Среда, 26 апреля 2017
Мир 6 апреля 2017, 09:00 Игорь Игнатченко

Черный лебедь Марин Ле Пен

Мнение

Политолог Игорь Игнатченко — об «эффекте Трампа» на президентских выборах во Франции

Фото: страница Игоря Игнатченко в Facebook

Уже сейчас точно понятно, что Марин Ле Пен выходит во второй тур президентских выборов во Франции, где она встретится скорее всего с Эммануэлем Макроном. Марин Ле Пен олицетворяет собой старую, традиционную Францию. Сами французы полагают, что последним истинным голлистом современной эпохи следует считать лидера партии «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньяна. Однако, на мой взгляд, Ле Пен нисколько не меньше символизирует голлизм (французская политическая идеология, основанная на принципах генерала де Голля. Основным ее принципом является национальная независимость Франции от любой иностранной державы). И по духу она очень близка генералу де Голлю с его идеей национального величия Франции и «Европы отечеств». Не случайно Марин Ле Пен называют современной Жанной д’Арк. Как и ее предшественница, отчаянно боровшаяся с англичанами, Марин Ле Пен сегодня борется с англосаксонским мейнстримом.

Марин Ле Пен по праву очень любят в России, поскольку она одна из немногих крупных политиков во Франции, кто смело и безбоязненно заявляет о необходимости тесного союза с Москвой. К тому же она придерживается традиционных, консервативных ценностей, и это добавляет ей очков в России.

Однако желать победы — не означает победить. Шансы на итоговую победу во втором туре у лидера «Нацфронта» в 2017 году невелики. У нее есть немало слабых мест и болевых точек. Во-первых, ее партия «Национальный фронт» — это не партия власти, но партия протеста. Протест во Франции сегодня достаточно велик, но для победы этого недостаточно. Для победы Ле Пен протест должен быть огромным. Возможно, Ле Пен и въедет в Елисейский дворец, но это случится не ранее 2022 года. Действительно, за последние пять лет она проделала большую работу для обеления своей партии, доставшейся ей от отца в плачевном состоянии. И если на выборах 2012 года она была третьей, то сейчас окажется точно не ниже второго места, и это уже большой прогресс.

Ее проблема заключается в излишне радикальных для большинства французов требованиях. Далеко не все из них готовы прямо сегодня выйти из состава ЕС, отказаться от евро и полностью закрыться ото всех стран. Кроме того, у Марин Ле Пен нет ни своих интеллектуалов, ни крупных газет, ни солидных финансистов, стоящих за спиной. Ее избиратели, как правило, это малообеспеченные французы ниже среднего класса (low middle class), рабочие, сельские жители, жители небольших городов. Хватит ли их для победы? Крупный бизнес не спешит поддерживать Ле Пен, он стоит либо за Макрона, либо за Фийона.

В таких условиях команда Марин Ле Пен может сделать ставку на агитацию в социальных сетях, в интернете. Это удалось Трампу в США, но получится ли у Ле Пен? Многое будет зависеть от того, насколько ей удастся перетянуть на себя часть электората Фийона перед вторым туром. Если, не дай бог, во Франции произойдет теракт или вспышка насилия со стороны мигрантов, это может сыграть ей на руку. 

Или вдруг перед вторым туром посредством ресурса WikiLeaks всплывет какой-нибудь компромат на Эммануэля Макрона, это в одночасье может перетасовать все карты в политическом пасьянсе Пятой республики. «Медвежью услугу» Макрону могут оказать и нотабли Социалистической партии Франции, в спешном порядке переметнувшиеся в ряды движения «Вперед». Все последние годы Макрон делал все, чтобы не ассоциироваться в сознании французов с непопулярными социалистами, а теперь он сам не в восторге от предательств своих бывших однопартийцев.

Не стоит верить и соцопросам, которые могут стать инструментом внедрения в сознание французов мысли о том, что их новым президентом непременно станет Макрон. Можно сказать, что сейчас, по сути, происходит определенное психопрограммирование французского населения. 

Но не стоит при этом забывать и про «эффект Трампа». Победы Дональда Трампа на недавних президентских выборах в США на самом деле никто не ожидал, все были уверены в успехе Хиллари Клинтон. Однако вопреки всем прогнозам и соцопросам Трамп выиграл. То же произошло в Великобритании с Brexit.

Поэтому, если вдруг Ле Пен победит, мы в унисон скажем: «Черный лебедь пролетел над Францией», памятуя об известной теории Талеба. Ведь все будет логично и впишется в общий ход истории.

Автор — франковед, к.и.н., доцент РАНХиГС, член Российского исторического общества

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Наверх

Мнения

Наверх