Вторник, 23 мая 2017
Культура 28 июля 2016, 00:01 Светлана Наборщикова

Советское наследие и умеренный модернизм

На лондонских гастролях Большой балет покажет респектабельную программу

Фото: Дамир Юсупов/Большой театр

Бравурным «Дон Кихотом» Большой балет открыл гастроли в Лондоне. Впереди — почти три недели выступлений и несколько масштабных спектаклей. Всего в гастрольном туре участвуют 270 артистов.

— Мы приехали с «Лебединым озером», недавно обновленным «Дон Кихотом», «Корсаром», реконструированным Алексеем Ратманским и Юрием Бурлакой, воссозданным Ратманским балетом советской эпохи  «Пламенем Парижа» и специально поставленным для нашей труппы Жаном-Кристофом Майо «Укрощением строптивой». «Корсар» и «Пламя» уже побывали на гастролях в Англии, а вот «Укрощение» ждут с особым интересом, — отметил, представляя программу, гендиректор Большого театра Владимир Урин.

Балет Жана-Кристофа Майо по пьесе Уильяма Шекспира «Укрощение строптивой»

Балет Жана-Кристофа Майо по пьесе Уильяма Шекспира «Укрощение строптивой»

Фото: Елена Фетисова/Большой театр.

​​​​​​

На афишах визит танцовщиков ГАБТа именуется не иначе как Bolshoi Ballet Diamond Jubilee («Бриллиантовый юбилей Большого балета») — в октябре 1956 года балет ГАБТа без оркестра, но с Юрием Файером в качестве первого и Геннадием Рождественским в качестве второго дирижера отправился в британскую столицу.

С собой артисты везли 150 кг нот, 2 тыс. пар классических туфель и 600 пар туфель для характерного танца. То были стартовые «капиталистические» гастроли советской труппы, положившие начало регулярным творческим визитам в Западную Европу и Америку.

В парадной истории Большого театра лондонское выступление описывается как триумф «Ромео и Джульетты» в постановке Леонида Лавровского. Однако сам спектакль британские балетные критики — влиятельная каста, формирующая общественное мнение, — восприняли довольно скептически: писали о громоздком оформлении, непропорционально большом количестве пантомимы и даже о византийском консерватизме.

С еще большим скепсисом («как труппа, прибывшая из страны Дягилева, может быть столь старомодна?») оценили «Бахчисарайский фонтан» Ростислава Захарова и «Лебединое озеро», специально к гастролям обновленное Асафом Мессерером и Александром Радунским.

Однако еще тот же Дягилев отметил, что англичане любят только то, что знают, и чем лучше знают, тем больше любят. Так и случилось. По прошествии времени «Ромео»-1956 признали триумфом и началом отсчета европейской хореодрамы. С него лепил свой знаменитый спектакль Кеннет Макмиллан, восторженный очевидец британской премьеры и будущий худрук Королевского балета Великобритании.

Правда, у британского мастера не было такой Джульетты, как Галина Уланова, чье искусство в 1956-м ошеломило и критиков, и публику. С восторгом и изумлением взирали также и на мужской корпус солистов во главе с Николаем Фадеечевым. Причем если Уланова была признана «уникальной и неповторимой», то о техничных и эмоциональных  танцовщиках заговорили как о суммарном явлении и даже ввели в обиход понятие «мужской стиль Большого балета».

А триада «русский балет  Большой театр  «Ромео» спустя годы превратилась в некий фетиш. «Русский балет»  красивые, яркие, благородные страсти. «Большой театр»  многоактный спектакль, где упорядоченно чередуются ансамбли, дуэты и соло. «Ромео»  счастливое сочетание первого и второго. Когда 48 лет спустя ГАБТ привез авангардную версию балета Прокофьева в постановке Раду Поклитару и Деклана Донеллана, спектакль осудили как раз за посягательство на великую традицию. «Быть хулиганским и грубым  не его меню»,  подытожила The Telegraph.

В нынешней афише откровенно эпатажных балетов нет. Отсутствуют и авторские постановки Юрия Григоровича, много раз представлявшие в Лондоне большой мужской стиль. Проверенная классика, советское наследие и умеренный модернизм — такова сегодняшняя программа. Скандалов она не сулит, но респектабельное зрелище гарантирует.

Балет „Пламя Парижа”

Балет „Пламя Парижа”

Фото: Елена Фетисова/Большой театр.

 — В Лондоне очень любят «Лебединое озеро» и традиционно его ждут. Думаю, что прекрасно будет воспринято местной публикой и «Укрощение строптивой» в постановке Жана-Кристофа Майо. Этого великолепного мастера здесь высоко ценят. К балетам советского наследия по традиции относятся с любопытством. И «Светлый ручей», и «Пламя Парижа» Алексея Ратманского в свое время были приняты очень тепло, — сказал «Известиям» главный балетмейстер Михайловского театра Михаил Мессерер, давно живущий в Лондоне и хорошо знающий вкусы местных любителей балета.

Наверх

Мнения

Наверх