Вторник, 25 апреля 2017
Культура 29 сентября 2016, 00:01 Наталья Васильева

Страсть и долг Фарятьева

В постановке Электротеатра «Станиславский» интеллигент-мечтатель превратился в страстного соблазнителя

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Премьера «Фантазий Фарятьева» в Электротеатре «Станиславский» вызывает интерес как минимум по трем причинам.

Во-первых, показом этого спектакля по одноименной пьесе петербургского драматурга Аллы Соколовой открылась после двухлетнего ремонта Малая сцена. Во-вторых, постановка «Фантазий» — весьма уверенная попытка дебютанта Евгения Беднякова заявить о себе как о театральном режиссере (до этого дипломированный теолог и выпускник Мастерской индивидуальной режиссуры Бориса Юхананова снял два короткометражных фильма). Ну и, наконец, спектакль «Электротеатра» — всего лишь вторая постсоветская попытка переосмыслить культовое произведение на театральной сцене. 

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

За постановку «Фантазий Фарятьева» брались крупнейшие в СССР театры: БДТ (режиссерский дебют Сергея Юрского), «Современник», Центральной театр Советской армии, Рижский театр русской драмы, а в 1979 году произведение было экранизировано Ильей Авербахом — кто не помнит блестящий актерский дуэт Андрея Миронова и Марины Неёловой? В 2014-м году спектакль впервые появился в «Мастерской Петра Фоменко». 

Глупо было бы ожидать от ученика известного экспериментатора Юхананова воссоздания  классического советского быта. Даже старая кровать с визгливыми пружинами, потрескавшийся стол-раскладушка и выкрашенная эмалью чугунная ванна выглядят в белоснежно-футуристическом пространстве скорее дизайнерской «фишкой».

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Да и в главном герое — Павле Фарятьеве (Дмитрий Чеботарев) едва ли можно узнать чудаковатого интеллигента-стоматолога. Робкий с виду мужчина на деле — страстный любовник и соблазнитель, чей спектр фантазий при виде Александры (Серафима Низовская) стремительно расширяется. 

Гиперболизированы и отношения героя с его тетушкой (Дарья Колпикова). Режиссер превратил миловидную, искренне любящую племянника пожилую женщину в отвратительную полоумную старуху. Ее повествования об увиденных снах скорее напоминают «байки из склепа», нежели невинную болтовню одинокой пенсионерки. Для пущего эффекта тетя Фарятьева разъезжает по сцене на инвалидной коляске, порой неожиданно для зрителей и героев из нее выпархивая. 

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Жуткие разговоры с тетушкой, голос которой действует на нервы похлеще скрипящей пилы, разбавлены комическими диалогами героев с матерью двух сестер (Наталья Павленкова). Ее, судя по говору, режиссер записал в одесские еврейки. А еврейская мама для незамужних дочерей — то еще счастье.

Когда после неудачной попытки застрелиться Фарятьев просит Шурочку дать ему карты для фокусов, будущая теща учтиво спрашивает: «Ну хоть это вы умеете нормально делать?». Она не протестует, когда дочь назло Фарятьеву раздевается до нижнего белья: мол, бери меня, если хочешь. Но тихонько замечает: «Павел, закройте окно, она же простудится!». 

​​​​​​​

Впрочем, отсылка к извечному противостоянию ума и сердца, подлинных чувств и показного благополучия ненавязчиво звучит почти в каждом диалоге, и от неутешительного, но не безысходного финала режиссер не отказывается, сохранив концовку Аллы Соколовой.

С оригиналом спектакль различается лишь распределением главных ролей. Ведущим персонажем в постановке Евгения Беднякова становится не Чеботарев-Фарятьев, а замечательные артистки Электротеатра «Станиславский»: Серафима Низовская, Дарья Колпикова, Наталья Павленкова и Алиса Дмитриева. 

Наверх
Наверх