Вторник, 23 мая 2017
Культура 4 июля 2016, 00:01 Светлана Наборщикова

Любовь с фейерверком

В Москве впервые поставили «Ариадну на Наксосе»

Фото: Игорь Захаркин​

Камерный музыкальный театр имени Покровского показал последнюю премьеру сезона — эстетскую фантазию «Ариадна на Наксосе» Рихарда Штрауса и Гуго фон Гофмансталя.

На это сочинение композитора и драматурга вдохновило творчество Макса Рейнхарда. В 1912 году режиссер-реформатор поставил «Мещанина во дворянстве», для которого творческий дуэт создал оперное интермеццо — его главный герой, мнящий себя знатоком искусств, представляет гостям. 

Через четыре года соавторы преобразовали «подарок» в самостоятельное произведение из двух частей: сюжет с перебранкой артистов, выполняющих пожелания чванливого мецената, стал прологом к мифологической  истории о прекрасной Ариадне, вероломно покинутой Тезеем на острове Наксос. Именно эту редакцию включил в репертуар Театр имени Покровского. 

Фото: Игорь Захаркин

​​​​​​

Спустя сто лет она не потеряла актуальности — меценаты по-прежнему поддерживают искусство, как и прежде озадачивая творцов странными заказами. 
Режиссер-постановщик Ханс-Иохим Фрай отблагодарил славную меценатскую когорту, включив в спектакль безымянного и бессловесного  персонажа в безупречном костюме. 

Появляется он в начале второго действия, когда публика уже расселась (в этот момент присутствующие ощущают себя гостями господина де Журдена), жмет руку дирижеру и занимает место в первом ряду. Сопровождающая его старлетка выпархивает на сцену и пристраивается к окружающим Ариадну нимфам. Снимок на память — меценат демонстрирует залу дорогой телефон — и действие продолжается. 

О задумке заказчика мы узнаем от  дворецкого. Оказывается, хозяин не хочет, чтобы комедия следовала за оперой, — он требует, чтобы они были исполнены одновременно. У Штрауса это пожелание воплощается в игривом миксте оперы-сериа и комедии дель арте, причем оба жанра поданы с изрядной долей модернистской рефлексии. 

Фото: Игорь Захаркин

​​​​​​

В насыщенной музыкальной ткани мелькают «приветы» итальянскому бельканто, французскому классицизму и персонально — Рихарду Вагнеру и Вольфгангу Амадею Моцарту. Не забывает Штраус и про родной австрийский экспрессионизм, одним из столпов которого является. 

К сожалению, в постановке Камерного театра тотальная изменчивость — этот, по словам фон Гофмансталя, «высший дар жизни, подлинное таинство для творческой натуры» остается невостребованной. Действие развивается в традициях честного реализма. О том, что окруженная кавалерами кокетка Цербинетта (Екатерина Ферзба) — alter ego тоскующей Ариадны (Ирина Алексеенко), остается только догадываться. 

«Мерцающий» сюжет выглядит как дружеская беседа встретившихся на маскараде дам. Та, что посмелее, уговаривает ту, которая поскромнее, не тушеваться, и если любимый изменил, не мешкая, найти ему замену. Последняя является в лице еще одного маскарадного персонажа — бога Вакха (Егор Ковалев). Любовный дуэт с оптимистическим резюме довольной Цербинетты завершается праздничным фейерверком. 

Нельзя сказать, что постановщики вообще обошлись без эстетских изысков. За роскошества fin de siècle в спектакле отвечает сценограф Виктор Вольский. В прологе он бросает на пол реалистической гримерки увеличенный макет крышки рояля — к нему льнет удрученный спонсорским бескультурьем композитор. На острове Наксос та же крышка становится гранитной плитой и палубой корабля, на котором Ариадна и Вакх уплывают в новую жизнь.

Вокальные партии этих персонажей, а также Цербинетты, артисты относят к разряду «горлодерных». Певцы Камерного театра честно, не дав себе поблажки, выполнили свою работу. Артистической свободой, правда, никто не блеснул — желание спеть «все ноты» оказалось сильнее.

«Ариадна на Наксосе», опера Рихарда Штрауса, Камерный музыкальный театр имени Покровского, 2016. Режиссер-постановщик — Ханс-Иохим Фрай. Дирижер-постановщик — Алексей Верещагин. Сценограф — Виктор Вольский. Художник по костюмам — Мария Вольская. Ближайший спектакль — 17 июля.  
    

Наверх

Мнения

Наверх