Новости, деловые новости - Известия
Пятница,
1 июля
2016 года

Каддафи боролся с неизбежностью. Нет ничего удивительного в том, что неизбежность победила

Сенатор Михаил Маргелов — о том, почему для России неважно, жив бывший ливийский лидер или нет

Михаил Маргелов, фото: РИА НОВОСТИ/Григорий Сысоев

Для нас, как для страны — постоянного члена Совета Безопасности, принципиально неважно, поймали Каддафи или нет, живой он или мертвый. Не в этом суть.

Полковник Каддафи очень давно вычеркнул себя из легитимного поля. Собственно, поэтому президент России Дмитрий Медведев, поручая мне, своему представителю по Африке, осуществление некоторых усилий на ливийском направлении, имел в виду попытки по снижению уровня военного накала и сокращению объема пролитой на алтарь победы ливийской демократии крови. Что, собственно, и было сделано, хоть и с колоссальным приложением усилий.

Мы признали Переходный  национальный совет и ведем переговоры о преемственности российских контрактов в экономической сфере в Ливии. Могу назвать наш диалог с нынешней властью интенсивным и позитивным. У нас нет других друзей в Ливии, кроме, собственно, ливийского народа. Причем это касается не только Ливии, но и, например, Сирии. Россия не дружит с государствами, но дружит со странами. Наша страна никогда не была и не будет диктаторским режимом, поэтому мы никогда не поддерживали и не будем поддерживать такие режимы.

Так как мы никогда не завязывали наши экономические отношения с Ливией на те или иные персоналии, для нас поимка Муамара Каддафи означает только одно — свершившееся международное правосудие. Давно стало ясно, что Каддафи принял для себя решение драться до последнего. И это было решение абсолютно алогичное и абсолютно никак не вписывающееся в здравый смысл. То, что его в том или ином виде схватили, — в виде живого организма или в виде трупа — это неудивительно. Последние месяцы Каддафи боролся с неизбежностью. Так что нет ничего удивительного в том, что неизбежность победила Каддафи. Поэтому здесь, в общем, комментировать нечего. Каддафи себе свой личный смертный приговор подписал в тот момент, когда начал бомбить с воздуха мирные демонстрации своих граждан.

Важно, чтобы теперь все представители пяти стран — членов Совета Безопасности ООН, которые голосовали за резолюции ООН 1970, 1973 годов, увидели труп полковника Каддафи. Пока этого не случилось.

 Автор — член Совета Федерации, спецпредставитель президента РФ по сотрудничеству со странами Африки

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Известия // четверг, 20 октября 2011 года

Каддафи боролся с неизбежностью. Нет ничего удивительного в том, что неизбежность победила

Каддафи боролся с неизбежностью. Нет ничего удивительного в том, что неизбежность победилаСенатор Михаил Маргелов — о том, почему для России неважно, жив бывший ливийский лидер или нет

скопируйте этот текст к себе в блог:

Новости партнеров



Новости сюжета «Ливия»:

реклама
Закрыть

Цитировать в комментарии
Сообщить об ошибке