородную энергетику системы взимания «экологической ренты» в виде платы за ущерб при добыче углеводородов и инвестиций в зеленые технологии, доступ к которым США любезно предоставят всему миру.

Конечно, первыми новую экологическую дань будут платить американские сырьевики, которые ради стабилизации цен на нефть будут вынуждены скупать, санировать и замораживать предбанкротные сланцевые проекты. Благо необходимость что-то делать с последствиями деятельности «сланцевых отморозков» очевидна. На американских сланцевиках будет апробирован механизм экологических компенсаций и глобального мониторинга экологического ущерба, на базе которого можно будет потом получать миллиарды долларов компенсаций. А главное — миллиарды инвестиций в зеленую энергетику от глобальных сырьевых и энергетических компаний. И ни у кого в мире не будет сомнений в легитимности подобной системы.

Тут стоит вспомнить, что незадолго до обвала цен на нефтяном рынке (и тут совершенно бессмысленно спорить, насколько он носил рыночный, а насколько управляемый характер, — конечно, он был управляемым) мир стоял на пороге массового внедрения в производственную сферу новых энергосберегающих технологий.

Конечно, при цене $100 за баррель внедрение таких технологий шло бы существенно быстрее, чем при $35, но и рубеж в $50–55, который сейчас обозначается в качестве «обоснованного», вполне для этого подходит. Особенно если такого рода инвестиции будут «оформлены» — и тут не следует сомневаться, что у американцев такие возможности есть, несмотря на все разговоры о невидимой руке рынка — в качестве части компенсации за устранение с рынка «экологически безответственных» производителей.

Можно не сомневаться, что они смогут донести до будущего президента США свою обеспокоенность по поводу необходимости компенсировать расходы, связанные с приведением в норму, в том числе и экологическую, «сланцевой нефтянки». Даже если этим президентом неожиданно станет Дональд Трамп. Тем более что такого рода «глобальная зеленая революция» будет почти идеальным инструментом давления на КНР.

К тому же перед США объективно стоит глобальная геополитическая задача заменить Киотский протокол, не только неэффективный, но и сконфигурированный под европейские экологические стандарты и политические цели, некоей новой системой регулирования экологических аспектов развития промышленности, которая будет в существенно большей степени отражать американские интересы.

Необходимо не прозевать начало новой «энергетической зеленой революции», как это случилось с революцией сланцевой. Долгосрочные последствия такой революции могут быть очень значительными и болезненными. Особенно в плане внедрения новых глобальных экологических стандартов добычи и переработки нефти, которые формально зафиксируют новый механизм взимания «экологической ренты», который будет регулироваться — правильно — американским глобализированным законодательством, тяжелую поступь которого российская экономика уже вполне ощутила в банковской сфере и в сфере торговли.

Так, что к новой «зеленой революции» нужно готовиться загодя. То есть уже сейчас. 

 Автор — профессор Высшей школы экономики

Все мнения >>

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // четверг, 24 марта 2016 года

Сланцевая революция: пора считать экологические издержки

Сланцевая революция: пора считать экологические издержкиПолитолог Дмитрий Евстафьев — о том, как может повлиять на мировую экономику «экологическая рента» в сланцевых проектах

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров


реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке