Воскресенье, 26 марта 2017
Общество 14 мая 2012, 15:43 Дмитрий Евстифеев

«В России действует заказ на мою персону»

Впервые после отъезда из страны адвокат Дагир Хасавов ответил на вопросы «Известий»

Дагир Хасавов. Источник фото: официальный сайт адвоката

Эксперты-лингвисты по просьбе Следственного комитета проводят экспертизу высказываний столичного адвоката Дагира Хасавова, заявившего в интервью РЕН ТВ о том, что, если мусульманам не разрешат создавать шариатские суды, они «зальют кровью Москву» и превратят столицу в «мертвое озеро».

— В ближайшее время мы ожидаем результатов экспертно-лингвистического исследования, по итогам которого будем принимать процессуальное решение, — сообщил «Известиям» официальный представитель СКР Владимир Маркин.

Вероятность возбуждения уголовного дела против Хасавова весьма высока — сначала адвокатом заинтересовалось Главное управление по противодействию экстремизму, известное как Центр «Э», потом прокуратура Москвы обнаружила в его словах признаки экстремизма. Сам Хасавов находится за границей и пока не собирается возвращаться в Россию. В интервью «Известиям» он рассказал о своем видении ситуации.

— Против вас могут возбудить дело по — «экстремистской» ст. 282 УК РФ   «Возбуждение ненависти либо вражды», вы готовы к этому?

— Вполне допускаю этот вариант. В российском обществе есть люди, которые заинтересованы наказать меня за мою гражданскую позицию в целом и адвокатскую практику в частности. 

— Кто, например?

Главным заинтересованным лицом в моей изоляции является называющий себя духовным лидером мусульман России Равиль Гайнутдин, который, как я отмечал ранее, попал под влияние криминальных структур. На протяжении последних двух лет в мой адрес неоднократно звучали угрозы, источником которого были представители ведомства Гайнутдина, в том числе о возможности моего физического устранения, в случае если я не прекращу судебные дела против Духовного управления мусульман Европейской части России.

— Но ведь это вы давали интервью телеканалу. Признаете ли вы себя виновным в экстремистских заявлениях?

— Объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ в моих действиях нет.

— Собираетесь ли вы вернуться в Россию, чтобы защитить себя в суде?

— Основанием для моего возвращения и гарантией моей безопасности будет являться отказ в возбуждении уголовного дела по надуманному составу преступления. Если дело все-таки будет возбуждено, то это будет означать, что не прекратил свое действие заказ на мою персону. В сложившихся обстоятельствах, когда госорганы, несмотря на многочисленные угрозы, не могут обеспечить мне безопасность и я вынужден защищать себя сам, мне будет крайне сложно лично участвовать в деле. Никакой недвижимости или работы за рубежом у меня нет, поэтому вопрос эмиграции из России передо мной никогда не стоял.

Минюст предложил Адвокатской палате Москвы лишить вас адвокатского статуса. Будете ли вы бороться за свой статус?

— Никаких оснований для лишения меня статуса адвоката нет, потому что на оказанную мной профессиональную адвокатскую помощь никогда не было жалоб со стороны моих клиентов. Также можно утверждать, что с моей стороны не были нарушены нормы адвокатской этики. Я верю, что профессиональное сообщество адвокатов разберется в вопросе без всяких эмоций и проведет тщательное расследование, к которому я готов подключиться.

— Что вы готовы предоставить коллегам в свою защиту?

— Я предоставлю пояснительную записку о делах, которые я вел. Их большая часть пока не стала достоянием общественности. Я напомню, что в 2009 году я был награжден
президиумом Адвокатской палаты города Москвы почетной грамотой с формулировкой «за высокий профессионализм и верность адвокатскому долгу» — то есть у коллег не должно быть оснований сомневаться ни в моем профессионализме, ни в репутации.

— Какое наказание вы готовы понести за ваши высказывания?

Я считаю, что не совершал преступления, а, напротив, проявил гражданскую позицию, увидев в существующих подпольно шариатских судах угрозу российскому федерализму. Максимальное наказание за это, раз уж никто не спешит меня благодарить, — это предостережение. Однако я не исключаю для себя никаких вариантов развития событий — в нашем обществе возможно все.

В окружении председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина к обвинениям адвоката отнеслись скептически.

— Видимо, весеннее обострение по-прежнему дает о себе знать, — иронически заметил в беседе с «Известиями» заместитель председателя Совета муфтиев России Рушан Аббясов (ранее Совет муфтиев России списал на «весеннее обострение» обещание Хасавова залить Москву кровью). — Равиль Гайнутдин не поддерживал общения с Хасавовым, не говоря уж об угрозах в его адрес. Обвинения Хасавова — лишь очередная попытка самопиара. 

Рушан Аббясов также отметил, что вопреки заверениям Хасавова он не выиграл ни одного судебного процесса у ДУМЕРа. 

Дагир Хасавов родился в 1959 году в Чечено-Ингушской АССР. По национальности — кумык. С отличием окончил Львовскую среднюю специальную школу подготовки начсостава МВД СССР, а позже — киевскую Высшую школу МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского. Работал в центральном аппарате МВД Туркменистана. Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. С 1994 года занимается юридической практикой.

Хасавов получил известность как адвокат, защищавший нацбола Дмитрия Путенихина (известного как Скиф), который после приговора участникам беспорядков на Манежке облил водой прокурора. В результате Путенихина приговорили к исправительным работам. Кроме того, адвокат долгое время был против реконструкции соборной мечети Москвы и даже выступал в суде, отстаивая отмену проекта. 

Наверх
Реклама

Мнения

Наверх