Вторник, 23 мая 2017
Культура 28 марта 2016, 15:29 Светлана Наборщикова

«Волшебная флейта» для дам и хипстеров

Моцартовская премьера Михайловского театра способствует братскому единению

Фото: Светлана Тарлова/Пресс-служба Михайловского театра

На «Волшебную флейту» Михайловского театра не попасть — премьера оперы Моцарта пользуется повышенным спросом петербургской публики. Билеты распроданы. По прошествии трех с половиной часов действия зал так же полон, как и в начале. Притом что гражданам, обманувшим бдительность билетеров, присесть негде — весь спектакль они стоят в проходах.

Аудитория впечатляет разнообразием: дамы в норковых манто, подростки в джинсах, респектабельные отцы семейств и хипстеры, ранее императорский Михайловский не жаловавшие. Рассаживаются они по разным территориям, но на общем входе образуют духоподъемную картину равенства и братства перед лицом высокого искусства.

Собственно, тем и вдохновлялись Моцарт и его либреттист Шиканедер. Плюс идеями нравственного совершенствования и общечеловеческой помощи, чтимых масонским орденом, в котором оба состояли. Не уверена, что михайловцы имеют к этой организации непосредственное отношение, но жизнерадостный спектакль поставлен в полном соответствии с идеалами соавторов — равно доступный как знатокам, так и новичкам. 

Оперные фанаты, ценящие «Волшебную флейту» за несколько арий, останутся довольны теплым сопрано Светланы Мончак (Памина), легким тенором Паоло Фанале (Тамино) и в особенности виртуозным блеском Светланы Москаленко (Царица ночи) — певица победно достигла двух верхних фа в арии мести. Любители драматического искусства оценят внушительную фактуру Алексея Тихомирова (Зарастро), сценическую органику Александра Шахова (Папагено) и энергетику Кирилла Костромина (Моностатос). Ну а поклонники режиссерских концепций заинтересуются нетривиальным решением Эрика Вижье и Пета Хальмена.

Пожалуй, впервые в истории постановок «Волшебной флейты» вымысел так непринужденно сочетается с историческими реалиями. В поисках похищенной Памины принц Тамино попадает не в мифические кущи, а в веймарский Grunes Schloss, Посвящение в вольные каменщики проходит в знаменитой овальной библиотеке этого замка. Путь туда указывает конная статуя легендарного герцога Карла Августа. Мудрости Тамино набирается, глядя на его портрет и слушая его наставления. Потому как египетский жрец Зарастро в этой версии и есть Карл Август, мудрый правитель, чье 50-летнее царствование вошло в историю Германии как «эпоха благоденствия». Кстати в наставниках у молодого герцога был Кристиан Мартин Виланд — его сказка легла в основу либретто оперы.

А нужны ли эти утомительные подробности, спросит сторонник «чистых» сюжетов. Смотря где. В случае с «Флейтой» они явно не помеха. Вечная проблема ее постановщиков — наличие двух параллельных линий, которые вроде бы должны сойтись, но никак не сходятся. Первая — живая, человеческая, где рулит любитель земных радостей Папагено. Вторая — отвлеченная, морализаторская: там правят бал носители абстрактных идей всемирной справедливости. В михайловском спектакле «абстракция», оживленная реальными персонажами, перестает восприниматься досадным довеском к лирической истории, и это безусловная удача.

Главная же неудача — подача музыки. Моцарт у дирижера Габриэля Гейне звучит мрачновато — таким густым звуком хорошо играть веристов. «Вечный солнечный свет в музыке — имя тебе Моцарт». Света много на сверкающей белизной сцене, прибавить бы в оркестре. 

«Волшебная флейта», совместный проект Михайловского театра и Лозаннской оперы, 2016. Постановка, сценография, костюмы, свет: Пет Хальмен. Режиссер: Эрик Вижье. Музыкальный руководитель: Михаил Татарников. Ближайший спектакль — 22 апреля.

Наверх

Мнения

Наверх