Пятница, 26 мая 2017
Культура 17 мая 2006, 15:53 Галя Галкина

Писатель Ольга Грушина: "Я выбирала между престижем и предназначением"

В американском издательстве G. P. Putnam's Sons вышел роман нашей соотечественницы Ольги Грушиной "The Dream Life of Sukhanov" ("Жизнь Суханова в сновидениях"). Символично, что полвека назад в этом же издательстве увидела свет набоковская "Лолита". Сравнение не покажется кощунственным, если учитывать, что книга нашей современницы номинирована на престижную британскую премию "Orange New Writers' Award", которой удостаиваются пишущие по-английски дебютанты.

В американском издательстве G. P. Putnam's Sons вышел роман нашей соотечественницы Ольги Грушиной

В американском издательстве G. P. Putnam's Sons вышел роман нашей соотечественницы Ольги Грушиной "The Dream Life of Sukhanov" ("Жизнь Суханова в сновидениях"). Символично, что полвека назад в этом же издательстве увидела свет набоковская "Лолита". Сравнение не покажется кощунственным, если учитывать, что книга нашей современницы номинирована на престижную британскую премию "Orange New Writers' Award", которой удостаиваются пишущие по-английски дебютанты. Корреспондент "Известий" Галя Галкина побеседовала с Ольгой Грушиной на родном языке...

известия: Как вы оказались в Америке?

Ольга Грушина: Случайно. Я училась на первом курсе журфака МГУ, когда к нам приехала делегация профессоров из американского университета Emory. Меня попросили помочь с переводами. Когда через несколько дней профессор Эллен Мицкевич спросила, хочу ли я учиться в американском университете, я ответила утвердительно. Мне было 18 лет, и я мечтала увидеть мир. Мое четырехлетнее обучение, проживание в общежитии, питание и даже карманные расходы оплачивал грант Вудро Вильсона. Беспрецедентным было и то, что в 1989 году меня официально отпустили учиться на Запад. Таким образом, в 1993-м я оказалась первой российской гражданкой, получившей американский диплом.

известия: Что вас больше всего поразило в Новом Свете?

Грушина: Университетская библиотека, где книги были в открытом доступе. Я не сразу столкнулась с реалиями американской жизни: моим миром стал университетский городок с красивыми зданиями, подстриженными газонами и дружелюбными студентами и преподавателями.

известия: Ваш отец — основатель ВЦИОМа Борис Грушин...

Грушина: Да. Сейчас он реализует свой проект "Четыре жизни России". Уже вышла книга "Эпоха Хрущева" и первый том "Эпохи Брежнева", а второй выходит буквально на днях.

известия: Ваша семья в Москве?

Грушина: Все, кроме мужа и сына, живут в Москве. Брат, Алексей Карцев, работает корреспондентом ИТАР—ТАСС. Мама, Наталья Карцева, тоже закончила журфак и работала в "Комсомольской правде", а последние годы — в издательстве "Наука". Я бываю в России каждый год и, кстати, сохранила российское гражданство.

известия: С какими трудностями вы столкнулись, когда покинули университетский городок?

Грушина: Я подала документы в юридические школы и получила приглашение в несколько самых престижных, включая школу при Гарвардском университете. Но я решила сначала поработать в какой-нибудь юридической компании, чтобы понять, мое это или нет. Мне пришлось сидеть в конторе с утра до ночи практически без выходных, что, как я поняла, соответствует стилю работы в американском юридическом мире. Для меня это оказалось противоестественным, потому что не оставалось времени на литературу. Писать я начала в четыре года, когда сочинила и записала корявыми буквами свои первые сказки. В двенадцать закончила исторический роман из жизни короля Людовика ХIV в стиле Дюма, а потом постоянно сочиняла стихи, очерки, вела дневник. Писать было для меня необходимостью, поэтому через год я ушла с работы и решила пробиваться на литературном поприще.

Но сначала нужно было обеспечить себе хоть какой-то заработок. Попробовала себя в качестве официантки, но продержалась всего месяц. Потом устроилась секретаршей во Всемирный Банк, где в дальнейшем работала переводчицей. В конце концов мне повезло и я нашла место редактора в вашингтонском отделении Гарвардского университета. Нормированный рабочий день, свободные выходные и вдохновляющее университетское окружение позволили мне написать и опубликовать около пятнадцати рассказов, после чего я решилась приступить к роману.

Роман "Жизнь Суханова в сновидениях" имел для меня особое значение. Как и мой герой, художник Суханов, сначала я выбирала между престижем и предназначением. Но постепенно стало легче. Уже будучи замужем, я оставила работу в Гарварде, чтобы как можно больше времени посвятить книге.

известия: Значит, муж поддержал ваш выбор?

Грушина: Да, он всегда верил в мой успех.

известия: Где вы нашли такого хорошего мужа?

Грушина: Я познакомилась с ним пятнадцать лет назад, в колледже. Потом жизнь развела нас в разные стороны, но в Вашингтоне мы опять встретились. Он окончил юридическую школу и нашел здесь работу. Нашему сыну Александру скоро три года.

известия: Как вам удалось опубликовать свою книгу в десяти странах мира?

Грушина: Когда я закончила роман, то нашла агента. Я отправила ему письмо по электронной почте, на следующий день он попросил переслать ему рукопись, а еще через день согласился со мной работать. Несколько месяцев ушло на поиски издателя, но в результате издательство G. P. Putnam's Sons приняло мою рукопись. "Суханов" вышел в Америке в начале нынешнего года, и с тех пор мой издатель продал его еще в девять стран. Но России среди них пока нет.

известия: Вы номинированы на британскую премию "Orange New Writers' Award". Когда станет известен победитель?

Грушина: Церемония награждения будет проходить 6 июня в Лондоне. Я туда приглашена. Газета Los Angeles Times уже номинировала мой роман на "Art Seidenbaum Award for First Fiction", и хотя награда досталась другому, все равно очень приятно, что мою книгу заметили.

известия: После выхода вашего первого романа появились новые заказы?

Грушина: Я получила ряд заказов от ведущих изданий, но над вторым романом работаю пока без контракта. Мне удобнее сначала написать и понять, удалось или нет, а уже потом думать об издании.

известия: Можно ли прожить на писательский гонорар?

Грушина: По статистике, средний американский писатель получает около десяти тысяч долларов в год — очень немного. Конечно, за первую книгу можно получить две тысячи, а можно и два миллиона, но это — аванс, и его нужно оправдать. Если книгу не покупают, издательство несет убытки, а автор рискует своим будущим. Так что писательское дело непредсказуемое.

известия: Вы надеетесь в будущем получать за книгу по $2 миллиона?

Грушина: Нет, на это не надеюсь. Но надеюсь, что всегда буду писать, о чем хочу и как хочу.

Кто из россиян вошел в англоязычную литературу

Самым известным английским писателем российского происхождения может считаться автор "Ностромо" Джозеф Конрад (Юзеф Теодор Конрад Коженёвский). Конечно, он поляк, но родился на Волыни, а большую часть детства провел сначала в Вологде, а затем в Чернигове. Но самое главное — он писал по-английски и получил признание в Англии. Владимир Набоков, для которого английский был "вторым родным" (а по сути — даже первым), в американский период творчества небезболезненно переходил с русского на английский и называл этот переход своей личной трагедией. Хотя и признавался: "Моя голова говорит на английском, сердце — на русском, а ухо предпочитает французский". Иосиф Бродский не любил, когда его сравнивали с Набоковым: "Для меня английский — моя личная позиция. Я испытываю удовольствие от писания по-английски. Дополнительное удовольствие — от чувства несоответствия: поскольку я был рожден не для того, чтобы знать этот язык, но как раз наоборот — чтобы не знать его". Наконец, пытался писать по-английски и Василий Аксенов, но уже безо всякого успеха. Американцев он этим не удивил, обиделся и от двуязычия отказался...

Наверх

Мнения

Наверх