Новости, деловые новости - Известия
Среда,
23 июля
2014 года

Русский бен Ладен

По данным спецслужб, взрыв в вагоне московского метро 6 февраля 2004 года и ряд других терактов в Самаре, Воронеже и Подмосковье организовал Павел Косолапов - этнический русский, казак, уроженец хутора Горбатовского Серафимовичского района Волгоградской области. Будучи отчисленным за воровство из военного училища, он подался к чеченским боевикам, вскоре принял ислам, стал приближенным Шамиля Басаева и лидером одной из террористических групп

По данным спецслужб, взрыв в вагоне московского метро 6 февраля 2004 года и ряд других терактов в Самаре, Воронеже и Подмосковье организовал Павел Косолапов - этнический русский, казак, уроженец хутора Горбатовского Серафимовичского района Волгоградской области. Будучи отчисленным за воровство из военного училища, он подался к чеченским боевикам, вскоре принял ислам, стал приближенным Шамиля Басаева и лидером одной из террористических групп. Специальный корреспондент побывал на родине террориста, встретился с его родственниками, одноклассниками и попытался понять, как из прилежного ученика, заботливого внука и хорошего друга получился русский бен Ладен.

Хутор Горбатовский подробно описан в эпопее "Тихий Дон" Михаила Шолохова. Он находится всего в 50 километрах от станицы Вешенская, родины самого Шолохова и главного героя романа - Григория Мелехова. В Горбатовском Григорий провел целый месяц, спасаясь от красного террора у родственников своей возлюбленной - казачки Аксиньи.

А еще в Горбатовском родился Павел Косолапов - казак, ставший идейным исламским террористом. По данным спецслужб, он был организатором взрыва в столичном метро на перегоне между станциями "Автозаводская" - "Павелецкая" 6 февраля прошлого года, в результате которого погибли 42 человека. В конце февраля его группа четыре раза взрывала газопроводы в Подмосковье. 15 марта были подорваны основания трех опор ЛЭП рядом с Симферопольским шоссе. На совести группы Косолапова взрыв на вещевом рынке в Самаре 4 июня, когда погибли 11 человек, а также три взрыва на автобусных остановках в Воронеже в феврале и июле прошлого года.

"Сочинение писал на тему "Мастер и Маргарита"

Ближайший от хутора асфальтированный населенный пункт называется хутор Большой, между ним и Горбатовским - черная река грязи длиной 25 километров. Пока доехали на уазике, 2 раза чуть не перевернулись. В Горбатовском - вместе с соседним хутором Рубашкинским - живет около 600 человек. Названий у улиц и номеров у домов тут нет. Дом, в котором вырос Павел Косолапов, - первый с краю.

Обычный одноэтажный дом из белого кирпича, на стене надпись "1917-1987. Октябрь". Сейчас в нем живет мать Павла Валентина Константиновна. Раньше она работала директором детсада. Когда его закрыли, ушла в кочегары. В девичестве - Щеголькова, это древний местный казачий род. А Косолаповы - нездешняя фамилия. Отец Павла, тоже Павел, приехал на Дон из поселка Скальный Пермской области по распределению. Работал трактористом. С женой Валентиной развелся, когда сыну было чуть больше двух лет, и уехал жить в Краснодарский край. Старшая сестра Павла Лена и младший брат Иван сейчас тоже в Краснодаре. Она замужем, он - учится на юриста.

- Павлуше тоже очень Краснодарский край нравился, - говорит Валентина Константиновна. Теперь она живет одна в пустом доме. Обои и потолочная обивка ободраны после обысков. - У него мечта была там домик купить. Как только он достиг зрелого возраста, все время стремился заработать на него денег. После 9-го класса поступил в Серафимовичский техникум, но через полтора месяца вернулся домой и сказал, что будет заканчивать 10-й и 11-й классы. А когда сестра за военного замуж вышла, загорелся стать офицером. К поступлению в военное училище готовился серьезно. Сделал во дворе турник, постоянно на нем подтягивался, каждый день занимался бегом. В Краснодарское инженерное училище поступил легко. Я к нему на присягу ездила. Он был такой гордый, счастливый. Сочинение писал на тему "Мастер и Маргарита" - это была его любимая книга. Он вообще любил читать. Особенно фантастику. Верил в потусторонний мир.

"Он все время чего-то искал. Вот, нашел ислам"

- Я на него в классе всегда опиралась, - вспоминает Надежда Прилепова, соседка и классный руководитель Павла. - Нельзя сказать, что он был лидером, но и ведомым его не назовешь. У него всегда был свой взгляд на вещи. Учился, пожалуй, лучше всех среди мальчиков класса. Особенно любил литературу и историю. Сочинения писал краткие, но интересные и всегда особенные.

Надежда Александровна показала фотографию выпуска 1997 года. Павел - самый высокий. В руках у него цветы какой-то непонятной породы, здесь их называют бульдашками. Они всегда цветут в конце мая.

Лидия Ивановна Уренева тоже была классным руководителем у Павла Косолапова, но до четвертого класса. Ее мнение немного отличается от мнения коллеги.

- Мальчик был, конечно, неплохой. Особенно выделялся хорошим отношением к родителям, за бабушкой очень ухаживал. Но временами был неуправляемый и даже какой-то бешеный. По душам с ним нельзя было поговорить, мог даже огрызаться. Нельзя сказать, что он был замкнут, но совсем близких друзей у него не было. С чеченцами - да, дружил, но у нас тут раньше полхутора чеченцев было, с ними все дружили. Это потом они куда-то все подевались.

Одна из немногих, кого Павел мог бы назвать другом детства, - дочь Лидии Ивановны Наталья. С ней они еще вместе куличи в песочнице лепили.

- Парень как парень, - пожимает плечами Наталья. - Единственное, что его всегда отличало от остальных, - стремление к чему-то другому. Он не мог успокоиться на обычной жизни: семья, дети, дом, огород. Он все время чего-то искал.

"Я бы его собственными руками задушила!"

В отличие от известного фильма "Мусульманин", в котором русский деревенский парень принял ислам и его за это гнобят всем селом, хутор Горбатовский воспринял тот факт, что Павел Косолапов стал мусульманином, совершенно спокойно. Никто от него не отвернулся. Правда, дали кличку "Пашка-террорист", но не со зла, а просто потому что в деревнях всем рано или поздно дают клички, и порой гораздо более обидные.

Единственными людьми, которые восприняли переход Павла в ислам крайне болезненно, были его родственники - мать и бабушка Христина Щеголькова.

- Если бы он сейчас появился на моем пороге, я бы его собственными руками задушила, - Христину Николаевну мы застали дома не сразу. Она ездила в станицу Боковскую за лекарствами. Она теперь ездит туда каждую неделю. После известия о том, что ее любимый внук - террорист, Христину разбил инсульт.

- Приняв ислам, он весь наш род продал! И говорить-то стал не по-русски!

- А на каком языке?

- На русском, но не по-русски. Акцент откуда-то появился, хрипота такая, вальяжность - знаете, как чеченцы разговаривают? Я думаю, этот ислам он в училище подцепил. Он там с ребятами из Нальчика связался. С ними на дискотеку бегал в самоволку. Хотя он с детства все время дружил с местными кавказцами. Говорил, что ему нравятся их традиции, уважение к старшим. О том, что Павлика отчисляют из училища, мы узнали из письма его сестры. Мать приехала, а он на "губе". В рапорте об отчислении написал так: "Ошибся в выборе профессии". Пошел в армию. Служил здесь недалеко, в Чернышковском районе, в Ракетных войсках. Я как-то туда приехала и увидела, как он огрызнулся на офицера. Вы извините, я всю жизнь скот пасла, поэтому привыкла материться. Я ему как закричу: "А ну, б...дь, вставай на колени перед командиром!" Он попыхтел, попыхтел, но встал на колени.

"Сидит на полу, поджав ноги, и что-то тихонько шепчет"

По словам Христины Николаевны, для матери Павла его переход в ислам тоже был ударом. Мать с сыном сильно поссорились на этой почве, и ему пришлось съехать.

- Какое-то время он пожил у меня, но я ему даже есть не готовила. Потом стал куда-то уезжать. Но в то, что он мог стать террористом, мы не верим. С тех пор как об этом стало известно, мать совсем замучили: чекисты уже раз 5 приезжали, из милиции наведываются. Мы ее неделю назад из петли вынимали, ей-богу, - Христина Николаевна начинает плакать. - Говорят, он в феврале прошлого года какие-то теракты совершил. Как он мог это сделать, если он во второй половине февраля здесь был вплоть до 5 марта - в этот день он мать возил в больницу (взрыв в московском метро прогремел 6 февраля. - "Известия"). А потом уехал. Сказал, что в Воронеж. (Теракты на автобусных остановках в Воронеже произошли 19 февраля и 19 и 26 июля 2004 года. - "Известия"). Что он там на какой-то базе устроился на шабашку. С тех пор мы о нем ничего не слышали.

Сама мать свою ссору с сыном отрицает. Но когда рассказывает о том, как Павел стал мусульманином, в голосе появляется раздражение:

- Однажды я увидела, как Павлуша пошел в туалет и взял с собой бутылочку с водой. Я так и обомлела: у нас на хуторе все знают, что мусульмане бумагой не пользуются. А потом обратила внимание, как он по нескольку раз на дню сидит на полу, поджав ноги, и что-то тихонько шепчет. Это случилось после того, как он с соседом-чеченцем в Москву на заработки поехал. Потом он признался мне, что не в столице был, а в Чечне. Вернулся счастливый такой. Но я заметила, что крестик с груди он снял, все картинки в своей комнате поснимал, перестал курить, пить, хотя он и раньше не очень-то злоупотреблял, день рождения свой больше не праздновал, младшего брата за любое бранное слово ругал. Я сначала испугалась, но потом смирилась. Здесь он работы так и не нашел. Сено косил да веники вязал по 2 рубля за штуку. А потом вдруг говорит, что в Мурманск уезжает. Что нашел по объявлению в газете работу на рыбацком судне. Наконец-то сможет купить домик в Краснодарском крае. Уехал. Вернулся через полгода на "девятке". Объяснил, что заработал 120 тысяч рублей, но купил машину, потому что этих денег на дом все равно не хватит. Еще сказал, что познакомился в Мурманске с хорошими ребятами и поедет с ними на заработки в Воронеж. Деньги все время на лекарства присылал, в гости приезжал, друзей привозил. Когда приехал в последний раз, с ним дагестанец был, Андреем звали. Такой тихий, маленького росточка. Он в соседнем хуторе невесту нашел. Потом его убили, а она беременная вернулась и теперь ждет ребенка.

"Павла зовут Мохаммедом"

По версии спецслужб, "тихий дагестанец Андрей" - это гражданин Казахстана Еркингали Тайжанов. Вместе с другим подельником Павла Косолапова Азаматом Толеубаем, тоже казахом, он принимал участие в теракте на рынке в Самаре 4 июня, в результате которого погибли 11 человек.

Обоих исполнителей 3 сентября прошлого года арестовали сотрудники Комитета национальной безопасности Казахстана. Тайжанов повесился в тюрьме, когда узнал, что Россия требует его экстрадиции. Девушку из соседнего хутора, которую он увез в Казахстан, как считают сотрудники ФСБ, он готовил к проведению теракта в Москве.

Несостоявшуюся шахидку зовут Кристина Мустафаева. Ей 18 лет. Она живет на противоположном берегу речки Кривой. Мустафаевы - интернациональная семья. Мать - изидка-христианка, отец - азербайджанец-мусульманин. В Горбатовский приехали из Армении во время армяно-азербайджанского конфликта. Имя Кристине досталось христианское, но обычаи в семье соблюдались в основном мусульманские.

После возвращения Кристины из замужества она живет с матерью в небольшом, ветхом доме. Сначала Мустафаевы вообще не хотели разговаривать, но потом почему-то решили, что мы из ФСБ, и сменили гнев на милость. К фээсбэшникам Мустафаевы испытывают чувство благодарности за то, что они освободили Кристину из казахстанской тюрьмы.

- Я там 22 дня просидела, - рассказывает Кристина. - Когда Тайжанова взяли, то меня вместе с ним. У них сначала было подозрение, что я сообщница. Особенно оно укрепилось от того, что, когда каэнбэшники (сотрудники Комитета национальной безопасности Казахстана. - "Известия") пришли, я им сказала, что я местная казашка, - мне так муж наказал. Точнее, сожитель, мы с ним расписаны не были.

- Расскажите, как вы познакомились.

- В начале марта Павел привел его сюда. Павел его называл Андреем, а Андрей Павла называл Мохаммедом. С ходу предложил замуж, хотя ни разу меня не видел. Сказал, что он дагестанец и заберет меня к себе в Бабаюртовский район.

- Нам с отцом он сразу не понравился, - вспоминает мать Галина. - Сердце родительское не обманешь. Отец так и сказал: "Откуда я знаю, кто ты такой? Может, ты бандит?" Как в воду глядел. В общем, сначала мы ему отказали. Тогда он пригрозил, что если мы Кристину ему не отдадим по-хорошему, то он ее украдет. И пообещал прийти вечером. Тогда я мужу говорю: "Может, правда, лучше отдадим. А то если украдет - это какой же позор будет на наши головы?" А муж в тот день пьяный был и сказал: "Делайте, как знаете!" 7 марта они уехали, и с тех пор мы ничего о Кристине не слышали.

- Привез он меня не в Дагестан, как обещал, а в Казахстан, в город Актюбинск, - продолжает Кристина. - Жили мы там полгода. Обращался он со мной хорошо, но постоянно контролировал. Если не он, то родители его. Даже звонить я могла только под присмотром. Сначала я не знала, чем он занимается, но потом он сказал мне, что он террорист. Но сообщить об этом я никуда не могла, да если бы и могла, не знаю, сообщила ли бы. Все-таки муж.

- А Косолапов там не появлялся?

- Нет. Муж даже говорил про него редко. Сказал только однажды, что у Павла большая радость: он купил землю в Краснодарском крае.

- 3 сентября вдруг звонок от его родителей, - перебивает Галина. - Кристинка в тюрьме. Я назанимала денег и поехала в Актюбинск. Потом туда приехали фээсбэшники из Москвы. Когда они сказали, что Кристинка должна была стать шахидкой и взорваться в Москве 27 сентября, я упала в обморок.

- 27 сентября у меня день рождения. Но о том, что я должна была стать шахидкой, я узнала от фээсбэшников. Еркингали мне об этом никогда не говорил.

- Что меня поразило, так это похороны Тайжанова, - мать справляется с волнением, теперь ее охватывает гнев. - Туда съехалось человек 300, и казахи, и чеченцы, и все речи говорили о том, какой он хороший человек был, плакали.

Кристина на четвертом месяце беременности. Ей кажется, что родится мальчик. Как его назовет, еще не решила. Один из вариантов - Еркингали, в честь мужа.

Волгоградская область, хутор Горбатовский

"С ним поговорили по-мужски, попросили уйти по собственному желанию"

До 1998 года Павел Косолапов учился в Краснодарском высшем военном командном инженерном училище, потом училище было расформировано, и часть курсантов перевели в Ростовский военный институт ракетных войск. В Ростове он проучился недолго: осенью 1999 года Косолапов подал рапорт об отчислении.

- Мы уличили Павла в воровстве. Он украл деньги у своего друга, - вспоминает однокурсник Косолапова по Ростовскому военному институту ракетных войск Юрий (имя по его просьбе изменено). - С ним поговорили по-мужски, попросили уйти по собственному желанию. Косолапов так и сделал, хотя до выпуска оставалось всего полгода. Даже если бы он остался, жизни бы ему на курсе не было. В курсантской среде не прощают, если человек взял чужое хотя бы раз.

- Честно говоря, Косолапов мне казался каким-то скользким человеком, - вспоминает однокурсник Косолапова Михаил. - Хотя представить себе, что он может быть ваххабитом или террористом, довольно трудно. Помню, что на курсе он был, может быть, большим патриотом, чем другие. Еще у него в Ростове девушка была, на гитаре он неплохо играл. Мне кажется, отчисление из института для него было серьезным потрясением. У нас были такие, кто из-за этого вены себе резал. Может быть, это Косолапова и сломало.

- Не думаю, что именно отчисление могло привести его на "кривую дорожку", - возражает Юрий. - У него в Ростове жила сестра, она помогла ему устроиться на работу. Я встретил его как-то года через три после его отчисления. Внешне нельзя было сказать, что он как-то внутренне изменился, ни бороды, ни каких-либо деталей в одежде, которые были бы как-то связаны с исламом, я не заметил. Мы немного поговорили с ним, я понял, что он не был женат. После этого я его не встречал. Честно говоря, я не верю в то, что Косолапов мог стать идейным ваххабитом. Правда, он любил экстрим. Например, прыгал с высоких мостов в реку - упражнялся в этом и в Краснодаре, и в Ростове. Занимался он рукопашным боем, но тренировался время от времени, фанатом этого дела не был. Мы, конечно, изучали взрывное дело, еще много разного. Но все это можно сейчас найти и в интернете. С людьми Павел общался легко, но лидером не был. Когда мне сказали, что он якобы руководил большими группами людей, я не поверил. Не такой он человек. Не думаю, что он мог совершать теракты по идейным соображениям. Если он действительно это делал, то, мне кажется, только ради денег. К ним он относился неравнодушно. Когда мы учились, после занятий он не развлекался, как другие, а подрабатывал.

Елена Строителева, Ростов-на-Дону

"Нас около трех тысяч"

Председатель недавно созданного Национального объединения русских мусульман (НОРМ) Абу Талиб (в миру - Анатолий Степченко) считает, что в России было две волны, побудившие этнических православных принимать мусульманство.

- Первая волна - это Афганистан, - говорит "Известиям" Абу Талиб. - Многие остались там, потому что боялись возвращаться, а сейчас уже привыкли. Вторая волна - Чечня. Солдаты принимали мусульманство из-за страха смерти. Но ни одного из них в нашем объединении я не видел. В июне этого года мы, русские, принявшие мусульманство, решили объединиться и создали НОРМ. Мы провели примерный подсчет. Нас около трех тысяч. Это только мужчин. Женщин мы не учитывали, поскольку по мусульманскому этикету это неприлично. Что касается тех, кто, приняв мусульманство, сразу отправился биться за истинную веру, тут у меня никакой статистики нет. Хотя не отрицаю, в начальной стадии я наблюдал подобные порывы. Только месяц-другой принял ислам - и уже рвется на джихад...

Александр Андрюхин
Известия // пятница, 21 января 2005 года

Русский бен Ладен

По данным спецслужб, взрыв в вагоне московского метро 6 февраля 2004 года и ряд других терактов в Самаре, Воронеже и Подмосковье организовал Павел Косолапов - этнический русский, казак, уроженец хутора Горбатовского Серафимовичского района Волгоградской области. Будучи отчисленным за воровство из военного училища, он подался к чеченским боевикам, вскоре принял ислам, стал приближенным Шамиля Басаева и лидером одной из террористических групп

скопируйте этот текст к себе в блог:

Читайте также:

реклама
реклама