Среда, 26 апреля 2017
27 декабря 2011, 17:27 Лиза Новикова

Итоги года подводят писатели

Александр Кабаков, Леонид Юзефович, Сергей Шаргунов ответили на вопросы "Недели"

Писатель Леонид Юзефович. Фото: Глеб Щелкунов

Известные российские авторы по просьбе "Недели" ответили на три вопроса о своих достижениях и планах: 1. Чем для вас был 2011-й, какие замыслы вам удались и что  не удалось воплотить?  2. Заметили ли вы появление новых литературных тенденций именно в этом году? 3. О чем будете писать в 2012-м?

 Александр Кабаков

1. В конце 2011 года вышла написанная в соавторстве с Евгением Поповым книга "Аксенов" - точнее, чем книга, определить не могу. Это не биография, не мемуары, не разбор творчества, не исследование – это просто очень долгий разговор двух друзей о третьем, старшем, уже ушедшем. Мы работали полтора года, еще полгода книгу готовили в издательстве. Свой долг перед покойным Васей - мы оба дружили с ним больше, чем по тридцать лет - мы выполнили. И спасибо за помощь издательству АСТ, Лене Шубиной, возглавляющей в АСТе редакцию современной русской прозы, редактору Алле Прохоровой и отдельно - Алене Холмогоровой, редактировавшей нашу книгу - там было много такого, что можно объяснить любовью авторов к герою, но что книгу не улучшало.

А еще в миновавшем году почти закончена подготовка в той же редакции того же АСТ моей книги, о которой я до выхода - вот-вот состоится - говорить подробно не хочу. Скажу только, что это книга эссе и воспоминаний, объединенных одним предметом и более чем обильно иллюстрированных. В сущности, это альбом с небольшими текстами и
прекрасными картинками.

2. Что касается происходившего в литературе вообще, то об этом можно говорить слишком долго. К счастью, я не критик и не литературовед, и анализ литературного процесса не в моей компетенции. Коротко же скажу о своем ощущении: минувший год окончательно, как мне кажется, утвердил на литературной сцене поколения 30-40-50-летних. Закончилась смена караула...

3. Что я буду писать в 2012 - понятия не имею, честное слово. У меня есть суеверие, перенятое у одного из героев Юрия Трифонова: днем 31 декабря я обязательно должен написать хотя бы страничку, чтобы было что продолжать в новом году. Очень часто потом, под конец сочинения, эта страничка вычеркивается, но написать надо... Вот и теперь, пока все будут смотреть новогодние веселые телешоу и заправлять оливье, я сяду за компьютер. Надеюсь, что-нибудь придумается...

Леонид Юзефович

1. Прежде всего мне важна была реакция читающей публики на новый вариант моей книги о бароне Р.Ф.Унгерн-Штернберге «Самодержец пустыни». Книга вышла прошлой осенью в издательстве Ad Marginem, а буквально на днях я вернулся из Берлина, где состоялась презентация посвященной моему герою часовой передачи на Немецком радио. Ее подготовил живущий в Германии журналист Марио Банди, сын знаменитого монгольского оперного певца и русской преподавательницы фортепиано. Самое любопытное, что на презентации присутствовали председатель и четверо членов фамильного союза Унгерн-Штернбергов – профессор университета в Базеле, бывший посол ФРГ в Эстонии, представитель Германии при ООН, бизнесмен из Берлина и пенсионерка из Мюнхена. Общение с этими людьми было для меня очень интересным и даже поучительным.

2. Что касается новых литературных тенденций, таковых я не заметил, но не потому что их нет. Просто последнее время я занимаюсь больше историей, чем литературой.

3.  Собираюсь написать несколько небольших текстов, связанных с моей многолетней работой над книгой об Унгерне. Жанр – нечто среднее между рассказом, мемуаром и эссе. Первый из этой серии рассказ «Поздний звонок» недавно опубликован в журнале «Знамя». Я включил его в одноименную книгу, которая скоро должна выйти в издательстве «АСТ-Астрель».

Сергей Шаргунов

1.  Общение с читателями - одно из важнейших впечатлений одиннадцатого года. В 2011-м у меня вышла "Книга без фотографий", побывавшая в финале Нацбеста, почти весь тираж уже разошелся. С книгой я много ездил: был в Челябинске, Новосибирске, Твери, и даже Бишкеке. Удивила зрелость читателей, их просвещенность и заинтересованность. Потом я понял, что огромную роль играет Интернет, он сближает людей по интересам и превращает весь мир в большую деревню: соседи неторопливо переговариваются из окон своих избушек, между которыми сотни километров. Интернет помогает в самоорганизации. Читатели комментируют блоги писателей, или просто гуглят их, узнают про них последние новости, заказывают их книги через «Озон». Это же понимание подтвердилось и на примере того, как люди могут мобилизоваться на гражданское действие, перекидываясь информацией, репликами и слоганами в социальных сетях.

2. В 2011-м я с удовольствием читал друзей-товарищей: "Информацию" Романа Сенчина, "Черную обезьяну" Захара Прилепина, рассказы Ильи Кочергина в журнале "Знамя". Но мне кажется, что не за горами - какой-то совсем новый герой способный на сопротивление порядку вещей. Это уже не обязательно пацан с отбитыми кулаками, это может быть внешне довольно обеспеченный и презентабельный человек, хипстер, фотограф, веб-мастер. Например, молодой отец  и юрист, как Алексей Навальный. Но при этом человек готовый смело бороться и серьезно рисковать.

3.  В 2012-м я собираюсь закончить книгу, большая часть которой была написана в 2011-м. Это такой психологический роман о рабочей семье, о сложных семейных отношениях на сложном фоне начала 90-х.
     Допишу, и возьмусь наконец-то за документальное исследование одной писательской судьбы. Плюс хочу издать еще книгу сказок и стихов, из тех, что сочинил для сына. Ну и все так же буду ездить в разные города и веси, и писать очерки и статьи об окружающих реалиях и людях нашего времени - об  оскорбленных, страждущих, плененных, прекрасных, мужественных, противоречивых, разных, и, конечно же, о неприятных персонажах тоже, душителях, лизоблюдах и проч., куда ж без них.

Наверх

Мнения

Наверх