Воскресенье, 28 мая 2017
Общество 22 февраля 2017, 00:01 Кирилл Кудрин

Минкульт сказал «нет» «народной» реставрации

Общественники жалуются на потерю права самостоятельно спасать объекты культурного наследия

Фото: ТАСС/Лев Федосеев

Архитектор-реставратор, член секции деревянной архитектуры научно-методического совета Минкультуры РФ Андрей Бодэ и представители нескольких российских общественных организаций готовят письмо в Министерство культуры с просьбой решить проблему сохранения уникальных деревянных церквей Русского Севера. Приказ № 1278 этого ведомства лишил их возможности самостоятельно заниматься спасением ветхих построек.

Общественники забили тревогу по поводу деревянных церквей, поскольку именно им угрожает наибольшая опасность. Дерево требует особого отношения. Но в отличие от других старинных домов, по большей части находящихся в частной собственности, многие деревянные храмы бесхозны.

— Ситуация в сфере сохранения памятников деревянного зодчества крайне тяжелая. Государственные средства выделяются лишь на реставрацию нескольких объектов федерального значения, а на памятники регионального значения, которых большинство, средств из федерального или региональных бюджетов практически нет, — рассказал «Известиям» архитектор-реставратор, член секции деревянной архитектуры научно-методического совета Минкультуры РФ Андрей Бодэ.

До последнего времени ситуацию спасали общественные инициативы, включающие проведение первоочередных противоаварийных и консервационных работ. Однако 8 июня 2016 года вышел приказ Минкультуры № 1278, где указано, что заявителем на получение задания по сохранению объекта может быть только собственник или иной законный владелец объекта. Благотворительные фонды, занимающиеся сохранением архитектурных памятников, узнали об этом приказе совершенно случайно. 

— Работы в сезоне 2016 года проходили по заявкам, утвержденным заранее. О том, что правила изменились, узнали только сейчас, подавая новые заявки, — пояснил Андрей Бодэ. — Подавляющее большинство деревянных храмов либо заброшены, либо за ними просто присматривают местные жители, но законных владельцев они не имеют и в ближайшем будущем иметь не будут. Соответственно, и общественники, не являясь хозяевами, не смогут им помогать. 

О той же проблеме «Известиям» рассказали представители благотворительных фондов «Вереница» и «Общее дело», а также источник, близкий к Минкультуры. Большинство из тех, с кем мы разговаривали, считают приказ ошибкой.

О нынешней ситуации стало известно после проблем с выдачей задания на проведение противоаварийных работ на деревянной часовне в деревне Зашондомье Архангельской области.

— Часовня является региональным памятником, находящимся в крайне аварийном состоянии, — рассказала представитель «Вереницы» Ольга Зинина.

Директор той же организации Маргарита Баева добавила, что бюджет регионального Минкульта не позволял реставрировать всё, что требовало реставрации, после чего общественники «сами потихоньку и начали оформлять разрешения, хотя это довольно трудно и без того закона».

— С госреставрацией большие проблемы, а развивая «народную» реставрацию через маленькие фонды, через жителей, можно достичь многого, — уверена она.

На странице организации в соцсетях указаны около 10 подопечных церквей и часовен. А недавно была заведена отдельная страница, посвященная сохранению Георгиевской часовни 1732 года на реке Сюма в Архангельской области.

По словам специалистов, угроза нависла над десятками деревянных церквей и примерно сотней часовен. Особенно актуально это для Русского Севера, таких населенных пунктов, как Турчасово, Подпорожье, Волосово, Пермогорье, Лычный Остров, Унежма, Патрикеевка, Ижма, Сельцо и др. Три четверти аварийных объектов приходится на Архангельскую область.

В Инспекции по охране объектов культурного наследия Архангельской области «Известиям» рассказали, что не могут отвечать за федеральные органы власти, выпустившие приказ. Однако в пресс-службе Минкульта «Известиям» заявили, что приказ не скажется негативно на памятниках, а призван лишь упорядочить работы по их сохранению.

В ведомстве не считают, что государство уделяет охране этих объектов мало внимания. Финансирование выделяется в рамках ФЦП «Культура России (2012–2018 годы)» на основании ежегодных заявок, поступающих либо от пользователя объекта, либо от органа исполнительной власти субъекта РФ. В рамках ФЦП предусмотрен даже отдельный пункт «Комплексный проект «Культура Русского Севера», направленный на сохранение наиболее ценных памятников деревянного зодчества. В 2017 году на эти цели выделяется 92 млн рублей. Работы будут проводиться в Карелии, Архангельской, Вологодской и других областях.

А ключевой момент, разделяющий Минкульт и общественников, — вопрос об участии последних в реставрационных и консервационных работах.

Законодательством установлено, что у любого недвижимого имущества должен быть собственник, в случае с сохранением культурного наследия именно он должен нести охранные обязательства, поясняют в министерстве.

Если объект находится в федеральной, региональной или муниципальной собственности и никому не передан в пользование, охранное обязательство подлежит выполнению местными органами власти.

— В случае проведения работ на объекте, не имеющем законных владельцев, по инициативе общественных организаций охранное обязательство и задание не может быть выдано им в силу требований федерального закона, — подчеркнули в министерстве. — Общественные организации не несут ответственности за сохранность объекта культурного наследия. Кроме того, любые работы на объекте культурного наследия, в том числе консервационные и противоаварийные, должны проводиться юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на осуществление деятельности по сохранению объектов культурного наследия.

При этом представители общественной организации имеют право стать собственниками того или иного памятника, чтобы законно проводить на нем соответствующие работы.

— Считаем, что общественные организации могут сыграть важнейшую роль и в части выявления бесхозных объектов и информировании органов охраны объектов культурного наследия и управления имуществом, а также выходить с инициативой предложений по закреплению такого имущества, — добавили в пресс-службе.

Наконец, общественники могут влиять на решения о включении памятника в программу реставрации, правда, опять же не в свою, а в государственную. В прошлом году был расширен состав экспертной комиссии, отбирающей объекты для этих работ за счет госсредств. Процедура также стала более технически совершенной и прозрачной. Решат ли эти меры проблему сохранения бесхозного культурного достояния, покажет время.

Наверх

Мнения

Наверх