Понедельник, 29 мая 2017
Общество 15 марта 2017, 12:40 Роман Сенчин

Многомерный Распутин

Мнение

Писатель Роман Сенчин — о драме жизни и литературном творчестве Валентина Распутина

Фото: ТАСС/Вадим Жернов

Юбилей провоцирует идеализировать человека. Но идеализация  это та же одномерность. Валентин Распутин был многомерен, многогранен, его судьба была богата не столько внешними поворотами, событиями, сколько внутренними процессами, душевными изломами, очень сложными, достойными самого внимательного изучения. Тем более что все эти процессы, изломы отображены прямо или косвенно в произведениях Распутина.

Есть Распутин времен «Костровых новых городов», воспевающий покорителей Ангары и Енисея, превращающих Сибирь в промышленную мышцу СССР. Есть Распутин «Последнего срока» и «Прощания с Матерой», прибирающий могилы сибирских деревень. Есть Распутин  деятельный участник ранней перестройки, а есть Распутин  противник поздней перестройки, ельцинских реформ. Есть Распутин, пытающийся сберечь крупицы народных традиций, народной совести. И есть Распутин последних лет жизни, говорящий о «негодности этого мира»…

Существует такое направление скорее не в самой литературе, а в литературоведении — «деревенская проза». Но если искать представителей такой прозы, то не найдется, пожалуй, ни одного писателя, действительно ее символизирующего. Разве что Валентин Распутин. Но он показал нам не живую, полнокровную деревню, а ее остатки, руины. Руины деревенской цивилизации.

Материалы по теме
1

В рассказе «Василий и Василиса»  распад крестьянской семьи. В первой повести «Деньги для Марии»  распад общины, тех колец, что связывали людей между собой; во второй повести «Последний срок»  отчужденность родных людей, поживших не вместе, усыхание некогда могучей сибирской деревни. В повести «Прощание с Матерой» ее и вовсе сжигают, а ее угольки очень скоро утянет медленным течением к бетонной плотине разбухшая в водохранилище река. В повести «Пожар» горит и поселок, в который переселили жителей сожженной и затопленной деревни.

После «Прощания с Матерой» прозу Распутин писал мало и редко. Чаще  публицистику. Поездки, выступления, съезды, споры… Спустя годы Распутин пытался объяснить этот отход от прозы так: «…Я слишком много времени отдал так называемой общественной работе. Охрана памятников истории и культуры, Байкал, борьба против поворота северных и сибирских рек, борьба, борьба, борьба… Многое из этого было необходимо, потому что речь шла о России, но вдесятеро больше пристегивалось к главному второстепенного, наваливалось только потому, что ты показал себя ломовой лошадью. Впрочем, это не только моя судьба, но и многих моих товарищей по литературе. Таково в России отношение к писателю. Стал известным, заметным  послужи-ка для дела мирского, будь ходатаем за правду. Во мнении народном это считалось второй необходимой обязанностью писателя».

Конечно, очень жаль, что Распутиным сказано в прозе очень мало о России и о его родной Сибири 1990–2010-х годов. С другой стороны, в «Прощании с Матерой» и «Пожаре» он, по сути, закрыл ту тему, для которой его создала природа, выполнил ту миссию, с какой отправила его некая могучая сила в этот мир. 

Сегодня Распутину исполнилось бы 80 лет. Он прожил ровно 78. Прожил несколько исторических эпох: вступил в литературу в оттепельном конце 1950-х, внес свою лепту в романтику шестидесятников, одним из первых оглянулся на то, что же мы рушим и топим, пытался изменить страну и остановить крах того строя, в каком вырос, был воспитан, создал неудобные для этого строя, но признанные им произведения. Великие произведения не только русской, но и мировой литературы.

Последние годы жизни были для Валентина Распутина поистине страшными. Гибель дочери, смерть жены, а между этими трагедиями  скорбное путешествие по Ангаре, с которой связана вся жизнь и творчество Распутина. Путешествие состоялось летом 2009 года, накануне того, как еще один огромный кусок некогда чистейшей сибирской реки превратился в хранилище прокисшей мутной воды.

Этот путь от Иркутска до стены, достраивающейся тогда плотины Богучанской ГЭС, стал основой для документального фильма Сергея Мирошниченко «Река жизни». И тяжело видеть, как искажается болью лицо Распутина при виде затопленных лесов и лугов, при встрече с выброшенными на обочину жизни земляками. Но, что поразительно, у Распутина не было пресловутой твердой позиции  камера запечатлела, как, стоя возле плотины Братской ГЭС, он говорит: «…Если бы наша Россия была в этом мире только одна, тогда можно было бы миновать это всё. Но когда пошла такая гонка, что уж тут было делать  приходится соглашаться с этим».

В этих словах для меня вся драма жизни и творчества Валентина Распутина. Но именно эта драма и сделала его великим художником. Одномерные великими не бывают.

Автор  писатель, критик, лауреат национальных литературных премий «Большая книга», «Ясная Поляна»

Наверх

Мнения

Наверх