Воскресенье, 28 мая 2017
Культура 19 мая 2017, 00:01 Сергей Гинзбург

Время титанов

Мнение

Режиссер Сергей Гинзбург — о том, что в мире всегда существуют Прометеи

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

Сейчас наша съемочная группа работает над сериалом «Зорге» для Первого канала. Меня многие спрашивают: почему я делаю фильм о советском разведчике, который погиб более 70 лет назад? Чем он нам сегодня интересен? Сам этот вопрос выдает глобальную проблему: мы — поколение, лишенное примеров и идеалов. Более того, поколение, забывшее своих отцов. Сейчас в моде другие «отцы».

Есть герои, про которых мы забыли. Мне кажется, мы умышленно про них не вспоминаем, потому что соответствовать им не можем. Мы маленькие, а они — большие фигуры, высокие, до них надо дотянуться. Когда соизмеряешь себя с таким человеком, как Рихард Зорге, очень может быть, что почувствуешь бессмысленность своего существования, и это неприятно.

Зорге очень точно чувствовал, куда катится Европа, он понимал, что происходящее в мировой политике, — это сумасшествие. Он видел, что совершенно точно все идет к войне, и есть силы, которые эту войну просто жаждут развязать. На мой взгляд, тут налицо параллель с сегодняшним днем.

Я слышу те же самые разговоры вокруг. Вы думаете, в конце 1930-х не говорили: «Да что вы, да какая война! Это безумие, это же уничтожит весь мир, да такого быть не может! Все ограничится локальными конфликтами, ну тут поблефуют, подавят, продемонстрируют силу, там поиграют мускулами…». Что из этого вышло, мы прекрасно знаем.

Зорге ненавидел войну. Он был на фронте Первой мировой совсем юношей и быстро осознал, что нет ничего бессмысленнее войны. Всю жизнь он боролся и делал всё, чтобы эту войну остановить. Я думаю, что это главный его подвиг и — урок нам. Мы должны понимать: мир настолько хрупок, что его судьба может зависеть от каждого из нас.

Если мы не будем эту войну останавливать, она придет к нам домой, и брать оружие в руки придется именно нам, а не тем, кто подталкивает. Они никогда не пойдут на фронт. Отсидятся в бункерах, переживут как-то, уедут на другой континент... Мы — нет. Нам придется. Больше некому.

Про Зорге можно много говорить — это человек сложный, противоречивый, безумно талантливый. Интересно, что Зорге очень популярен в Японии — там его знают даже больше, чем у нас. Я спросил японцев: «Почему вы так хорошо относитесь к Зорге? Ведь он, в общем-то, ваш враг, занимался шпионажем, работал против Японии».

Они сказали: «Совсем нет. Он ничего не сделал плохого Японии, а мы любим его, прежде всего, за то, что он не допустил большой войны между Японией и СССР». И вот тут я открыл рот. Меня поразил такой простой ответ. И ведь это говорят не историки или свидетели тех событий, а современные молодые японцы — простые ребята, наши актеры.

«Мы его почитаем за то, что он предотвратил войну. Мы считаем, что это было для Японии благом: сохранило множество жизней. В том числе, Японию, а, возможно, и весь мир» — говорили мне. И я понимал, что это для них действительно важно, они понимают ценность мира и важность вклада тех людей, которые что-то сделали для его сохранения.

А еще для японцев очень важно, как человек умер. С достоинством ли это произошло. У них есть понятие «красивая смерть», что для нас звучит дико — у нас-то любая смерть некрасива. Так что для японцев Зорге — человек с красивой жизнью и красивой смертью.

Мы живем во времена карликов, а такие люди, как Рихард Зорге, были титанами. Это было время титанов. Маркс говорил: «Великие кажутся нам великими лишь потому, что мы сами стоим на коленях». Так давайте же поднимемся!

Я считаю, что сегодня необходимо показывать великих героев прошлого, нужно давать образцы, чтобы мы могли хотя бы попытаться дотянуться до них. В конце концов, всегда в мире существуют Прометеи. У любого времени есть свой Зорге. И всегда есть место для подвига.

Наверх

Мнения

Наверх