Воскресенье, 26 марта 2017
29 декабря 2011, 12:17 Елена Губайдуллина

«Вместо 36 люков в Большом еле прорубили один — для «Щелкунчика»

Николай Цискаридзе — о триллере в пластмассовой колбе, верных учениках и о том, что висит у него над гримерным столиком

Николай Цискаридзе, фото: Игорь Захаркин

Премьер балета Николай Цискаридзе — самый новогодний артист. Родился 31 декабря, под Новый год всегда танцует принца в «Щелкунчике» Большого театра. Недавно к его послужному списку прибавился еще один «Щелкунчик» — в Детском музыкальном театре им. Н.И. Сац. С Николаем Цискаридзе встретился  корреспондент «Недели».

— С постановочным дебютом вас. Какие впечатления от этой работы?

— Театр Сац для меня родной, как любой советский ребенок, я вырос в его стенах. Несмотря на то, что жил в Тбилиси, всегда приезжал на каникулы в Москву вместе с мамой (она работала педагогом в школе), мы часто ходили в Детский музыкальный. На первом же собрании постановочной группы я сказал, что «Щелкунчик» в театре Сац должен быть радостным и понятным детям. Спектакль Вайнонена — настоящий детский балет. Важно, чтобы ребенку ни одной секунды не было скучно, и чтобы он влюбился в этот вид театра. 

— Для постановки сделаны необычные декорации?

— Благодаря сценографу Эрнсту Гейдебрехту, приглашенному из Германии, и елка растет, и комната Мари волшебно преображается. Художница Мария Данилова сделала интересные костюмы. Мы с ней придумали, как уйти от слов «розовый вальс», поставили бал, похожий на бал Наташи Ростовой. Юношей одели в военную форму, девушек — в платья фасонов начала девятнадцатого века. Машу танцуют Елена Князькова, известная артистка, и Валерия Гусева, очень профессиональная, даже не знаю, к чему придраться. А у меня характер непростой, всегда нахожу, к чему придраться. Когда смотрю танец артиста Цискаридзе по видео, слов моих лучше не слушать — столько всего надо исправить.

— Тем не менее ваше недавнее выступление в «Спящей красавице» в Большом театре стало триумфом. Что испытали, вернувшись на родную сцену?

— Странные смешанные чувства. Перед спектаклем у меня была всего одна репетиция на сцене, и то рояльная, без оркестра, а в реконструированном здании серьезные проблемы с акустикой. На сцене есть звуковые ямы, к сожалению, я обнаружил это уже во время спектакля. Танцуя первый выход Дезире, я с трудом слышал музыку. Сначала мне показалось, что из-за бурных аплодисментов. Но потом я понял, что это звуковые провалы, с которыми я потом столкнулся еще несколько раз во время спектакля. Пришлось танцевать наобум, инстинктивно, знал, что нельзя останавливаться. А когда закончилась вариация, услышал невероятные вопли и крики: «Браво!». Приятно, что театральная Москва оказалась на моей стороне.

— 31 декабря, в свой день рождения, вы всегда танцуете в «Щелкунчике». В этом году традиция продолжится?

— Да. «Щелкунчик» Григоровича с декорациями Вирсаладзе — балет особый. Еще в детстве я понял его трагический смысл, всегда переживал, когда принц исчезал, и что Мари на самом деле его не встретила. В жизни не все так гладко, как в сказках.

— Танцуете со своей ученицей Анжелиной Воронцовой?

— Я счастлив, что мне удалось добиться для Лины двух спектаклей — 31-го и 2-го, и что она все-таки станцует «Щелкунчика» в этом сезоне. Ей и Денису Родькину — артисту, с которым я тоже работаю над сольными ролями — были сделаны разные предложения о перемене репетитора, но они остались со мной.

— Вы открыто говорите правду о результатах реконструкции Большого. Неужели у вас нет сторонников?

— Мои сторонники — все сотрудники Большого театра и даже простые граждане по всей нашей стране. Ко мне подходят на улице и благодарят за честность. А в театре жмут руку, хлопают по плечу, шепчут на ухо одобрения и шарахаются как от зачумленного, потому что боятся мести руководства. Мне мстят по полной программе. Но жизнь есть жизнь. Я очень люблю свою профессию и всегда был к ней честен. Этот сезон в театре у меня двадцатый, я давно сказал, что с амплуа классического премьера я постараюсь расстаться вовремя. А дальше — как жизнь покажет.

— Я не была ни за кулисами, ни на сцене, но все же фальшивки в зрительской части исторического здания видны невооруженным глазом.

— Тем не менее чиновники разного уровня возражали мне, мол, я все перепутал, что пластмассы и ламината в фойе и зрительном зале нет, и никто не жаловался на репетиционные залы. А если их подвести и дать потрогать, все равно будут утверждать, что это не пластмасса и не ламинат. Что ж поделать, если генеральный директор заявляет в интервью, что на сцене 36 люков? А они еле прорубили один для «Щелкунчика»! Вы бы видели это устройство против всех норм морали и здоровья. Мы опускаемся на восемь метров в пластмассовой колбе. А если у артистов клаустрофобия? Мало того, в колбу запускают пар, и, задыхаясь, кашляя, ты выезжаешь на сцену. Если это снять на видео и выложить на YouTubeвсе увидят, какое это преступление против артистов.

— Мы начали разговор с «Щелкунчика», ожидания чуда, но реальность сбила все романтические настроения.

— Знаете, чудо в том, что удается оставаться самим собой несмотря ни на что. Я очень люблю стихотворение Киплинга «Если» — «О, если ты спокоен, не растерян, когда теряют головы вокруг…» Достаточно большое стихотворение. Оно висит у меня над гримерным столиком всю мою карьеру. И когда все из рук вон, всегда его читаю. Недавно, проигнорировав все государственные законы и заключенный со мною договор, мне прислали уведомление о прекращении моей педагогической работы в Большом театре. Причем дата проставлена моим днем рождения. А в мае руководители театра рассказывали, что сделали меня главным педагогом-репетитором. Но со мной по сей день никто об этом даже не поговорил. Я не жалуюсь, просто констатирую и вспоминаю Киплинга — «Только воля говорит: «Держись».

— Что пожелаете читателям «Недели» в Новом году?

— Надеюсь на что-то светлое, мне очень хочется, чтобы в нашей стране многое изменилось к лучшему. Может, я оптимист, но я верю в чудо. Когда желают здоровья, надо обязательно пожелать еще и удачи. Как известно, в 1912 году на «Титанике» все были здоровы. Так что всем здоровья и удачи в 2012-м.

В ближайшее время Николая Цискаридзе можно увидеть в спектаклях Большого театра:

«Щелкунчик», 31 декабря, 2 и 7 января.

«Спящая красавица», 14 января.

«Щелкунчик» в Детском музыкальном театре имени Н.И. Сац идет 30, 31 декабря и 9 января.

Наверх
Реклама
Наверх