Понедельник, 29 мая 2017
Экономика 17 марта 2017, 00:01 Михаил Тегин

«Будем открывать по шесть тысяч новых точек ежегодно»

Интервью

Предправления Почта Банка Дмитрий Руденко — о борьбе за вкладчиков, выходе кредитной организации в новые регионы РФ и запуске финансовых продуктов для бизнеса

Фото: ТАСС/Донат Сорокин

Почта Банк работает на российском рынке чуть более года  с января 2016-го и сейчас занимает 54-ю строчку среди крупнейших кредитных организаций страны. О том, как будет развиваться совместный проект группы ВТБ и «Почты России» в ближайшие годы рассказал в интервью специальному корреспонденту «Известий» Михаилу Тегину председатель правления Почта Банка Дмитрий Руденко.

 В планах Почта Банка  нарастить портфель вкладов населения в пять-шесть раз к концу года. За счет чего можно добиться этой цели, учитывая, что прогноз Центробанка и АСВ по росту вкладов физлиц  на уровне 7-10% в 2017 году?

Материалы по теме
1

 А почему вы считаете, что нам придется бороться только за новые вклады, которые появляются, когда люди зарабатывают дополнительные деньги? Даже если рынок вкладов вообще не будет расти, это не значит, что внутри рынка нет денег и что там всё неизменно. Вклады в одном банке закрываются, а в другом могут открываться; кто-то привлекает депозиты активно, а кто-то довольствуется тем, что есть. То есть это не значит, что внутри замкнутой системы не могут существовать растущие подсистемы. Иными словами, мы будем активно конкурировать с другими игроками как за новые вклады, так и за уже имеющиеся на рынке.

 Какие методы борьбы будут использоваться?

 Доступность. Деньги  это не очень эмоциональный бизнес. Если это вклад, то, конечно, на первое место выходят выгода, надежность и доступность. Близость к дому или работе.

 То есть вы планируете переманивать вкладчиков благодаря вашему разветвленному физическому присутствию?

 Благодаря физическому присутствию, привлекательным условиям и надежности Почта Банка, гарантами которой выступают акционеры  группа ВТБ и «Почта России».

 Только вот не у всех имя «Почты России», с которой связан Почта Банк, вызывает ассоциации с надежностью…

— То, что «Почта России» была, когда я еще не родился, и мои родители ходили в ее отделения, и я потом ходил, и мои дети сейчас ходят,  всё это говорит о надежности бренда. Да, есть какое-то негативное его восприятие, но это свойственно всем большим структурам. В то же время трудно отрицать, что на протяжении последних лет на почте не происходит изменений, она меняется, становясь лучше и современнее.

Опять же именно размещение «окон» в почтовых отделениях делает Почта Банк по-настоящему доступным. Мы растем очень быстро, будем открывать по 6 тыс. точек ежегодно, нанимать и обучать персонал. Я реалист и понимаю, что это тяжелый путь. Но в итоге мы окажемся ближе к дому и к работе наших сограждан, чем любой другой банк.

В России вообще больше любят жаловаться на сервис, чем хвалить его. Впрочем, в других странах ситуация такая же. Когда нам что-то нравится — мы воспринимаем это как должное, чуть что не так  сразу пожалуемся или раскритикуем. Это вопрос скорее человеческой природы.

А ставки по вкладам будут выше, чем у конкурентов?

 Да, но в экономически разумных пределах.

 Выше, чем у кого конкретно?

 Чем у основных игроков соизмеримого масштаба сети, всегда будут выше. Сейчас это трудно, потому что нам противостоят серьезные банки с хорошей прибылью, технологиями, сильным кадровым ресурсом. Но я верю в то, что лоукост-модель (low cost, экономичная модель за счет невысоких издержек.  «Известия») даст нам возможность предложить клиентам более привлекательные условия по вкладам, чем в классических банках.

 Чем больше вкладов, чем выше ставки, тем больше нужно заплатить в фонд страхования вкладов. Это дополнительные издержки. Вас это не останавливает?

 Да, это дополнительная нагрузка, поэтому наращивание вкладов не значит, что мы будем привлекать их любой ценой. У нас нет проблем с фондированием, нам хватает тех средств, которые выделяют акционеры. Несмотря на это, уже в 2017 году мы хотели бы выйти на собственное фондирование или максимально к нему приблизиться. Почему мы можем держать более высокие ставки, почему я так уверенно об этом говорю? Если я лоукостер, то это значит, что у меня меньше издержки на одну операцию. Если у меня меньше издержки, то я могу часть сэкономленных денег отправить на улучшение условий. Лоукостеры существуют не только в банковском секторе, но и в других отраслях экономики.

 Вы планируете открывать по 6 тыс. новых окон в год. Какие регионы будут в приоритете?

 Мы продолжим экспансию в уже охваченные регионы и еще в несколько новых, где мы раньше никогда не работали. Первый  это Северный Кавказ: двинемся в Дагестан, Чечню, Карачаево-Черкесию, Ингушетию. Все эти республики станут объектом нашего пристального внимания. Второй регион  Дальний Восток. Здесь мы будем развивать кредитование населения, в том числе в рамках программы «Дальневосточный гектар». Считаю, что мы сумеем помочь ДФО в продвижении важных для него программ.

 Бывает так, что ставки для разных регионов разные. Для ваших новых «подопечных» ставки будут установлены индивидуальные или средние по банку? Или московские?

 Дело в том, что стоимость наличных денег отличается в разных регионах. В Москве она ниже, чем в среднем по России. Конечно, хотелось бы иметь одну цену везде, это красиво и правильно, но жизнь вносит свои коррективы. Пока мы не вводим дифференциацию ставок по регионам, но начинаем об этом задумываться.

 Ваш материнский банк  ВТБ 24  зачастую привлекает новых вкладчиков, выплачивая им страховое возмещение, будучи банком-агентом для АСВ. Вы не хотите аккредитоваться при госкорпорации и открыть для себя еще и такой канал привлечения клиентов?

 Пока нет. Конечно, тема перспективная, но нужно понимать, что выплата страхового возмещения  это большая и сложная работа. Нам не хотелось бы, образно говоря, «хвататься за всё подряд», быть этаким catch-all банком, рискуя сделать что-то не очень качественно. К тому же наша операционная модель предусматривает отсутствие касс, мы используем только банкоматы, что накладывает определенные ограничения на работу с вкладчиками разорившихся банков.

 На карту можно переводить выплату от АСВ.

 Теоретически  можно, но на практике возникает много вопросов: нужно технологическое решение придумать, чтобы переводить деньги на карту. А для этого клиенту нужно прийти в отделение и как минимум открыть счет в банке… Поэтому на данном этапе для меня гораздо важнее просто обучить сотрудников «Почты России» работать, привлекать деньги населения. От этого мы сегодня выиграем куда больше.

 Сколько у вас сейчас сотрудников?

 Сотрудников в банке 11 тыс., в этом году еще 7 тыс. пригласим для работы в новых точках в отделениях «Почты России». В этом же году обучим 8 тыс. почтовых сотрудников продавать и продвигать финансовые услуги и продукты. Для нас ключевая задача  это развитие клиентских центров и точек с банковскими сотрудниками в отделениях почты. Там отличный трафик, высокое качество клиентского потока.

 Хотели бы вы отвоевать у Сбербанка часть пенсионеров и сделать их своими клиентами?

— По-моему, на этом рынке места хватит всем. Ну а с приходом нашего банкау возрастных россиян, особенно в регионах, появляется выбор, куда пойти, — возможно, им будет проще и выгоднее посетить Почта Банк с терминалом на почте.

 Почта Банк с прошлого лета стал участником платежной системы «Мир», но до сих пор не начал массовую эмиссию. Вы планируете начать выпуск этих карт?

 У нас уже есть несколько карт на базе системы «Мир», мы выпускаем их в пилотном режиме. В I квартале планируем завершить пилот. Я хочу, чтобы люди, которые выбрали эту платежную систему, не видели никаких отличий в худшую сторону от международных аналогов. Планируем к августу начать эмиссию.

 Полноценный выпуск карт «Мир» начнется по всей стране сразу?

 Я думаю, да.

 Получается, что вы как раз подоспеете с выпуском карт «Мир» к моменту перевода на них всех бюджетников с 2018 года…

 Да, мы тоже будем переводить своих бюджетников на карты «Мир». Но тут важно отличать карту на базе «Мира» и банковский счет, на который поступают бюджетные переводы. Выплата идет на счет в банке, к нему просто в обязательном порядке будет привязана карта «Мир». Я считаю, что надо сделать упор на специальные программы лояльности и бонусы по картам «Мир» для повышения их привлекательности.

 Есть количественный план по объему эмиссии карт «Мир»?

 У нас нет планов по объему эмиссии карт какой-либо платежной системы, но у нас есть планы по эмиссии карт вообще, карт разных типов.

 В прошлом году вы протестировали и закупили сотню китайских банкоматов. Как будете наращивать банкоматную сеть в этом году, в каких регионах, какого типа банкоматы будете ставить?

 Мы устанавливаем только ресайклинговые банкоматы (с функцией выдачи и приема наличных.  Прим. «Известий»), и финансовые показатели подтверждают верность выбранного пути. В Почта Банке нет дорогостоящих бронированных касс, нет кассиров и связанных с этим расходов. Меняется только форм-фактор устройств  большой АТМ или маленький.

 Будете ли вы ставить банкоматы в какие-то специфические точки, помимо отделений банка и «Почты России», например, в торговые и деловые центры?

 Пока не планируем, но жизнь, конечно, нас поправит. Когда в фазу активного развития вступит зарплатный проект, возможно, придется ставить устройства в офисных центрах. Но пока нам достаточно только плана открытий на базе «Почты России»  это уже около 2 тыс. банкоматов.

 Вы сказали, что активно пойдете в зарплатные проекты. Сейчас таковых нет?

 Как целевого направления  нет. У нас два клиента  это мы сами и «Почта России». Поскольку почта  один из крупнейших работодателей в стране, мы сфокусировались для начала на предоставлении качественного сервиса почтовым сотрудникам. Это около 300 тыс. человек. Но это не значит, что у нас нет амбиций побороться с крупными игроками на этом рынке. В 2018–2019 годах будем составлять конкуренцию другим банкам по этому направлению.

 Есть какие-то планы по наращиванию доли рынка в зарплатных проектах?

 Мы будем усиливать активность постепенно.

 Вы уже говорили об издержках, а как известно, внутренние операционные процессы в любой структуре требуют больших затрат. Что будете оптимизировать в этой части?

 Вы знаете, поскольку мы строим банк-лоукостер, то нам и сокращать или оптимизировать некого и нечего по большому счету.

 Чем ваш бизнес 2017 года будет отличаться от бизнеса 2016-го? Есть что-то принципиально новое?

 Существенным отличием новых двух лет станет работа с корпоративными сотрудниками, которые будут заниматься микробизнесом, малым бизнесом, корпорациями. Пока этой технологии у нас нет, мы только в 2018 году начнем ее внедрять, выбирать поставщика ПО, тестировать его. По этому направлению у нас нет бизнес-планов на 2017 год, а в 2018 году начнем работать на рынке микро- и малого бизнеса.

 Вы еще про индивидуальных предпринимателей говорили, они тоже будут охвачены?

 Это и есть микробизнес. Мы, кстати, хотели стартовать с ИП в 2017 году и считали, что справимся. Но я сейчас смотрю на темпы открытия отделений  они сверхамбициозны, поэтому пришлось несколько сдвинуть планы, но не на год, а на полгода  на первую половину 2018-го, чтобы записать эти издержки на первое полугодие и максимально эффективно окупить те вложения, которые будут сделаны. Этого же хочет и «Почта России», так что пока пойдем таким путем.

 Уже понятно, какие будут продукты и услуги для бизнеса?

 Пока четкая продуктовая линейка не сформирована, мы сейчас тестируем несколько продуктов, чтобы понять, какие из них в наибольшей степени удовлетворят спрос малого бизнеса. Мы продолжим эту работу, чтобы в конечном итоге предложить то, что реально нужно. Упор будет сделан на расчетные услуги. Нам нравится идея самоинкассации (внесение выручки предприятий через банкоматы.  «Известия»), потому что банкоматная сеть растет, а это отличный канал для такого сервиса.

 Планировалось, что в отделениях Почта Банка и «Почты России» будут доступны продукты других банков, в том числе входящих в группу ВТБ, для продажи по агентской схеме. Идея в силе?

 В силе. Сейчас мы продаем продукты и услуги сторонних финансовых организаций, в частности, страховых компаний. Но пока мы не можем предлагать клиентам все продукты и услуги банков группы ВТБ в силу того, что для этого сотрудникам необходимо проходить дополнительное обучение. Продукты бывают весьма сложные, например, ипотека, поэтому времени на обучение им может понадобиться довольно много. Идея сохраняется, но ее реализация в бизнес-плане на этот год не значится.

 На этот год в бизнес-плане прописано, что Почта Банк проведет допэмиссию акций для пополнения капитала. Каков планируемый объем выпуска?

 В этом году докапитализация у нас планируется на уровне 6,7 млрд рублей.

 Каковы шансы, что Почта Банк со временем может взять на себя санацию какой-то кредитной организации?

 Почта Банк, как и всякий лоукостер, заточен под определенные продукты. Любое изменение продуктовой линии, выход за рамки должны просчитываться с точки зрения экономики. Пока перед нами стоят задачи по расширению сети отделений, банкоматов, обучению сотрудников. Мы считаем, что органический рост сети и умение эффективно продавать продукты гораздо лучше, чем борьба за деньги вкладчиков падающих банков. На рынке уже есть специалисты в этой области. Когда-нибудь мы и дорастем до санации банка, но наш нынешний форм-фактор пока этого не предполагает.

Наверх

Мнения

Наверх