Воскресенье, 30 апреля 2017
Культура 21 марта 2017, 00:01 Евгений Авраменко

Мебель как искусство

На выставке работ Карлы Толомео в Шереметевском дворце представлены предметы интерьера, принадлежащие звездам и монархам

Фото: пресс-служба Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства

Волею 70-летней итальянской художницы, ученицы Джорджо де Кирико, в Северной столице расцвели исполинские розовые розы, выросли черные ананасы, а бабочки станцевали танго. Для выставки «Сад наслаждений Карлы Толомео» Музей театрального и музыкального искусства как нельзя лучше подобрал пространство: окна Шереметевского дворца выходят в легендарный садик Фонтанного дома.

Неожиданность в том, что экспонаты — это мебель: красиво обитые стулья, кресла, пуфики, кушетки, замысловатые спинки которых и представляют собой «персонажей» Карлы Толомео. Впрочем, объекты подписаны как «скульптуры», и это не только подчеркивает преобладание художественного над функциональным, но и утверждает важность рассматривания объекта с разных сторон.

Фото: пресс-служба Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства

Каждое скульптурно-мебельное творение стоит на зеркальной платформе — подобно тому, как ювелирные дома выставляют свои лоты. И всматриваясь в отражение, замечаешь, что снизу открывается не менее необычный вид, чем если смотреть «анфас».

— Первые шаги в профессии я делала под началом Джорджо де Кирико, который меня очень любил и внимательно относился к моей художественной судьбе, — рассказала Карла Толомео. — Однажды я показала ему эскизы мебельных произведений, посетовав, что не знаю, как это воплотить. «Так придумай», — ответил он, и я с помощью обивщика преобразила три стула в лебедей. На выставке посетители шарахались от них, не понимая «жанра» этих экспонатов и не зная, что с ними делать.

Беря за основу антикварную или просто старую мебель, Толомео дает ей новую жизнь. Для обивки художница использует нарочито «шикарные» материалы: бархат-вельвет-велюр, щедро украшенные люрексом и пайетками. Сознательно балансируя на грани китча, Карла не касается его.

Показательны сами названия. «Королевская розовая роза» — кушетка с огромным мясистым бутоном вместо спинки. Или — «Королевский размер»: здесь спинка, напротив, как бы гарцует перед нами, желая поразить габаритами и статью. Вместе с тем «мебельные скульптуры» трогательны красотой наивной, чистой. Соединяя масскультные и «гламурные» материи, Толомео создает удивительно гармоничные образы. Во всем чувствуется тепло женских рук: вышивка, аппликация, лоскутное «колдовство» — всё это художница любит и делает мастерски.

В этом «саду» чувствуешь себя как в декорациях к «Принцессе Грезе» или «Синей птице». Кстати, одна из самых запоминающихся работ — маленькая скульптура носорога с розовой головой: как и персонаж пьесы Метерлинка, это зверь конкретный и в то же время несуществующий. Театральность усиливают внешние средства: услаждающие слух звуки арфы, фиолетовое сукно на полу, огромные темные чехлы на люстрах, оттеняющие колористику Толомео.

Фото: пресс-служба Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства

Вспоминается эпизод из «12 стульев» Леонида Гайдая. «Простым людям нечего делать на таких, с позволения сказать, кроватях», — рассказывает  дама-экскурсовод о роскошной «мёбели» былых времен. Работы художницы сложно представить и в советском интерьере, и в современном среднестатистическом жилище, они принадлежат звездам и монаршим особам.

Но в Шереметевском дворце выделили уголок, где можно использовать эту дивную мебель функционально, развалившись на пуфиках или диванчике авторства Толомео. Автор этих строк, например, так и сделал и, к своему удивлению, тут же погрузился в недолгий, но сладкий сон.

Выставка открыта до 21 мая 2017 года.

Наверх

Мнения

Наверх