Новости, деловые новости - Известия
Суббота,
1 октября
2016 года

Владимир Махлай: "Все, что я знаю и умею, я отдаю родному заводу, трудовому коллективу, России"

Не так давно - 31 мая - Россия отметила День химика. Вместе с этим праздником химическая промышленность нашей страны отмечала и еще одно событие - 30-летний юбилей корпорации "Тольяттиазот", а сегодня свой 72-й день рождения отмечает президент ТоАЗа Владимир Николаевич Махлай. Будучи истинным патриотом своего дела, Владимир Николаевич говорит, что лучшим подарком для него стало то, что его "Тольяттиазот", невзирая на все происки рейдеров, перешагнул 30-летний рубеж

Владимир Махлай

Не так давно - 31 мая - Россия отметила День химика. Вместе с этим праздником химическая промышленность нашей страны отмечала и еще одно событие - 30-летний юбилей корпорации "Тольяттиазот", а сегодня свой 72-й день рождения отмечает президент ТоАЗа Владимир Николаевич Махлай. Будучи истинным патриотом своего дела, Владимир Николаевич говорит, что лучшим подарком для него стало то, что его "Тольяттиазот", невзирая на все происки рейдеров, перешагнул 30-летний рубеж.

Сегодня ТоАЗ можно без преувеличения назвать одним из гигантов российского химпрома. Завод дает работу более 10 тысячам людей и является крупнейшим в мире производителем аммиака, который широко используется в жизни миллионов россиян. Без него у нас не было бы многих привычных и необходимых в быту вещей.

На протяжении всех 30 лет за судьбой завода и его руководителя внимательно следили многие российские и зарубежные СМИ, однако больше других этими вопросами интересовался Виктор Андриянов, который за время своей работы выпустил немало материалов, посвященных российскому химпрому и ТоАЗу в частности. Сегодня "Известия" от всей души поздравляют Владимира Николаевича с днем рождения и публикуют выдержки из материалов, посвященных "Тольяттиазоту" и Владимиру Махлаю, журналиста Виктора Андриянова.

Нелегкое детство

- История раскулачивания и крестьянской ссылки - это и биография нашей семьи, - говорит, вспоминая о своем детстве, Владимир Махлай. - 8 июня 1931 года c Украины на Урал, в Губахинский район Пермской области, выслали моих родных: отца, Николая Васильевича, и маму, Прасковью Мартыновну. Деда - по маме - отправили на Соловки. Когда начали раскулачивать, многие разбежались: кто на заводы, кто на шахты. Дядька мой старший, дядя Филя, рассказывал, как в один день умерли мать и старший брат. Он сам копал могилу... Одну для двоих.

В апреле 1992 года всех Махлаев реабилитировали. За ними не было никакой вины - все эти года они добросовестно трудились дома и в ссылке, однако Владимиру Махлаю сегодня есть что вспомнить из своих детских лет. И в большинстве случаев воспоминания эти не самые приятные: на долю ссыльной семьи в середине прошлого века выпало немало испытаний.

- Мне лет семь. Мама просит нас, братишку и сестер, не шуметь: отец спит перед ночной сменой. Уходя на шахту, поцеловал всех: "Встретимся, ребята, в Новом году, сорок третьем", - вспоминает он...

Новый год наступил. Но дети отца не дождались. Николай Васильевич Махлай, бригадир участка N 6 шахты имени Калинина, в ту ночь погиб под землей, добывая уральский уголь, который в годы войны был так нужен нашему фронту.

Уже в юные годы у Владимира Махлая проявлялась в характере какая-то казачья самостоятельность и упорство. Вот еще одна история из его детства: шахтерский поселок, где он жил с мамой, братом и двумя сестрами, стоял на берегу реки Косьвы, по которой плыли плоты. Пацаны на спор ныряли под бревна - кто дальше, конечно, и Володя Махлай много раз нырял, но однажды вдруг увидел, что вынырнуть некуда. "Попал под сплошные бревна. И воздух в легких заканчивается, и пробиться к свету невозможно, и вернуться - далеко. Запредельным напряжением воли, собрав все силы, раздвинул бревна и с криком вырвался на воздух. Так спасся в жизни в первый раз".

Эту историю Владимир Николаевич Махлай вспоминал потом не раз: "Если смог преодолеть себя тогда, выдержишь и сейчас!"

Губаха-парень

Тот отчаянный бросок из тьмы вспомнился Владимиру Николаевичу Махлаю - президенту корпорации "Тольяттиазот" - совсем недавно. К нему пришли объясниться энергичные молодые люди. По ходу "дружеской беседы" предлагали "поделиться акциями" и начать жизнь с чистого листа, забыв о прошлом. Все, что там осталось, мол, теперь никого не интересует. Владимир Николаевич нашел, что ответить. И по существу дела, и в общем, житейском, плане. Хотел было сослаться в том споре на айтматовских манкуртов, но точно догадался, что у этих граждан, если и есть дома книги, то лишь для интерьера. Волнения не может сдержать и сейчас:

- Манкурты, эти жалкие подобия людей, начисто лишены памяти. Из их сознания стерто все, что могло бы напомнить о родовых корнях, о близких, даже о недавних событиях. И у нашего общества все последние годы пытались отнять память. Но этот бредовый угар, кажется, проходит.

Память общества - это и биография человека, семьи, и летопись трудового коллектива, поселка или города. Владимир Николаевич вообще трогательно дорожит всем, что связано с Губахой, уральским городом-тружеником, где остались его детские, юношеские годы, где впечатались в горы и болота дороги, построенные им, где поднялись уникальные объекты химического завода и протянулся мост через Косьву, связавший две Губахи: Верхнюю и Нижнюю. Когда выпадает свободная минута, он любит с друзьями, родными и близкими разложить на столе заводские фотографии, газетные вырезки, письма... Одно из последних: земляки пишут, что хотели бы назвать его именем площадь в родном городе.

Махлай откладывает письмо со многими подписями, открыто улыбаясь:

%%VYNOS1%%- Я вот что отвечу: самая большая память, друзья, - то, что мы с вами построили. Вот достойная память: самый большой в мире по тому времени комплекс метанола. Дороги. Мост... Лет сто пытались соединить берега. И подвесной мост через Косьву перекидывали, и понтоны наводили... В конце концов я показал на карте: вот наш химический завод, вот - новый город. Соединяем их. Срезали гору на том берегу и на этом, построили путепровод.

Дорога и мост, построенные по воле и расчетам Махлая, стали частью федеральной трассы, ведущей на Березники, Соликамск, Москву.

...Наверное, Махлаю, директору в общем-то не самого большого и не самого известного завода в химической индустрии Союза, в свое время повезло. Совет Министров СССР постановил (11 марта 1979 г.) строить "объекты по производству метанола мощностью 750 тыс. тонн в год, сооружаемые на основе компенсационного соглашения", в Губахе. Нет, "повезло" совсем не то слово. Он дрался за эти объекты, за будущее умирающего горняцкого городка как мог. Автор одной из книг о Губахинском химзаводе вспоминает: "На строительных площадках у нас было бук-вально военное положение. Ни о какой работе согласно распорядку и речи быть не могло - вкалывать приходи-лось до изнеможения. Махлай сам работал до седьмого пота и с других требовал того же. Причем в очень жесткой, ка-тегоричной форме. "Мужики, терпите и терпите. Этот завод - наш единственный шанс. Мы должны его построить" - это была его любимая фра-за. Многие возмущались, не-долюбливали, критиковали: дескать, что ж нам теперь, умереть тут, на стройке? А он снова - терпите, мужики!". "Махлай сумел справиться с расхлябанностью, мобилизовал коллектив, зажег его своей неуемной энергией и горячим желанием запустить уникальное производство. А уж во время пуска вообще царила эйфория - каждый шаг к победе вызывал искреннюю радость", - присоединяется Владимир Осипчук, строивший вместе с Махлаем губахинское производство.

Но в чем Махлаю точно повезло, так это в том, что Губахе достался английский проект. На британских заводах он словно бы прошел свой третий вуз - после Пермского и Уральского политехнических институтов. Инженер, директор, Махлай вбирал в свои творческие "запасники" и деловую культуру английских мастеров, и современную организацию труда. Переводчицы валились с ног, не поспевая за энергичным гостем с Урала. С годами, как иногда бывает, у него не притупился интерес к новой технике, прорывным технологиям. Со временем в Губахе открылись производства пентаэритрита, капролона, формалина, уротропина, красок и смолы.

Тогда же в шахтерском поселке выросли Дворец культуры со спортивным комплексом и бассейном, пионерский лагерь и база отдыха.

Новая высота - в Тольятти

Главным инженером Советского Союза по праву называли Алексея Николаевича Косыгина. Председатель Совета Министров СССР умел и надежно вести текущие дела экономики, и прозорливо заглядывать в будущее. Это качество, кстати, отличало и косыгинских министров. Кортунова (газовая промышленность), Костандова (химия), Козловского (геология), Славского (среднее машиностроение)... В той команде не было случайных людей. В 70-х министр химической промышленности СССР Леонид Костандов предложил схему компенсационных соглашений. По ней ведущие западные компании поставляли Союзу оборудование и технологии "под ключ", получая взамен готовую продукцию.

- "Тольяттиазот" создавался при непосредственном участии Косыгина, - вспоминает Владимир Махлай. - Тогда на доходы от экспорта нефти и газа были закуплены десятки заводов. И в их числе "Тольяттиазот", который строился в одном комплексе с аммиакопроводом "Тольятти - Одесса".

"Тольяттиазот" комплектовала компания американского миллиардера Арманда Хаммера. "К сожалению, по ходу стройки возникли большие проблемы. Наши строители к тому времени не имели опыта одновременного сооружения такого количества крупнотоннажных агрегатов и особенно аммиакопровода", - говорит Валентин Овчинников, один из тех, кто выбирал площадку для "Тольяттиазота". Плюс в американском оборудовании был большой процент брака. По свидетельству Овчинникова, "со временем было принято решение выделить "Тольяттиазот" и аммиакопровод "Тольятти - Одесса" в самостоятельные предприятия. Однако ожидаемого эффекта это не дало. Вывести агрегаты аммиака на нормальный режим работы не удавалось. Частые остановки из-за дефектов в оборудовании (в основном компрессорном), в системе управления технологическими процессами и в самом химическом производстве лихорадили завод. Вопрос стоял остро: как спасти "Тольяттиазот"? Мы советовались об этом у министра по производству минеральных удобрений А.Г. Петрищева. Я предложил назначить директором "Тольяттиазота" Владимира Николаевича Махлая, директора Губахинского химического завода в Пермской области. Министр и сам хорошо знал Владимира Николаевича, высоко ценил его. Он согласился с моим предложением. Теперь следовало "уломать" Махлая. В Губахе у него налаженное производство, стабильный коллектив - спокойно рули, получай премии и награды. Владимир Николаевич, хотя и не сразу, но все же дал согласие возглавить "Тольяттиазот", хотя прекрасно понимал, на что идет. Мне кажется, победило чувство гражданской ответственности, стремление взять новую высоту.

Новому директору удалось стабилизировать производство, сформировать энергичный и сплоченный коллектив. Удалось обновить материальную базу завода, реконструировать простаивающие американские агрегаты, особенно компрессорное оборудование и системы управления процессом. Завод заработал.

Владимир Николаевич любит вспоминать, как начинал в Тольятти: случалось и такое, что, когда деминерализованной (обессоленной) воды не хватало, заводские умельцы, чтобы не останавливать агрегаты, добавляли речную воду!

- Такого бескультурья в технологии я еще не видел... - признается Махлай.

Пожалуй, это не просто "бескультурье в технологии". Это мораль разрушителей. Но можно ли ее изменить в рамках отдельного предприятия? Опыт директора Махлая показал: можно! Он вводил новые системы оплаты, которые поощряли производительный труд, качественный ремонт. Рубль, заработанный за выпуск продукции, а не за время, потраченное на ремонт, постепенно менял отношение к делу и рабочих, и инженеров. Сейчас "Тольяттиазот" - огромная химическая корпорация, с десятком смежных производств и мощной социальной сферой. Ко всему прочему корпорация, в которой работают более 10 тыс. человек, строит порт на Тамани в Краснодарском крае.

Директор Махлай никогда не думал только о "железках". Начальник управления строительства и реконструкции корпорации "Тольяттиазот" Валентина Семенова рассказывает:

- Когда Владимир Николаевич стал директором Губахинского химзавода, он сразу занялся объектами соцкультбыта: строил плавательный бассейн, дворец культуры, детские садики, жилье. И потом в Тольятти он поступал и поступает точно так же. Махлаю памятны все стройки - в каждую из них, говоря словами поэта, он вложил свой камень личного горенья.

- Не знаю, как и откуда черпает свои идеи Махлай, - размышляет Георгий Соловьев, руководитель Досугового центра, построенного по инициативе директора "Тольяттиазота", - но он чувствует, что нужно людям. Есть у него такая редкая теперь черта: он очень чутко относится к настроениям трудового коллектива.

Я бы добавил: не только коллектива, но и каждого человека в этом коллективе.

Ставка на человека - это и уважение к человеку. Для него, рабочего человека: детский сад, автобус, поликлиника, оздоровительный комплекс. В новом доме (800 квартир) будут подземный гараж, плавательный бассейн, спортзалы, детский сад... В проекте другой такой же комплекс.

Есть на "Тольяттиазоте" такое понятие - социальная корзина. Появилось оно не сегодня, когда в Кремле заговорили о социальной ответственности бизнеса, не вчера. Социальная ответственность была в душе советского директора Махлая; она же осталась в душе Махлая-предпринимателя. Владимир Махлай - характерный образец делового человека, настоящего предпринимателя XXI века. В нем органически соединилось все лучшее, что было в директорском корпусе советской эпохи, и все достойное, что отличает управленцев рыночной экономики.

Все социальные программы на "Тольяттиазоте" предусмотрены колдоговором. Приведу несколько цифр и фактов. Молодые специалисты, вернувшиеся из армии, получают подъемные - пять тысяч рублей. Каждый квартал выдают материальную помощь неработающим пенсионерам. Ко Дню Победы пополняют свой кошелек ветераны войны и труженики тыла. Негосударственный пенсионный фонд "Титан" в течение трех лет выплачивает ушедшим на пенсию дополнительные выплаты: 10-20% от их средней заработной платы. Всего "Тольяттиазот" может предложить своим работникам свыше 50 различных социальных льгот.

На рабочем столе президента корпорации - чертежи, схемы, расчеты, пояснительные записки. Это новые проекты "Тольяттиазота" - и производственные, и социальные. Махлай сам продумал их до мелочей.

- Может быть, даже сделаем канатную дорогу с теплыми кабинками. (Это в Тольятти - от тоазовского профилактория "Надежда" к Волге.) А у этих корпусов (на столе проекты многоэтажного квартала в одном из микрорайонов Тольятти) будут внутренний двор, бассейн, детсад, детские площадки.

Третья папка - Тамань, порт, оздоровительный комплекс. В море протянулись причалы-эстакады. Установлены уникальные краны - "сердце кровью обливается, что они еще не работают". Так говорит Махлай. Потому что и эти краны, и эстакады, и резервуары для аммиака с двойными стенками (впервые в России и в мире) сделаны по его проектам, его замыслам. На берегу поднялись административные здания, жилые дома, будет и профилакторий на тысячу мест. Причем все по высшему разряду.

- Я думал, что порт на Тамани мы построим быстро. Ведь это нужно не только "Тольяттиазоту", который платит Украине огромные суммы за транспортировку аммиака в Одессу. Новый порт нужен России. Представляете, мы еще в 2002 году должны были пустить порт в эксплуатацию. В 2002 году! Пять лет нам не давали строить. Да еще мне в лицо бросили: вот, мол, пришел на чужую землю. У меня до сих пор душа болит... Огромные потери: и для корпорации, и для регионов, и для России в целом. Порт почти готов, его надо пускать как можно быстрее, тем более что есть решение правительства, которое подписал В.В. Путин. Пока я живой, буду всеми этими делами заниматься, потому что я с детства, с юности привык работать ради нашей страны. На отказ от проекта я не пойду.

...Что самое главное в характере Владимира Николаевича Махлая? Люди, проработавшие с ним не один десяток лет, в своих выводах уверены: "Он - созидатель, он этим буквально захвачен, для него главное в жизни - создавать новое. И думать о будущем..." (Сергей Васильевич Афанасьев, начальник отдела разработки новых технологий "Тольяттиазота", доктор технических наук, профессор Тольяттинского военного технического университета). "Такие люди, как он, жизнь двигают вперед. Тянуть груз на себе, стремиться к новому - это судьба немногих. Им и силы на то даются от природы, и характер, и воля" (Андрей Егорович Москов, ветеран химической промышленности). "Он мыслит не масштабами одного предприятия, одной корпорации, а выбирает перспективные решения в масштабе всей страны. Да и мира тоже. Смотрит: где, что и как внедряется, что пользуется спросом, что можно быстро вывести на рынок, внедрить на предприятии" (Галина Ивановна Тулыпина, заместитель управляющего "Тольяттиазота" по экономике и финансам).

Теперь, надеюсь, понятно, почему Махлай переживает не только за родной завод, не только за корпорацию, созданную его интеллектом, волей, энергией. Болит сердце за химическую индустрию страны, которой он посвятил всю свою жизнь.

Созидатели против мародеров

Уже четыре года "Тольяттиазот" отбивается от рейдеров. Против Владимира Махлая и Александра Макарова, управляющего корпорацией "Тольяттиазот", возбуждено уголовное дело. Зная наше правосудие, они вынуждены пока руководить корпорацией из-за рубежа.

Депутат Государственной ду-мы Анатолий Иванов направил депутатский запрос президенту России, председателю Совета по противодействию коррупции Д.А. Медведеву. "В отношении "Тольяттиазота" идет процесс недружественного поглощения, - говорится в запросе. - Не вызывает никаких сомнений, что в нем участвуют руководители правоохранительных и иных государственных органов, что их участие следует квалифицировать как проявление коррупции. Прошу вас, уважаемый Дмитрий Анатольевич, принять меры к прекращению уголовных дел в отношении руководителей "Тольяттиазота" и привлечению к ответственности должностных лиц государственных органов, участвующих в процессе недружественного поглощения химического предприятия. Только принятие таких мер жители Тольятти будут считать началом борьбы с коррупцией в Российской Федерации".

- Владимир Николаевич, нажим на "Тольяттиазот" продолжается?

- По сей день предъявляют претензии по налогам за 2002, 2005, 2007 годы. Грузовиками вывозили документы. И опять, и опять их требуют. Уже по три-четыре экземпляра отправили. Испытывают нервную систему.

- Но что же дает вам силу противостоять давлению?

- Всю мою жизнь, на любой работе у меня была цель - сделать как можно лучше для страны. Не обогатиться, а сделать то, чего стране не хватает. Так нас в семье воспитывали. Так советская школа учила. Наше поколение восстановило страну после страшных потерь в Великой Отечественной войне. А что сделали за время перестройки и после нее? Меня спрашивают: зачем, мол, тебе вся эта борьба? "Сдай это дело и точка...". Как это - сдай!

Рабочие, инженеры "Тольяттиазота" выходят на митинги, пишут президенту страны, генеральному прокурору, в Совет федерации и Госдуму, правительство, МВД... Требуют защитить свой завод и руководителей корпорации от рейдеров. Вот как нужно сплотить коллектив, чтобы он встал стеной в борьбе за предприятие против рейдерского захвата.

Кто-то, допускаю, скажет: они своих защищают, что им остается делать?! Такое мнение тоже имеет право на жизнь.

Но вот передо мной письма и телеграммы людей, которые от опальных руководителей "Тольяттиазота" никак не зависят. Но они - в открытую - пишут подследственному Махлаю, советуются с ним, поздравляют с днем рождения, праздниками. Назову хотя бы несколько имен: экс-председатель думы городского округа Тольятти А.Н. Дроботов, В.А. Якушин, ректор Волжского университета им. В.Н. Татищева, Н.И. Рыжков, президент Российского союза товаропроизводителей, член Совета федерации.

- О чем вы думаете, получая эти послания, перечитывая их?

- Думаю о порядочности... Больше всего ценю это качество в людях, дорожу им.

- Ваше самое большое желание?

- Увидеть в действии все новые производства, все, что задумано. Уйти от дел, когда придет время, не подследственным, не "уголовником" с плакатика "Их разыскивает милиция", а с гордо поднятой головой. Все, что я знаю и умею, я отдаю родному заводу, трудовому коллективу, России.

СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"

Владимир Николаевич Махлай родился 9 июня 1937 года на Урале, в городе Губахе Пермской области, куда его родителей выслали с Украины. Окончил Пермский и Уральский политехнические институты. Работать начал с 16 лет учеником токаря на шахте имени Калинина в родном городе. После службы подводником на Тихоокеанском флоте в 1961 году работал машинистом на Губахинском химическом заводе, со временем прошел все заводские ступеньки. В 1974 году стал директором этого завода. В 1985 году по направлению Минхимпрома возглавил хромающий Тольяттинский азотный завод и вместе с трудовым коллективом вывел его в число ведущих предприятий химической промышленности Советского Союза. С 1992 года - президент корпорации "Тольяттиазот". Под его непосредственным руководством построены и освоены десятки современных установок, не имеющих аналогов в Европе, более 30 заводов и производств, больше двух десятков социальных объектов. Доктор технических наук, автор ряда изобретений. Награжден орденами Трудового Красного Знамени (дважды), "Знак Почета", медалями СССР и Российской Федерации. Лауреат премии имени Косыгина и ряда престижных общероссийских и зарубежных конкурсов.

Известия // вторник, 9 июня 2009 года

Владимир Махлай: "Все, что я знаю и умею, я отдаю родному заводу, трудовому коллективу, России"

Владимир Махлай: "Все, что я знаю и умею, я отдаю родному заводу, трудовому коллективу, России"Не так давно - 31 мая - Россия отметила День химика. Вместе с этим праздником химическая промышленность нашей страны отмечала и еще одно событие - 30-летний юбилей корпорации "Тольяттиазот", а сегодня свой 72-й день рождения отмечает президент ТоАЗа Владимир Николаевич Махлай. Будучи истинным патриотом своего дела, Владимир Николаевич говорит, что лучшим подарком для него стало то, что его "Тольяттиазот", невзирая на все происки рейдеров, перешагнул 30-летний рубеж

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров




Читайте также:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке